November 3rd, 2014

Виктор Шендерович. (Не узнал его. Вторит Боровому просто)

Оригинал взят у xwc в Виктор Шендерович. (Не узнал его. Вторит Боровому просто)
Оригинал взят у help007cz в Блестящий текст
ВОЙНА, КАК МАТЬ РОДНА

ИТАР-ТАСС

Проигравший шахматную партию сгребает фигуры и бросает их в лицо оппоненту.

Попавшийся на вранье начинает хамить.

Попавшийся на воровстве закатывает истерику и берется за нож.

Ничего личного — технология. Инстинкт самосохранения.

Поставьте себя на их место — проворовавшихся, изолгавшихся, все проигравших, — и вы поймете, что эскалация войны почти неизбежна.

Украина тут ни при чем. Ни при чем тут «Новороссия», враги-пиндосы, растленная гейропа и наша загадочная духовность — все это просто попытка отвлечь большой народный коллектив патриотического танца от цифр на табло обменника.

Еще вчера этот многомиллионный коллектив водил хороводы, гордился зелеными крымскими человечками и радовал ВЦИОМ туркменской поддержкой всего сущего. Сегодня он начинает помаленьку чесать репу и с тревогой поглядывать на окошко выдачи зарплаты.

Если людей срочно не отвлечь, будет бо-бо.

Это ж вам не снулые белоленточники, тут креативными плакатиками не обойдется, и наверху это понимают. И уж на что-что, а на оцепление ОМОНа толщиной в китайскую стену деньги у них есть.

Но если пойдет вразнос по-настоящему, не поможет и ОМОН…

Когда все пошло вразнос на прошлом витке (четверть века назад), у страны была альтернатива, воплотившаяся в Съезде народных депутатов, гласности, Гайдаре… Была энергия перемен внутри и понимание неизбежности этих перемен наверху. Был мир снаружи, с надеждой смотревший за тем, как монстр приобретает человеческие черты…

Сегодня наверху просто допиливают оставшееся, выигрывая время валютными интервенциями из запаса, накопленного в жирные нефтяные годы. Но ложечка уже ощутимо скребет по дну.

Что же делать?

На прошлом витке можно было пойти за деньгами в Парижский клуб, но олимпийские кольца сжали Путину голову так, что он разорвал отношения с миром. Сегодня можно только отдаться Китаю, но Китаю при таком раскладе мы скоро достанемся бесплатно, а в Поднебесной никуда не спешат.

Год, начинавшийся массовой идиотской эйфорией, заканчивается так, как заканчивается всякая эйфория — жесткой встречей с реальностью. Рубль уже не скользит, а летит вниз, Украина потеряна на десятилетия и войска НАТО встают не в Польше, а прямо по периметру.

Это — полное фиаско Путина, очевидное всем, кроме кремлевских политологов.

Из этой точки есть два пути. Первый — европейский — отставка и покаяние, но в нашем психиатрическом случае это не рассматривается даже теоретически. Загнанный в угол, ощерившийся наружу, Путин бросается в новую авантюру, повышая ставки. Последние деньги брошены на мобилизацию «военки»; в дело пошел последний внешнеполитический ресурс — ядерный шантаж…

Весь этот ошеломляющий год я задавал себе один и тот же вопрос (и мне кажется, сейчас это главный вопрос для мира): он блефует или сошел с ума по-настоящему?

Долгое время мне казалось, что он блефует.

Сегодня я уже не убежден в чистоте этого ответа.

Конечно, он еще мечтает пройти между струйками, но кажется, уже понял, что это не проканает. Пятнадцать лет абсолютной власти развратили его не только нравственно, но и интеллектуально. Он так и не научился пользоваться интернетом, предпочитая папочки, которые кладут ему на стол специально обученные люди. Эти папочки и формируют содержание до боли знакомой нам головы. Он давно видит реальность через свой, очень особенный хрусталик…

Он действительно может не понимать, на какую смертельную грань поставил страну. Там, в собственном мозгу, он вполне может договориться с самим собой о патриотической благости своих безумных действий. Преодоление когнитивного диссонанса, знаете ли.

