September 9th, 2014

Донбасс, который так и не услышали

Оригинал взят у frankensstein в Донбасс, который так и не услышали
Надрывный призыв «услышать Донбасс» в нынешнем году стал уже крылатой фразой. Трудно сказать, кто произнес его первым, но главным образом призыв этот ассоциируется с нардепом от Партии регионов Николаем Левченко. Во всяком случае, именно он чаще других повторял это требование, а вслед за ним так же полное горечи заключение - «Донбасс не услышали». Последнее обычно звучало после очередного депутатского фейла, когда Левченко выталкивали пинками под зад с какого-нибудь заседания или круглого стола.

Призыв этот изначально заключал в себе грубую манипуляцию. Под Донбассом Левченко и другие регионалы, обычно понимали только самую реакционную и просоветски настроенную его часть. То есть, фактически, самих себя, да еще коллег-коммунистов. Сами же регионалы и коммунисты в свою очередь не делали никаких попыток услышать других жителей Донбасса, чьи политические взгляды несколько выбивались из привычной формулы «Православие-СССР-Янукович». Этого Донбасса как будто не было. Хотя он говорил, кричал. Пытался сделать так, чтобы и его услышали.

Сегодня поговорим о нем. О Донбассе, который никто не услышал. Не услышали в Партии регионов, в КПУ, в России, в Кремле. Не услышали свои же земляки из соседних квартир и подъездов. Не услышали в конце концов в Киеве и в Брюсселе, так и не обеспечив этому Донбассу защиты.

В стане Партии регионов решили, что говорить от имени Донбасса могут только так называемые «ватники» - малообразованные, агрессивные, беднейшие представители общества. Низы, симпатизирующие красно-коричневым идеям. Остальных жителей Донбасса вынесли за скобки. Либералы, украинские националисты, демократы, западники, атеисты, протестанты, были проигнорированы, а за попытки громче высказывать свое мнение и вовсе подвергнуты жесточайшим репрессиям и пыткам. Те, кто просил услышать себя, были готовы убивать, чтобы не слышать других.

Первым не услышали моего товарища Диму Чернявского. Его убили 13 марта на митинге за Украину. Людей, которые пришли высказать свое несогласие с сепаратистскими движениями, избили и разогнали земляки, соседи, живущие на тех же улицах. Диму зарезали ножом в толпе. Остальных били арматурой и цепями те, кто позже жаловался, что их не слышат. Николай Левченко не обратил никакого внимания на смерть безоружного человека, погибшего в своем родном городе за свои политические взгляды. Его нисколько не огорчило, что Диму и его единомышленников не услышали.

В день смерти Чернявского фактически и началась нынешняя война в Донбассе. Очень символично, что первой ее жертвой стал именно украинский патриот. И именно человек из Донецка. Не приезжий миссионер, не полицейский или каратель, а свой, мирный житель. Те, кто убил Диму начали войну, которая уже унесла тысячи жизней, и неизвестно, сколько еще унесет.

под флагом

Чернявський-Дмитро

Затем не услышали Владимира Рыбака из Горловки. Его убили террористы Стрелкова. Убили за то, что Рыбак пытался повесить на горсовет сорванный украинский флаг. Рыбак был депутатом городского совета. Ну, то есть наверно имел право быть выслушанным, чтобы с его мнением тоже считались. Но добрые православные земляки, ведомые братскими русскими диверсантами, посчитали иначе. Вспороли ему живот и выбросили в реку. Невероятно, но факт — ни Елена Бондаренко, ни Николай Левченко, ни Ринат Ахметов никак не отреагировали на эту людоедскую расправу. Никого из них не покоробило, что москвич Гиркин не услышал Донбасс, представляете?

рыбак

Потом были еще побоища в Донецке и Луганске, когда избивали и убивали людей на мирных демонстрациях и акциях за Украину (28 апреля), когда людей похищали, пытали, резали битым стеклом и били током. И все эти пострадавшие люди были жителями Донецка, дончанами с донецкой пропиской. Агрессивная, безумная, кровожадная толпа сталинистов и сторонников великой империи не давала возможности никому в Донецке высказать альтернативную позицию. Предлагаю вам ознакомиться с небольшой подборкой фотоснимков, которые ярко иллюстрируют, как слушали жителей Донбасса избиратели Партии регионов и КПУ.

