April 24th, 2014

Враг должен быть. Слабый, но страшный на вид.

Оригинал взят у hozar в Враг должен быть. Слабый, но страшный на вид.
Когда российское руководство решило аннексировать Крым, оно вряд ли задумывалось о возможных путях отхода. Думали совсем о другом: как проглотить полуостров поскорее, чтобы никто не успел опомниться. Расчет был на то, что, если завершить операцию быстро и без крови, Запад немного пошумит и перестанет. А может, и вовсе не будет шуметь.

Но расчет оказался неверным. Запад не успокоился и не успокоится еще много лет. Скорее всего, он не успокоится, пока нынешний российский режим остается у власти. Россия не учла один очень важный фактор — подписывая соглашение о принятии в свой состав двух новых субъектов федерации, она подписала и заявку на участие в тендере. В тендере на звание главного мирового злодея. И российская заявка оказалась настолько мощной, что все возможные конкуренты сразу остались не у дел.

Как бы печально это ни звучало, но людям нужен враг. Просто психологически. Враг структурирует жизнь, вносит в нее нарратив, помогает собраться и мобилизовать силы. Позволяет удовлетворительно объяснить беды и неприятности. Служит, наконец, мишенью для выброса негативных эмоций. Когда внешнего врага не видно, люди находят его в себе (лень, несобранность, мягкотелость) или в сверхъестественном (козни дьявола, сглаз и порча, плохой фэн-шуй). Может показаться, что наличие врага делает жизнь страшнее, но на самом деле все ровно наоборот — хороший враг придает уверенности. Гораздо спокойнее знать, что своими бедами ты обязан кому-то или чему-то конкретному, чем то, что они вызваны случайным стечением обстоятельств. С врагом (в том числе и в себе) можно и нужно бороться, а перед игрой судьбы человек беззащитен.

Не все враги одинаково полезны. Самый полезный — враг общий, противостоящий не только тебе, но и всему твоему окружению. Общий враг помогает людям объединяться, преодолевать разногласия и конфликты, находить компромисс и делать общее дело. Перед общей угрозой распри становятся непозволительной роскошью, а сотрудничество — насущной необходимостью. Общий враг объединяет людей в сообщества, а государства — в союзы.

Главный враг есть у любой страны, но выбирают его по-разному.
В авторитарных странах вроде России главного врага, как смесители и коврики в Кремле, определяет правящая верхушка на основании своих личных вкусов. А потом контролируемые СМИ навязывают этого врага населению. Почти всегда этот враг — США. Альтернативы не предполагается.
В демократических странах процесс отбора совсем другой. Это по сути тендер, на который потенциальные враги вносят свои заявки, а народ — именно народ, а не правительство — выбирает из них самую убедительную. И только когда этот выбор очевиден, правительство закрепляет его своими решениями. Даже не правительство, а правительства.

С 2001 года таким главным врагом для Западного мира была Аль-Каида с Усамой бен-Ладеном во главе. А когда три года назад американские «морские котики» его убили, терроризм в глазах населения западных стран перестал быть опасностью номер один. Место врага оказалось вакантным. Главным соискателем был Иран, хотя его заявка была слабой и неубедительной. Несмотря на ядерную программу и репрессии против оппозиции, Ирану по сути нечего предложить свободному миру — серьезной угрозой США, Германии или Японии он не смог стать, и не станет еще много и много лет, даже если разработает ядерное оружие. Тем не менее, выбор был невелик, остальные заявки — от Сирии, Венесуэлы и Северной Кореи — были совсем уж беспомощными.

Поэтому еще в конце прошлого года казалось, что контракт, за неимением другого мало-мальски серьезного соискателя, скрепя сердце все же отдадут Ирану. Также, на безрыбье, главным врагом Запада после окончания холодной войны стал Ирак. Но тут Россия вышла на тендер с предложением, от которого невозможно было отказаться. Такого мощного предложения нынешнее поколение западных политиков еще не видело.