И только во внезапную минуту просветления, наверное, приходит ненадолго понимание полного своего одиночества, ужаса и безвыходности. И Каддафи с Милошевичем приходят поговорить по душам.

Поставьте себя на место Путина, сделайте усилие, взгляните на мир его глазами — и вы поймете, что очередная война почти неизбежна. На нее, матушку, можно будет все списать все — и авось как-нибудь продержаться в Кремле до смерти.

Выборы в ДНР

Оригинал взят у frankensstein в Выборы в ДНР
Выборы в ДНР выглядят так. У избирательных участков боевики устраивают стихийные овощные базары, на которых продают по символическим ценам морковку, картошку, капусту и свеклу. Все по одной гривне. Голодные пенсионеры выстраиваются в долгие очереди, покупают еду, а затем в благодарность "голосуют" на участках.

овощи 1

Это бульвар Пушкина, школа №1. В былые времена - пафосный центр города, а теперь стихийный базар для голодных стариков. Ну вот теперь, наконец-то все счастливы. Все довольны.

овощи 2

Отмечаю для себя, что я стал относиться к ситуации со временем более философски. Ну в самом деле, если совок хочет жить в дерьме, ждать подачки от террористов с оружием, толкаться в очереди за дармовой картохой, очевидно, где-то украденной, если тысячи людей хотят жить так, в нищете и унижении - это в конечном счете их право. И сделать тут ничего уже нельзя. Надо просто смириться.

Единственная эмоция, уместная тут - это сожаление. Жалко город. Жалко нормальных, вменяемых людей, которые не хотели жить, как скоты, не хотели в унизительных очередях обменивать голоса на картошку. Наверно, стоит относиться ко всему этому, как к стихийному бедствию.

Залило Донецк вулканической лавой, как Помпеи. Нет Донецка.

Скука и мертвечина

Характерная особенность всех фальшивых выборов- это полное отсутствие интриги. Все заранее предсказуемо. Поэтому, прошедшие "выборы" в лугандонии привлекали относительно небольшое внимание несмотря на важность этого мероприятия. Комментаторы вяло иронизируют по поводу овощных базаров, совмещенных с избирательными участками, социальной карты с орфорграфическими ошибками, с помощью которой подкупались избиратели, эскорта охраны пришедшего голосовать "народного" начальника Захарченко и т.д.. Невнятное и, как обычно, лишенное логики заявление МИД РФ, убогое празднование на площади. В общем, нет в этом жизни. Все это выглядит мертворожденным.

Олена Стяжкіна: «До встречи в Донецке»

01.11.2014

10406910_10152436010287135_227511674337495398_nВиступ донецької викладачки та письменниці Олени Стяжкіної під час конференції TEDx Kyiv 2014 змусив сотні слухачів підвестися. Ми наводимо повний текст цієї доповіді про Донбас, його богів і слова, що нічого не означають


Я коли виходила на сцену, мене відеорежисер запитав: «Вам тiльки цю фотографiю лишити, з Майдану?» Я відповіла:«Ні, фотографію ту, але це не Майдан, це Донецьк, Україна». Несколько базовых позиций, которые я хочу обозначить, прежде чем поговорить сегодня о голосах с территории войны. Вот это – Донецк (прим. – показывает на фото) и это – Украина. И Донбасс – это тоже Украина. И это не просто моё желание. Это социология, которая и в марте, и в апреле, и в мае показывала всегда один и тот же результат – 65-67% признавали своё желание жить в Украине. Треть, чуть больше, хотела в Советский Союз, в Россию, в ДНР.

euromaidan-donetskВторой момент, на котором я хочу сакцентировать внимание. Донецкая, Луганская область – это украинское село и так было всегда. Україномовне, українське село. І навіть Голодомор не знищив того села. Это европейские города. Во всяком случае были. Сейчас Донецк похож больше на изнасилованную женщину, чем на европейский город, где стыд, срам, жертвенность и нежелание об этом думать. Я же хочу поговорить о голосах, которые мы как будто не слышали и как будто сейчас стали слышны так активно.