побоище 3

побоище 4

побоище Донецк

Против мирных демонстраций были брошены в бой вооруженные уголовники, гопники, поселковое отребье. Граждан не просто запугивали. Их калечили и убивали всерьез, потому что именно такая задача ставилась перед боевиками весной — заткнуть глотку тому Донбассу, который был не согласен с действиями сепаратистов, не поддерживал «ватников», был против сталинщины, черносотенных предрассудков, фашизма и мракобесия. Такой Донбасс был, и именно его не услышали. Именно ему заткнули глотку. Он путал все карты оккупантам, нарушая иллюзию тотально пророссийских настроений, и пострадал первым. Уже потом, когда вмешались армия и правоохранители, появились жертвы с обеих сторон, но до конца апреля гибли только люди с украинской стороны. Гибли жители Донбасса, которые просили: услышьте нас, мы живем в Украине и хотим оставаться в ней, мы не хотим войны, не хотим убийств, танков на наших улицах, не хотим российских войск. Эти же люди стали и первыми беженцами. Они вынуждены были покидать Донбасс еще в марте, задолго до боевых действий. Но разве кто-то из КПУ или ПР сочувствовал им и пытался остановить эти гонения?

Наилучшая иллюстрация того, как «услышали» Донбасс и его жителей — это фотография Ирины Довгань, над которой издевались у позорного столба в Донецке. Перед вами яркая метафора того, что произошло на востоке. Жительница Донецка среди беда дня терпит побои и унижения от приезжих осетинских наемников и их портативной пергидрольной шлюхи. Вы слышали, чтобы Ахметов или Левченко просили выслушать Ирину Довгань или выступили с какими-либо комментариями, соболезнованиями, сочувствием? Или может быть Лена Бондаренко распахивала в крике свой вместительный рот на парламентском заседании, изобличая мучителей женщины?

женщина

Людей с проукраинской позицией сталинисты и русские национал-шовинисты не пожелав выслушать, назвали предателями Донбасса, фашистами, подлежащими уничтожению. Но на каком основании это произошло? Разве есть у «ватников» моральное и историческое право объявлять себя «правильными» жителями Донбасса, а других, "неправильными"? Кто и когда решил, что в Донбассе должны иметь приоритетное право голоса узколобые, агрессивные шовинисты и адепты культа ленинского усушенного трупа, а не сторонники европейских демократий? Почему первые не предатели, а другие - предатели? Чтобы предать коммунистических труположцев или православных фанатиков, нужно было сначала присягать им на верность, но Донбасс никогда не делал этого. Он им не принадлежит. От такой же наш, как и их.

Мы были не согласны с погромами и массовыми беспорядками. Были не согласны с тем, что горстка подонков и мошенников присвоила себе право говорить от имени всего Донбасса и развязала войну. Мы, обычные школьные учителя, журналисты, программисты, юристы, шахтеры, были против оккупации Донбасса Россией. И мы и есть тот самый Донбасс, который так и не услышали.

митинг 1

Миссия

Миссия

Юрий Нестеренко

Не знаю кто как, а лично я терпеть не могу этот фэнтезийный штамп: живет себе милый симпатичный герой в своем уютном домике. Живет, никого не трогает, тыквы выращивает или там в городе что-нибудь полезное мастерит. С соседями раскланивается, на местных праздниках культурно веселится, планы на будущее строит —
«урожай продам, пристроечку к дому сделаю» или сооружает сноповязалку собственной конструкции. И вдруг — трах-бабах, объявляется непрошеный гость в плаще и дурацкой шляпе и заявляет: «Ты Избранный! У тебя Миссия! Отправляйся спасать мир!» Да блин! С какой стати?! Его кто-нибудь спросил, хочет ли он быть Избранным? Кто-нибудь вспомнил, что всякий избранный имеет право взять самоотвод? Тем более что в этом самом мире столько крутых рыцарей, профессиональных армий, могущественных магов, а то и вовсе богов, которые могли бы разрулить проблему одним щелчком пальцев, если бы захотели. Но они все почему-то не хотят, и отдуваться за них должен этот маленький хоббит, мирный фермер, трудолюбивый ремесленник, в самую последнюю очередь мечтавший сражаться с Абсолютным Злом! И он, конечно, печально повздыхав, запирает свой уютный домик, бросает неубранный урожай и отправляется биться с Темным Властелином, наводящим ужас на целые королевства. Поневоле — вот уж воистину поневоле! — превращаясь из героя в смысле character в героя в смысле hero. Нет, все эти могущественные маги и короли будут, конечно, ему помогать. Мудрыми советами из-за спины. В лучшем случае — какой-нибудь отвлекающей операцией на второстепенном направлении. Но главную работу нашему герою все равно придется делать самому.