Россия сделала то, чего никто в Европе не делал уже 70 лет, — аннексировала часть другого европейского государства. Последним это сделал Сталин в 1940 году, присоединив Прибалтику, до него — Гитлер в 1938-м и 1939-м. После Второй мировой, несмотря на войны и конфликты на Балканах, ни одно европейское государство — ни Албания в Косово, ни Турция на Северном Кипре — не пыталось присоединить чужую территорию. Да и в мире подобные случаи за можно пересчитать по пальцам, и почти все такие аннексии не признаны мировым сообществом. Единственной попыткой аннексии после распада СССР был захват Ираком Кувейта. Кувейт быстро отбили, а Ирак был назначен главным мировым злодеем, с весьма печальными для него последствиями.

Заявка России куда сильнее заявки Ирака, поскольку и сама Россия гораздо сильнее. Ирак не представлял серьезной угрозы ни для кого, кроме соседних с ним арабских стран. Россия, по словам Дмитрия Киселева, может превратить Америку, а заодно с ней и Европу, в ядерную пыль. Никто, правда, точно не знает, взлетят ли из своих шахт ракеты, срок службы которых давно прошел, тем более, что теперь они, возможно, останутся и без техобслуживания. Но проверять это на себе никто наверняка не захочет. Это значит, что освобождать Крым силой, как в свое время Кувейт, Запад не станет. Но значит это и то, что к России как главному мировому злу будут относиться гораздо серьезнее, чем к Ираку. И задержится в этой роли Россия гораздо дольше. Потому что враг нужен всем, а перебить российскую заявку, похоже, никому не под силу. Разве что Китаю, но он вряд ли захочет этим заниматься. По крайней мере, все последние 25 лет Китай упорно отказывался участвовать в этом конкурсе.

Часто говорят, что российской верхушке выгоден конфликт с Западом и даже изоляция, поскольку она позволит укрепить вертикаль внутри страны и изолировать оппозицию.
Конфликт, возможно, и выгоден, но роль главного врага свободного мира — нет. Роль эта, конечно, очень почетна, но за нее не платят. Наоборот, она приносит своему исполнителю огромные издержки. Она мешает заключать контракты, получать кредиты, импортировать технологии. Не только из Европы и США, но и, например, из тех стран, которые находятся под американской защитой, — Японии, Южной Кореи, Тайваня, Израиля. Она заставляет тратить пенсионные сбережения населения на производство танков и самолетов, а вместо инвестиций в развитие Сибири и Дальнего Востока инвестировать в лояльность союзников в Африке и Латинской Америке.

СССР такие издержки в конце концов развалили, хоть на это и потребовалось 45 лет. Предсказать, сколько продержится Россия, сейчас невозможно, лучше даже не пробовать.
Конечно, у России, как и у СССР в свое время, будут союзники — маленькие региональные злодеи, хотя их и будет гораздо меньше.
Конечно, Россия, как и СССР, будет пытаться маневрировать и расколоть Запад, но теперь, после объединения Европы, делать это будет гораздо сложнее.
Конечно, как и в советское время, некоторые западные политики, в основном левые, будут призывать учитывать интересы России и ругать американский империализм –– и российские газеты станут с удовольствием их цитировать.
Конечно, Обама и Меркель какое-то время будут продолжать говорить о сотрудничестве с Россией по проблеме Ирана.
Но общей картины все это не изменит. Это с Ираном будут сотрудничать против России, а не наоборот. Друзья России на Западе будут считаться маргиналами, и большинство стран переговоры с ней будут вести не как с партнером, а как с противником, то есть в лучшем случае о перемирии.

Все последние 10 лет российские власти называли Запад своим главным врагом, а Запад упорно не хотел в это верить. Но у России нашлись аргументы. Теперь Америка с Европой и правда смотрят на Россию как на врага. И отказаться от этой роли так просто уже не удастся. Говорят, что репутацию трудно заработать, но очень легко потерять. Это правда, но только про положительную репутацию. Отрицательную заработать тоже очень непросто — России пришлось стараться аж 10 лет. Зато ее, в отличие от положительной, почти что невозможно потерять.


Остап Кармоди

Как правильно общаться с друзьями и родственниками из России

Как правильно общаться с друзьями и родственниками из России


  • 19.04.2014 19:43


Если россиянин хоть на минуту отойдет от вымышленного образа и осознает, что никаких фашистов в Киеве нет, он будет вынужден признать, что чувство ненависти, переполняющее его, — это его собственное чувство.