И вот именно в такой роли оказалась теперь Украина. Добрый и миролюбивый народ, у которого даже язык, наверное, один из самых ласковых на свете, вынужден практически в одиночку спасать мир от Абсолютного Зла, от Империи Тьмы, от проклятой Орды-Мордора, от такого средоточия подлости, низости, жестокости, лжи и тупой иррациональной злобы, которое, казалось бы, бывает только в фэнтези — но которое, увы, реальность.

От России.

Миссия Украины, которую та не выбирала и на которую не напрашивалась, состоит теперь, очевидно, в том, чтобы окончательно избавить Землю от этого векового зла. От отвратительного чудовища, рожденного в результате изнасилования Киевской Руси монгольской Ордой, вскормленного кровью множества народов и ядом неограниченной власти и никогда — даже в самые светлые свои периоды (относительно светлые, разумеется) — не несшего миру, да и собственным обитателям, ничего, кроме зла. Александр II утопил в крови польское восстание, захватил Туркестан, устроил бойню в Чечне и Дагестане (да-да, и он тоже!) и, начав с либеральных реформ, закончил полицейским террором. Ельцин задолго до Путина устроил войну в Абхазии, закончившуюся геноцидом и бегством грузин, бывших большинством населения республики (там был совершеннейший ад; абхазские боевики, на стороне которых сражались русские, даже не давали грузинам бежать, стремясь убить их всех — так, за считанные дни было взорвано три самолета с беженцами), поддерживал совковых сепаратистов в Приднестровье, помог удержаться у власти Лукашенко и до последнего пытался оказать ту же услугу Милошевичу, ну и опять-таки Чечня. И это единственные два «царя-освободителя» за всю российскую историю! Об остальных и вспоминать-то не хочется...

Еще раз подчеркну для тех русских либералов, что до сих пор повторяют глупую мантру «ненавижу государство, но люблю родину» — мир должен быть избавлен не просто от путинского режима, но именно от России как таковой. Вам придется выбрать, или вы за свободу, демократию, достоинство, честь, уважение к личности и закону, к соседу по дому и по планете, права человека и международное право, правду, добро и мир — или вы за Россию. Одно с другим несовместимо никак, увы. И тот факт, что нас с вами угораздило родиться в Империи Зла, абсолютно не повод это отрицать. 5% белых ворон не смогут изменить 95% черных, каркающих «Крымнаш!» Даже если черную ворону покрасить белой краской, она все равно останется черной по своей природе. Впрочем, не буду вновь пересказывать основные положения моего «Исхода», написанного 4 года назад и подтвержденного последними событиями настолько наглядно, насколько это вообще возможно. Лишь подчеркну еще раз — дело отнюдь не в киселевской пропаганде и якобы подтасованных рейтингах. Люди верят лжи не потому, что не могут узнать правду, а потому, что не хотят ее знать.

Несколько утрируя, можно сказать, что все крупнейшие трагедии последних ста лет — следствие того, что Россия все никак не распадется. Она должна была разделить участь Османской империи (столь же тиранического и мракобесного государства), но увы — в 1917 большевикам удалось удержаться у власти и вновь присоединить силой большинство вырвавшихся на волю народов. Ответной реакцией на российский коммунизм стал европейский фашизм, который сами же большевики принялись всячески пестовать, надеясь с его помощью сокрушить западные демократии. Без советской помощи, политической и экономической, Гитлер так и остался бы лидером кучки маргинальных крикунов (а Япония едва ли решилась бы воевать в одиночку против всего света). Вместо этого разразилась страшнейшая в истории война, в которой Российская империя (СССР) захватила пол Европы, а чума коммунизма стала распространяться по всему миру, унося новые миллионы жизней. К счастью, к 1991 г. Империя Зла выдохлась, и произошел второй ее распад. Но опять не окончательный, плоды чего мы пожинаем сейчас.

Третий распад должен сделать восстановление империи невозможным и окончательно избавить мир от российской угрозы.

И исполнить эту великую миссию выпало Украине. Менее всего, повторяю, к этому стремившейся. Чеченцы, к примеру, взялись бы за это дело с гораздо большей охотой. Будь чеченцев 45 миллионов, зеленый флаг с волком уже реял бы над руинами Кремля. Я, кстати, не хочу сказать, что такой вариант был бы хорошим — мое отношение к исламу и исламистам хорошо известно, и в конфликте двух зол я не склонен идеализировать ни одно из них. Я просто констатирую. Впрочем, цитата из Льва Толстого, относящаяся к временам самой первой чеченской войны, все равно неизменно актуальна (интересно, когда уже «Хаджи Мурата» включат в российский «список экстремистских материалов»?):

О ненависти к русским никто не говорил. Чувство, которое испытывали все чеченцы от мала до велика, было сильнее ненависти. Это была не ненависть, а непризнание этих русских собак людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство самосохранения.

Украинцы же просто хотели, чтобы Царство Тьмы оставило их в покое. Многие из них даже до сих пор не научились ненавидеть его обитателей. Все еще верят в хороших орков, обманутых плохим Сауроном (впрочем, прямая аналогия с Толкином тут не годится, ибо Саурон не был орком и орочьим порождением, а вот Путин — плоть от плоти своего народа). В то, что «братьев», обманом присоединивших украинцев в XVII веке, удержавших их резней и обративших в крепостное рабство в XVIII, уничтожавших их культуру в XIX, вновь захвативших их силой и уничтожавших миллионами в ходе Голодомора и репрессий в XX и опять убивающих, ненавидящих и пытающихся захватить в XXI — все еще можно каким-то образом «раззомбировать».

Увы — как мы знаем из триллеров, зомби «лечит» только пуля в голову. И все больше украинцев вынуждены это понимать. Понимать, что это не просто война, каких в истории было множество, даже не просто война за независимость — а Отечественная война с Абсолютным Злом. То, что было любимым клише пропаганды времен советско-нацистской войны (где обе стороны стоили друг друга, причем советская была хуже), в данном случае таки правда.

Вот прямо сейчас я пишу эти строки и просматриваю новости. Русские оккупанты в очередной разобстреляли медицинскую колонну. А в другом месте — и тоже уже не впервые — к блокпосту подъехали четыре грузовика с белыми флагами и надписями «Дети», из грузовиков выскочили вооруженные люди, которые открыли огонь по украинским военным. И все это — после чудовищной бойни под Иловайском, где украинским военным под «слово офицера» пообещали коридор для отхода, а когда они попытались этим коридором воспользоваться, по ним открыли огонь из всех видов оружия. При этом российских военных в Украине «нет», хоронят их тайком, убирая имена с могил, их жены из страха не получить грошовую пенсию с легкостью предают память мужей, а раскапывающему эти факты псковскому депутату Шлосбергу проламывают голову. Ну правильно — кто, кроме еврея, может озаботиться памятью русских, отправленных на убой и преданных Россией, и какую благодарность он может за это получить?

«Нет, даже уже не Мордор — здесь нет и во зле величья» — писал я в 2009, в годовщину нападения России на Грузию. Абсолютная, бесконечная подлость, низость, ложь, грязь, вызывающая лишь бесконечное же презрение и омерзение. Так не воевал и не вел себя никто — ни фашисты времен Второй мировой, ни крестоносцы, ни мусульмане. Они могли поступать гнусно по отношению к противнику (и то отнюдь не всегда), но уважали хотя бы своих.

И вот от такого врага сегодня приходится спасать мир Украине, словно маленькому герою фэнтези. Да не обидится на меня Семен Семенченко, но даже он, сняв балаклаву, оказался больше похож лицом на добродушного хоббита, чем на брутального полевого командира.