Психолог Олег Хомяк рассказывает, как в России происходит массовая обработка сознания, и дает рекомендации, как общаться с родственниками, друзьями и коллегами — россиянами, чьи мозги взял напрокат Кремль.

В той сложной ситуации, в которой мы сейчас находимся, у нас возникла неожиданная для многих проблема в общении в родственниками, коллегами, друзьями и сотрудниками из России. Почему вроде бы нормальные, адекватные люди ведут себя, как сумасшедшие? И как на это реагировать? Раньше, общаясь с россиянами, мы могли что-то обсуждать, спорить, доказывать, договариваться. Была нормальная коммуникация. Теперь же мы обнаруживаем, что нас просто не слышат. В ответ на любые наши доводы идет какой-то текст, состоящий из набора штампов, причем мы понимаем, что этот посыл — явная ложь. Мы обсуждаем положение дел не в России, а в Украине, но при этом россияне занимают такую позицию, будто лучше нас знают, что у нас здесь происходит.

В таких случаях я советую переводить внимание собеседника на те безобразия, которые происходят в России, — терроризм, воровство, повальное пьянство и т. д. Также можно спросить собеседника о том, почему в России сейчас подъем неонацистских настроений, и как они намерены со всем этим бороться. Это самый простой способ сбить накал.

Почему вдруг с рациональным, взрослым и умным человеком становится невозможно говорить? Здесь уместно было бы рассказать о таком механизме, как зомбирование или массовая обработка сознания. Важно помнить, что СМИ в России уже много лет находятся под полным контролем государства, они транслируют создаваемую властью единую управляемую идеологию. Есть, конечно, и оппозиционные СМИ, но их прессуют, и чем дальше, тем меньше их становится. Скоро там возникнет единое идеологическое пространство. В России возрождена и восстановлена советская система пропаганды в самых жутких ее формах. Эта пропагандистская машина очень похожа на ту, которая была в гитлеровской Германии, но явно до нее не дотягивает. Тем не менее, система СМИ в России работает очень мощно.

Каким образом происходит зомбирование? У каждого человека есть личное сознательное и подсознательное, наши собственные эмоции, чувства, отношения. Но есть еще и коллективное бессознательное, о котором говорил Карл-Густав Юнг. Оно подразумевает набор одинаковых стереотипов мышления у разных людей, включенных в одну систему. Какие образы возникают в голове у человека, выросшего в СССР, например, у меня, при слове «фашизм»? Первое, что возникает в моей голове, — это плакат времен войны, на котором советский солдат протыкает штыком фашиста. Второе — сожженные города и деревни. Дальше — фашисты с закатанными рукавами держат в руках шмайсеры. Еще — песня «Вставай, страна огромная!» Эти картинки содержат сильнейший эмоциональный заряд, тут и страх, и ненависть, и гнев, и презрение и еще много чего.

Коллективное бессознательное содержит образы: смесь из визуальных картинок, чувств, переживаний и звуков. Причем совершенно необязательно, чтобы эти образы соответствовали реальности. Например, в России вполне успешно работает такой образ, как «мировая закулиса», который по форме своей абсурден, хотя при этом намекает на что-то конкретное.

Образы могут быть принципиально выдуманными, не связанными с реальностью, но при этом сотканными из элементов реальности. Например, россиянам рассказывают, что в Украине власть захватили бандеровцы и фашисты. Берутся мифические образы «фашистов», «бандеровцев» (тоже очень эмоционально заряженный образ, причем для Востока и Запада Украины этот заряд диаметрально противоположный) и соединяются с реальным Киевом, русскоязычными гражданами, Майданом Независимости. Все это причудливым образом перемешивается и создается образ хаоса.