А мудрые маги и могущественные короли с их авианосными флотами, танковыми армадами, суперсовременными ракетами и, наконец, экономическими возможностями прихлопнуть Империю Зла одним ударом, пусть и с некоторым убытком для себя — тем временем толпятся у Избранного за спиной и приговаривают: «Мы тебя поддерживаем. Очень-очень поддерживаем. Мы ведь понимаем, что это Враг, ведущий войну и против нас тоже. Так что давай, на тебя вся надежда. Не, оружие не дадим. Мы же Светлые, боимся запятнать чистоту риз. Так что ты сам как-нибудь, ладно? Ты же Избранный. А мы пока тут еще подумаем, как тебе помочь. Может, икру и брильянты у Темного Властелина закупать перестанем, вот. И озабоченность. Озабоченность мы выразим непременно!»

В том же стихотворении 2009 года я писал, адресуясь к России —

Покуда гнилые когти опять не омылись кровью,
И вновь бедоносной сворой не попрана красота —
Умри, пропади, исчезни! И пусть на твоем надгробье
Ворованной вилки символ оттиснут взамен креста.


Увы. Все вышло именно так, как я опасался. Омылись и попрана. Ныне эти когти терзают Украину.

И тем не менее — у меня нет сомнения, что это последний бой чудовища. Украина победит. И не потому, что подобные герои всегда побеждают в книжках. Просто 45-миллионная страна — это не такой уж и маленький хоббит, особенно если ее здорово разозлить. А Империя Зла сейчас куда слабее, чем накануне прежних распадов. Конечно, украинская армия не возьмет Кремль — но чудовище сломает о нее свои последние ядовитые зубы, после чего, наконец, издохнет само. Издохнет, опять-таки, без всякого величия. Жалко и унизительно.

А герой, исполнив Миссию, вернется к своим тыквам и выметет накопившийся сор из дома. И вновь будет плясать на сельских праздниках, хотя поначалу и прихрамывая. Вот разве что на мудрых магов и королей будет смотреть без прежнего пиетета. И на их поздравления будет сдержанно отвечать: «Ладно-ладно... мне тут еще сноповязалку доделать надо».

http://yun.complife.ru/1ar.htm

Причудливая конструкция

Киевская хунта захватила власть, чтобы провести свободные выборы.
Ватники, как у вас эта конструкция в одной голове- то укладывается?
Все никак понять не могу.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

От себя: На самом, деле ватникам свободные выборы не кажутся чем-то хорошим. Они всегда презирают власть, полученную в результате свбободных выборов. Правильными выборами они считают такие, где все заранее предопределено, а сами такие выборы рассматривают как ритуал, в процессе которого правильное начальство по своему начальскому усмотрению расставляет на  должности заслуживших это людей .

Русский антифашист о Львове или "в общем, ребята, нас обманули".

Оригинал взят у horoshiyblog в Русский антифашист о Львове или "в общем, ребята, нас обманули".
Любой россиянин, который был на Западной Украине прозревает и подтверждает то, что украинцы говорят еще с начала года: "русские, вас обманули во всем от и до. Все, что вы знаете о внешнем мире - полностью выдумано заинтересованными лицами и не имеет никакого отношения к реальности".

Отсюда: https://www.facebook.com/photo.php?fbid=842341952443287&set=a.206066572737498.57185.100000024712996&type=1



Игорь Яковлев
О бандеровцах во Львове

Думаю, что российское общество в целом и мое окружение в частности не делится только на тех, кто верит, что запад Украины заполонили бандеровцы, и тех, кто считает это пропагандисткой выдумкой. Многим кажется, что дыма без огня не бывает. Западенцы де заморочены на украинской мове и не против ее всем навязать, но это не повод оттяпывать у них Крым и развязывать войну на востоке страны. Так думают многие. Этот пост для вас.

Я сам, честно признаться, до своей поездки во Львов сомневался. В старших классах школы и на первых курсах института я был близок к антифашистским организациям, поэтому знаю – неонацисты есть везде, и задавать тон они могут даже в маленьком и благополучном военном городке, не говоря уже целом регионе, где всё национальное долгие годы притеснялось. Поэтому во Львов я ехал с тяжелым сердцем – бандеровцев не боялся, но, при всем сочувствии к Украине и украинцам, знал, что национализму умиляться не буду. О тревогах близких умолчу, они были решительно против поездки, хотя люди вполне адекватные и все понимают.