Так как мы принадлежим к самым разным системам (родовой, профессиональной, национальной, государственной и т. д.), мы подключаемся к разным наборам образов, хранящихся в коллективном бессознательном этих систем. Как в фильме «Матрица»: воткнули в затылок шнур, и человек видит ту картинку мира, которую ему диктует система. Такими «портами» соединения человеческой психики и системы являются образы. С одной стороны образа (со стороны системы) находится визуальная картинка или стереотип (тот же «фашист», которого я, например, ни разу в своей жизни не видел, как и подавляющее число россиян), а с другой — наши личные эмоции (ненависть, гнев, страх, жажда справедливости и т. д.) И вся личная энергетика человека направляется на реализацию этого системного образа. То есть чувства и силы многих россиян теперь активно направлены  на борьбу с фашизмом в Украине, хотя в их жизни есть множество проблем, с которыми следовало бы побороться.

Включаясь в систему (для большинства людей это происходит бессознательно и неконтролируемо), мы принимаем эти образы и сопереживаем их. У взрослых россиян таких исторически сформированных образов предостаточно, взять хотя бы идеологические образы, созданные в советское время. При этом нужно понимать, что была реальная война, с ее ужасами и жертвами, и был ее образ, созданный в нашем коллективном бессознательном. Это разные вещи. Но обычный человек не различает образ выдуманный и образ наблюдаемый. Он воспринимает любой образ как правду. Если тот не слишком фантастичен. Хотя иногда даже слишком фантастические образы принимаются за правду. Вспомните хрестоматийный пример, как радиопостановка по книге Герберта Уэллса «Война миров» вызвала панику среди населения. Если я, вы, еще кто-то начнет сейчас убедительно рассказывать о встрече с чупакаброй, через некоторое время этот зверь перестанет быть фантастическим в восприятии слушателей. Люди не отличают образы, полученные из собственного опыта, от образов, полученных из системы. Простой пример. Все мы уверены, что знаем, как выглядит Солнечная система: посредине Солнце, вокруг которого крутятся по своим орбитам планеты. Но разве кто-то из нас видел это своими глазами? Мы видели картинку из учебника и приняли ее на веру. Если это понять, то обнаружится, что у нас нет другого подтверждения существования Солнечной системы, кроме этого образа из учебника. Значительная часть наших знаний о мире — это такие же картинки, не полученные из собственного жизненного опыта.

Благодаря тому, что мы живем на одной территории,  вращаемся в одном сообществе, а, значит, присоединены к одной общей системе, мы «заглатываем» одинаковые или похожие образы, и это позволяет нам общаться, как бы понимая друг друга. Если говорить о мышлении, то не столько человек мыслит, сколько система мыслит через человека. Система загрузила в нас какое-то количество образов и теперь все наше осмысление действительности идет через эти образы. То есть процесс мышления — это не личный процесс, а системный.

Итак, что же произошло в России? Путин начал активизировать и актуализировать определенный набор образов: в первую очередь, образ фашизма (россияне реагируют так, будто фашизм стоит у их границ) и, конечно же, идеи советского героизма. Здесь уместно вспомнить праздник День Победы. Этот праздник, кроме того, что отражает реальный процесс — победу СССР над Германией, еще имеет мощную идеологическую нагрузку. Это праздник, призванный ежегодно поддерживать настроение победителя. После Победы прошло 70 лет. За эти годы было проиграно и упущено немало, была проиграна холодная война с Западом (СССР рухнул, экономика России теперь — сырьевая). Но праздник продолжается и люди продолжают жить с ощущением победы. Сейчас в России уже не столько вспоминают погибших в этой страшной войне (что стоило бы делать), а наслаждаются шовинистическим чувством победителя. Этот день можно было бы сделать днем памяти, днем мира, протеста против воен, но в современной России, которая на самом деле продолжает быть советской, этот праздник продолжает функционировать как способ поднятия героизма.

Россияне — имперская нация, а у всех имперских наций есть постимперский синдром — переживание, мягко говоря, грусти-печали об утерянном величии. Отсюда и День Победы, и прочие праздники, связанные с величием России и русского оружия. Если на это переживание потерянного величия манипулятор накладывает несколько сильно заряженных образов, например, того же фашизма, и указывает, где именно находится этот фашизм (в данном случае — в Украине), то автоматически вся эта сила эмоций поднимается и большая часть российского населения рвется воевать с фашизмом в Украине.