Я приехал во Львов в субботу, в День национального флага, цвета которого, кстати, впервые были использованы на гербе Львовской земли в XV веке. В воскресенье отмечался День независимости. В понедельник был выходной после праздников. То есть три выходных дня, когда можно ни о чем кроме самостийности не думать и бесконечно поднимать за нее бокалы горилки. Так мне казалось.

На самом деле все было не так. С утра львовяне семьями шли в центр города. Мужчины – в костюмах и вышиванках вместо рубашек, женщины – в блузках или платьях-вышиванках. У девушек на голове были венки с лентами национальных цветов, парни часто оборачивали плечи национальным флагом. Гуляли, слушали уличных музыкантов, пили кофе на верандах многочисленных кафе, фотографировались, участвовали в конкурсах. Например, внеся плату, можно было прибить на деревянный щит какого-то святого (вряд ли Георгия Победоносца, но очень похожего на него дядьки) золоченую металлическую пластинку – всем миром снарядить воина. Плата шла в фонд АТО (антитеррористической операции на Востоке).

И так – все три дня. Никаких обильных возлияний, погромов, митингов и факельных шествий. Вечером первого дня (довольно поздно) я отправился из центра на вокзал встречать Ксюшу. Днем в кафе расплачивался карточками, наличные так и не снял, поэтому трех гривен на трамвай не оказалось. На свой страх и риск пошел к городской окраине пешком. Только один раз встретил по дороге пьяного, да и то, из тех, кто никогда не просыхает.

(Хоть это к делу и не относится, но не могу не сказать о чистоте на улицах. Представьте себе – три дня праздника и ни одной бумажки на тротуаре даже под вечер.)

В воскресенье мы ходили на концерт "Океана Эльзы". Огромный стадион, 40 тысяч человек, рок-группа, полуторачасовое ожидание начала, пиво и глинтвейн в буфете в любых количествах, но ни одного инцидента. На нашем секторе один мужичонка несколько раз затягивал "Путин хуйло", ему неохотно и недружно подпевали "ла-ла-ла-ла". Зато как пели "Стiну" и гимн Украины!

Видимо на праздники в город приехало много туристов из других регионов страны, потому что русская речь звучала на улицах и в кафе постоянно. Местные, слыша ее, не напрягаются, но, если к ним обращаться, отвечают по-украински. Так было во всех кафе и магазинах, где мы бывали. Происходит так скорей всего по тому, что обычно в городе каждый говорит на том языке, на котором хочет, но понимает при этом оба. Из-за этой привычки собеседник не вникает, приехал ли ты из России и не знаешь мовы или просто предпочитаешь объясняться по-русски. Возможно это не так, но не станете же вы называть фашистом человека, который говорит на родном языке, видя, что его понимают, хоть и с трудом.

Это меня даже несколько разочаровало, и я устроил маленькую провокацию. Увидел в магазине «бандерiвске» мыло и стал рассматривать упаковку. Подошла девушка-продавец и начала нахваливать продукт, де не смотрите, что мыло сувенирное, оно с травами. «Из москалей, наверно, сварено?» - пошутил я. Она смутилась. «В Москву повезу!» - не унимался я. «Возьмите вот это, - она протянула мне желто-голубой кусок. – Оно не такое напряжное». Мне стало стыдно.

Другой показатель националистических настроений – граффити. Знаю это по своему городку и по заборам вдоль железной дороги. Свастики, кельтские кресты, «бей хачей» и прочее всегда появляется на стенах, когда в районе заводятся фашиствующие молодчики. Националистических граффити во Львове я не обнаружил. Никаких проявлений сторонников «Правого сектора» и проч. Согласитесь, странно.

Да, там есть улица Бандеры, Шухевича и героев УПА, но разве в Москве нет улиц большевистских людоедов во главе с Лениным. Зато во Львове есть улица Джона Леннона.