Но эмоции недостаточно поднять, их нужно поддерживать. И начинается апеллирование к русскому единству (бросаются ложные идеи о всяческом ущемлении русских и даже русскоговорящих), к идеям православия (против «бесстыжих геев Европы»). В результате мы имеем фьюжн-идеологию, соединившую символы-образы советского прошлого, российского имперского прошлого, панславянизма и православия. Этот странный микс подается под видом концепции «духовных скреп». Хотя единственные скрепы, которые есть у России, — это нефть и газ, все остальное — идеологическая надстройка, призванная придать этому всему хоть какой-то смысл. И это понятно, ведь жить в бессмысленном мире — очень тяжело.

Нужно понимать, что люди, подключенные к общей системе образов, перестают мыслить, они просто реагируют, как на нажатие кнопки. СМИ нажимают кнопку — пошли эмоции, процесса мышления нет. Поэтому, когда вы пытаетесь говорить с россиянином, вы обнаруживаете мощную эмоцию, логика там не работает. Даже если вам удастся невероятными усилиями убедить человека в чем-то, что-то ему доказать, вы с удивлением обнаружите, что при следующем разговоре он опять возобновит свой посыл, причем в той же форме, что и до этого. Почему? Потому, что он возвращается домой, присоединяется к системе — к телевизору, соседям, коллегам и опять загружается той же информацией.

Как понять, что ваш собеседник зомбирован? Он эмоционально реагирует, выдает мощные штампы (одинаковые у всех представителей одной системы) и совершенно не слышит ваших аргументов. Человек не впитывает внешнюю информацию, которая может разрушить образ, созданный у него в голове. Признак сильной идеологии именно в этом — в человека встроен механизм защиты от «ненужной» информации. И человек держится за этот механизм защиты. Потому что если он хоть на минуту отойдет от вымышленного образа и осознает, что никаких фашистов в Киеве нет, он будет вынужден признать, что чувство ненависти, переполняющее, — это его собственное чувство, что эта агрессия, которую он испытывает, — его собственная. Что потребность убивать испытывает сейчас лично он. И что его страна — не освободитель, а оккупант. Для любого нормального человека этокатастрофическое переживание.

Поэтому, если вы сталкиваетесь с такой заряженностью, знайте — что-то доказывать бесполезно. Хотя можно и попытаться, может, ваш собеседник еще сохранил зачатки критического мышления. Признак того, что ваша попытка коммуникации может увенчаться успехом, — то, что человек вас внимательно и с интересом слушает, задает уточняющие вопросы. Это говорит о том, что он способен мыслить, воспринимать информацию. Вы можете очень осторожно, дозировано давать ему эту информацию, не задевая, по мере возможности, его стереотипы о родной стране. Рядовой россиянин, вдруг осознающий, что его родина — агрессор, а Путин — вор и лжец, теряет веру в свою страну, свой патриотизм и вместо собственного величия, неразрывно связанного с величием своей страны, вдруг начинает ощущать свою ничтожность.

Но, что делать, если зомбированный россиянин, с которым вы общаетесь, ваш родственник, давний друг, коллега? Лучшее, что вы можете сделать, — это уйти от темы коллективных образов и вывести разговор на дорожку личных интересов. Спросить, как там дети, платят ли пенсию, что с зарплатами, закончили ли ремонт. Или повернуть беседу в профессиональное русло. Вы увидите, как человек в одно мгновение станет таким, каким вы его знали раньше. Но стоит вам затронуть какую-то геополитическую тему, как произойдет обратный процесс. Совсем как в фильме «Матрица», когда каждый мирный житель вдруг превращается в агента Смита. Согласно фильму, агент Смит — это автономный модуль, призванный поддерживать систему. Так и в данном случае, из каждого россиянина начинает проглядывать Дмитрий Киселев. Исчезает личность, появляется система. Вы в какой-то момент начинаете говорить не с человеком, а с динамиком Путина. Поэтому рассчитывать, что вам удастся победить, не приходится. Система по определению мощнее вас одного. Таких динамиков в России — сотни миллионов.

Единственное, что мы можем в данной ситуации, — поддержать личностный контакт, прочувствовать границы, в которых можно общаться, и обязательно нужно делать акцент на следующем: «Сейчас ситуация сложная, даже очень сложная, но мы же нормальные люди и все хотим мира. Поэтому давай просто спокойно на это смотреть. Все будет хорошо, и у тебя, и у меня». Такой подход может сохранить какой-то баланс в отношениях. Если же вы начнете выходить из себя, кричать, избивать противника словами, вы, безусловно, почувствуете себя лучше (это хороший способ саморегуляции), но ничего не добьетесь, кроме возросшей ответной агрессии и ненависти. Если вам ради саморегуляции захочется кого-то из знакомых россиян потроллить — тролльте. Если отношения вам не дороги. Сейчас вы ничего не докажете. Эта система смыслов со временем рухнет сама.

Примите как факт: гуманистическое ожидание, что все люди умные и с ними можно договориться, — это иллюзия. Ум, конечно, у каждого индивидуальный, но если его взяла в пользование система, он становится частью этой системы. А с ней договориться нельзя.

Подготовила Инга Лавриненко

http://racurs.ua/518-kak-razgovarivat-s-rossiyanami

Ментовский форум в РФ: "Если вы все по за границам разъедетесь кто в заградотрядах-то будет?&qu

Оригинал взят у pan_andriy в Ментовский форум в РФ: "Если вы все по за границам разъедетесь кто в заградотрядах-то будет?"
«До руководителей органов МВД доведено уточнение: выезд во ВСЕ страны запрещается начсоставу до уровня замначальника отдела включительно, — написал депутат Хинштейн — Личному составу — ограничить выезд в 120 стран, каждый выезд — с индивидуального разрешения начальника УМВД. Это не рекомендации, а приказ».".
http://www.business-gazeta.ru/article/102648/

Как оказалось для российских ментов тема больная: 95% опрошенных отдыхали в отпуске за пределами СНГ.
И вот как реагирует на запрет эта надежда и опора путлеровского режима:


"Это очень актуальный вопрос! Если раньше люди брали отпуск зимой чтобы съездить в какую нибудь экваториальную страну, так сказать в лето, то сейчас не имея такой возможности все начнут брать отпуска летом и начнется черти что! более чем уверен что многие свалят из за этого свинства."

"У меня билеты куплены с Норвегии в Париж и дальше в Испанию. Они не возвратные. И мне такой ихний патриотизм до одного места. Хотят нашими деньгами свой помоечный Крым поднять. По статистике 52% отдыхающих в Крыму это жители Украины. Соответственно они туда теперь не поедут. А что бы к осени Крымчане очередной референдум не задвинули но уже с желто-голубыми человечками вместо зеленых эти помойки Крымские пытаются заполнить россиянами. Но ни один здравомыслящий человек туда после того как пять или больше лет отдыхал в Европах не поедет. А нас можно как быдло по тупому приказу. Мне такой патриотизм не нужен. Пусть на Крым у Абрамовича деньги возьмут и других воров."
__________________
"Чтобы спасти Россию - нужно сжечь Москву". М.И. Кутузов
Collapse )

Удивлен, что до сих пор остается огромное количество русских, искренне верящих в то, что:

Оригинал взят у horoshiyblog в Удивлен, что до сих пор остается огромное количество русских, искренне верящих в то, что:
1) Разовая раздача булочек на Майдане - это неопровержимое доказательство того, что Майдан организовала и проплатила Америка. В то, что когда ты к кому-то приходишь в гости, это нормально что-то с собой принести, булочку там или торт - этим людям невдомек.

2) 5 миллиардов, которые США дали суммарно за 23 года Украине - это деньги на создание и поддержку украинских националистов и персонально Яроша с Тягныбоком. То, что США всю жизнь всем странам дают деньги, а России, в частности, за тот же период США дали 22 миллиарда - этим людям невдомек.

3) Визит любого американского чиновника - это "продались Америке, вон к вам даже американцы ездят". То, что иностранные визиты - это нормальная международная практика, существующая сотни лет - этим людям невдомек.

4) Консультация американских специалистов по борьбе с террористами - это "Америка вас захватила, какие еще доказательства вам нужны?!". То, что в Украине никогда не было ни террактов ни террористов (в отличи от соседней страны), поэтому украинским спецслужбам, неопытным в этом деле, необходима консультация более опытных коллег - этим людям невдомек.