В общем, ребята, нас обманули. Уж если во Львове в дни национальных праздников, во время войны (когда в город чуть ли не каждый день приходят гробы с пацанами) я, антифа, не заметил никаких проявлений фашизма, значит никакой «резни за русское слово» в Донецке и Севастополе быть не могло. А именно на эту внедренную в сознание россиян правдоподобную ложь опирается государственная пропаганда.

Сільська аналітика від Свирида Опанасовича про збитий Боїнг й політику Заходу

Относітєльно слєдствія по малазійському Боїнгу.

Дід не сумніваєцця, шо всі вже обратили вніманіє на те, як останні два дні в інфопростір порціями вкидаєцця інформація про ход слєдствія по малазійському Боїнгу.

Нєт, ето всьо такі висший уровень драматургії. Дід не може за всєм етім спокойно наблюдать - от дє екзістєнція!

Посудітє самі - Барак Хусейнович прийняв актьорську позу і то витягає з карманчика свого елєгантного піджака краєшек якого-то конвертіка, то ховає його назад. І підморгує Хуйлу, какбе намекая: "Сатрі, Хуйло, а что у меня для тєбя єсть". Послє чего ліцо чорношкірої бестії озаряє сатанінська улибка.

Дід напоминає - в карманє елегантного піджака Барака Хусейновича іменно то, шо лежало в дамській сумочці дєвушки Саманти Пауер, кагда она сиділа за столом Совбеза ООН, навпроти клоуна Чуркіна. Дід, якщо припоминаєте, тоді з громадним інтєресом наблюдав за інтригою, шо іменно достане із своєї сумочки дєвушка Саманта. Но та достала салатовий блокнотік і стало ясно - з Хуйлом будуть іграть у длінну.

Щас же, кагда в Хуйла козирів на руках не осталося, Барак Хусейнович нє спеша, меееееееедлєнно, двома пальчиками, взявся за краєшек малєнького конвертіка, о содєржимом которого Хуйлу наверняка доподлінно ізвесно, бо йому його не лише показали, но і оставили копію. Шоб полюбувався і поразмишляв.

Вніматєльно наблюдаєм.

Кримські парадокси

Дивовижно змінюється Крим. Вчорашні вахабіти і хізбути - сьогодні українські патріоти, деякі подались в батальони, деякі в правозахист, а хто помолодше то просто ходить і пише антиросійські гасла, щоб ментам зранку була робота. Вчорашні Герої України, Ярослава Мудрого, заслужені і народні 1-3 ступіня - стоять навпрост з ладошками під груди і співають радянсько-російського гімна. Письменники, що восені-взимку за рюмкой чаю оплакували Україну, яка "гине через Майдан", тепер радісно чекають, коли згине останій бандерівець, та витягають із шафи запилені фотоальбоми радянського часу. Штабні писаки і журналюги, яких я вчора майже презирав, перебрались на материк та гандошать звідти глаголом окупантів - при чому, виглядає, безоплатно. Бандити стали хто крупними шишами в російських структурах, хто подавсь на материк і строє плани мєсті вчорашнім корешам. Мої друзі, що мріяли якось вирватись з Криму назавжди, але все руки не доходили, тепер мріють хоч на хвилинку побувати на півострові, тоді як їх вітають в Україні, запрошують на захід. Мої друзі, з якими я дружив попри російські вавкі в голові, ще навесні пропонували квартири, якщо тре буде сховатися. Дружні родини, яким можна було тільки позаздрити, порозпадалися через "кримнаш", брати з сестрами, супруги, батьки з дітьми.
А в Севастополі совсєм другоє кіно. У них до влади рветься той самий Чалий, що побув "народним мером" Севастополя і в цьому вельми сумнівному статусі підписав у Путіна ярлик на аннексію півострову. Одразу після чого, нагадаю, його убрали по собствєному горячєму жєланію. Тепер обезумевші севастопольнаши всі негаразди у новому вільному житті списують на відсутність пана Чалого, а треба додати що негараздів пруд пруді. По місту їздять матюгальники з молитвами за здоров'я мера, всі сподіваються побачити його фамілію в бюлетені на вибори мера. Бідолахам забули повідомити, що виборів мера в Севастополі не буде, як і всюди в Криму - цей сюрприз чекає їх прямо на "виборчих ділянках", тому що російські змі делікатно обходять це питання, а укрозомбіфашистським змі вони не вірять.