5) Украинцы, в отличие от русских, не ненавидят американцев - значит они "рабы, подстилки, холопы, продались Америке!". То, что Америка сейчас выступает в качестве союзника в борьбе с оккупантом, а ненавидеть того, кто тебе помогает бороться с врагом, по меньшей мере странно - этим людям невдомек.

6) Если украинцы не верят в то, что это Америка их захватила, а Россия освобождает - это "купились на американскую пропаганду".

Ну и все остальное в таком духе.

Когда Донбасс встанет с колен

Юрий Романенко, "Хвиля"

sur94

Сегодня глава Донецкой областной государственной администрации Сергей Тарута заявил о необходимости проведения национального референдума по вопросам статуса русского языка и децентрализации власти в Украине.

Заявления Таруты понятны. Ведь Донецк уже так «извелся» под игом унитарной Украины, так она его несчастного достала своей политикой, так извела несчастного, что нет уже мочи терпеть «хунту».

Действительно, муки Донбасса в составе Украины ужасны. Как писала «Инвестгазета» в январе этого года, Донецкая и Луганская области очень эффективно пожирали бюджетные ресурсы.

«В отличие от нефти, газа или руды, добыча угля в Донбассе прибыли бюджету не приносит — рентные платежи не взимаются ввиду убыточности отрасли. Наоборот, государство ежегодно тратит по 12-14 млрд. грн. на поддержку угольщиков, преимущественно компенсируя разницу между ценой реализации угля и его себестоимостью. Интересно, что такая же сумма выйдет, если сложить отрицательное сальдо расчетов с госбюджетом девяти западных и северных областей.

Угольные дотации составляют приблизительно 30% всех поступлений из госбюджета в Донецкую и Луганскую области. Но даже если их не учитывать, эти регионы остаются глубоко дотационными. Во-первых, в последнее время сюда направляются огромные инвестиции по различным «проектам государственного значения» вроде строительства дорог. Во-вторых, налоговые ведомства особенно благоволят к Донбассу. За исследуемое полугодие в госбюджет из Донецкой области поступило 6,7 млрд. грн. налога на добавленную стоимость, а возмещено было 8,7 млрд. грн. Это абсолютный рекорд для всех регионов”. Конец цитаты.

Безусловно, такое страшное насилие над Донбассом не могло не оставить его жителей в стороне. Поэтому, неудивительно, что руководитель правительства самопровозглашенной «Донецкой народной республики» Денис Пушилин считает, что Майдан разделил Украину (естественно, разделил, во Львове, Кировограде, Полтаве и Херсоне не отказались бы пососать из бюджета также успешно как делали донбасские менеджеры, а то, что ни по ходу не поделились с шахтерами и донбасскими бюджетниками, так сами понимаете — бабло рубят, холопы только смотрят — прим. автора) , а президентские выборы не нужно проводить, поскольку ни один кандидат в президенты не устроит одновременно всю Украину.

Пушилин заверил, что не хочет присоединения Донбасса к России, но в то же время заявил, что протестующие востока держат российские флаги, протестуя таким образом против того, что «Киев называет россиян оккупантами, а это не так, поскольку мы — один братский народ».

А вот самопровозглашенный «мэр» Славянска Вячеслав Пономарев обещает помешать провести выборы Президента в Украине любой ценой, сообщает Gazeta.ru.

«Мы примем все необходимые меры, чтобы выборы на юго-востоке не состоялись», — заявил он, имея ввиду не только захваченный террористами Славянск, но и всю Украину.

В общем, как мы видим, планы у самозваных лидеров Донбасса обширные и системные.

В России, по которой так грезят два последних персонажа их бы посадили лет на 15 в места не столь отдаленные, а еще, что более вероятно, пристрелили в ходе антитеррористической операции. Нет, не в той украинской АТО, которая проводится в духе - «Михалыч, стреляем до 13-00, а потом на обед, а в 18-00 на молебн», а реальной — где женщин и детей расстреливают десятками, как в Беслане, не заморачиваясь Женевскими и прочими соглашениями.

Поэтому, возвращаясь к проблеме, которую озвучил господин Тарута, думаю, что в повестке общеукраинского также должны присутствовать вопросы относительно того, хотят ли украинцы, чтобы Донбасс находился в составе Украины. Думаю, что это несколько остудит ретивость жителей Донбасса, когда они начнут считать, что они реально получают в составе Украины, а что они получат в результате сепаратистских игр. Ведь получат они действительно много — блокирование счетов в западных банках, блокирование бизнеса, прекращение авиасообщения и многие другие приятные вещи, с которыми ныне столкнулись крымские сепаратисты. Поэтому донецким олигархам, при попустительстве которых эти сепаратистские игрища проводятся,  надо бы уже определяться — или они реальные хозяева региона, или Украине придется попрощаться с регионом (в результате «помощи» России или самостоятельно).

Нет, я не против того, чтобы Донбасс был в составе Украины. Существует множество аргументов в пользу этого, а также как и наоборот. «Хвиля» сознательно начала эту полемику о Донбассе, чтобы мы начали смотреть на катастрофическую ситуацию, в которой оказалась Украина, без розовых очков. Ибо игра нашей элиты показывают, что они на полном серьезе намерены продолжать эти «разводняки» по русскому языку, особым статусам и прочим темам, которые уже привели к реальной крови. Господа, времена решительно изменились и мы постоянно говорим вам об этом.

Поэтому, мы не против, чтобы Донбасс был в составе Украины. Мы против того, чтобы он шантажировал Украину и высасывал из нее соки, навязывая свою криминальную элиту и политические практики, которые привели украинскую экономику к тотальному разорению, а гражданскую войну сделали реальностью, настойчиво стучащуюся в наши окна.

До какого то момента это было возможно терпеть, но после всего, что произошло зимой в Киеветерпеть далее это нет никакого смысла. Возможно, до жителей Донбасса это плохо доходит. Можно все понять почему плохо доходит, но нельзя все простить, как говорил Бердяев.

Нельзя сделать жителей Донбасса счастливыми вопреки их воле. Если у большинства жителей нет воли, то тем более нельзя сделать их счастливыми.

Не нужно рассказывать всей стране, что Донбасс ее кормит, когда большинство его жителей несчастливы и живут в ужасающей нищете.

Вот я только что вернулся с Волыни. Там люди вкалывают по за границам, чтобы потом построить красивые дома, как то наладить свой быт. При этом им не нужен царь-батюшка, вождь и прочая крепкая рука. Они просто вкалывают, но это не мешает им любить Родину. Не смотря на то, что она часто ведет с ними себя как мачеха. У волыняк жизнь не сахар, но они не требуют отделения от Украины, не требуют каких то особых полномочий их региону. Наверное, потому что у них нет таких талантливых менеджеров, как на Донбассе.

И когда мне говорят, что “Вы рискуете остаться один такой чистый и незагнивающий, но с «голой сияющей жопой»среди неудобного «загнивающего»огромного пространства в центре Европы, то у меня готов ответ — Вы знаете, кто рискует, тот имеет больше шансов получить то, что хочет, чем тот, кто ищет гарантированную пайку.

На сей аргумент мне в дискуссии один человек возразил, дескать, что «мыть жопы»  »по заграницам» это зазорно, «пока Донбасс страну строит». Извините, если получается, что человек получает за мойку «жоп» в несколько больше, чем шахтер, рискующий жизнью, то что-то у нас не то с оценкой труда. Более того, сама постановка вопроса, что «мытье жоп» — большая позорная трудовая практика,  чем большое и малое воровство, убийства, рэкет и бандитизм, указывает, что таком социуме все перевернуто с ног на голову. Не встанет Донбасс с колен с такой системой координат. Вот хоть под украинским прапором, хоть под русским флагом, хоть под тряпкой Донецкой республики.

Он поднимется с них тогда, когда шахтеры начнут получать зарплату большую, чем мойщики «жоп в Италии». Однако, было бы удивительно, если бы «мойщики жоп», которых проклинают на Донбассе, заставили олигархов платить шахтерам большие зарплаты. Это должны сделать сами шахтеры. И это будет началом истинного освобождения Донбасса. И Украины, кстати, также.

http://hvylya.org/analytics/politics/kogda-donbass-vstanet-s-kolen.html