Мы не можем понять, что это за голос, что это за люди. Кто так сильно кричит? Кто эти 20% участников вооруженных формирований Российской Федерации? Там нет гражданской войны, мы понимаем это, это война России против Украины. Но 20% участников из местного населения, конечно, есть. Что это за люди? Франц Боас, американский социолог, антрополог середины ХХ века выдвинул очень интересную гипотезу, в общем подтверждаемую: в одно и то же время одно и то же общество может жить в разных хронологических порядках. Это означает, что одни люди, условно, живут в обществе пост-модерна, а другие – например, в традиционной системе ценностей. Так вот, тот голос, который мы слышим сейчас и не можем понять, что там за смыслы, это голос присваивающего хозяйства. Это голос, в терминах Энгельса, хозяйства, которое ничего не производит, воспринимает окружающий мир как враждебную природу, которая может давать, а может не давать. Здесь канализационный люк – такая же пища, как банан. Кладбищенская оградка, металлические конструкции заводов – все это можно спилить и продать. Здесь нет и не может быть вопроса собственности и понимания собственности. Природа даёт, мы берём, мы – не воруем. Кто может ограничить, если нет вопроса собственности? Тот, кто сильнее. Вождь. Он же – милиционер. Если с вождем поделиться, принести ему жертву – охота будет удачной. Здесь нет завтра, как такового, здесь нет рефлексии будущего. День прожит – и хорошо, проживем еще. А может быть умрем – рефлексии смерти нет тоже. Есть враждебный мир – природа, есть враждебные некие другие, но совсем нет самовидения себя. Здесь нет вопроса «кто я?» и ответа на него тоже нет.



кавычки1
Так и здесь: подлые, хитрые, пьющие, отвратительные, но боги.


Здесь есть боги, выбившиеся из вождей, милиционеров, – прокуроры, судьи, некоторые боги достигают даже уровня президента. Они все – система присваивающего хозяйства. К ним нельзя подходить с вопросом совести, морали – это другой способ освоения пространства. Боги бывают разными, но точно не добрыми. Точно так же, как в античной Греции. Зевса язык не повернется назвать добрым богом. Так и здесь: подлые, хитрые, пьющие, отвратительные, но боги. И надо жертвовать, надо голосовать за них, и тогда они улыбаются с плакатов, и тогда, наверное, будет умиротворение и завтра будет очень успешная охота. А может быть и не будет – ну, тогда они разгневались и нужно жертвовать еще и еще.

У этого мира есть свой«золотой век». Как у каждого присвающего общества. В том«золото веке» были шахтеры и металлурги. И верховный вождь, Кецалькоатль [бог-творец мира у индейцев] сидел в Кремле, он был суров, ужасно суров. Но тогда было хорошо, и тюрьма – это тоже хорошее место. Потому что там кормят, там можно жить, там тепло в конце концов. Тот «золотой век» помнится уже не всеми, уже в легендах. В том«золотом веке» была Великая Победа, сакральная, совершенно выхолощенная в смысловом отношении. Это такая себе титаномахия [битва богов-олимпийцев с титанами], где никто не переживает, была или не была права Фетида, став на сторону Зевса и как пострадали гекатонхейры [великаны, принесшие победу богам] жалко ли их вообще. Титаномахия – это когда «наши» победили «не наших», фашистов, какие мы тогда были молодцы и как мы всем тогда врезали.

Но вот этот «золотой век» кончился. Изгнание из рая. И дети работают в копанках – это дырка в земле, из которой достают уголь. Без всякой техники безопасности. Уголь потом продают. Это та же самая природа, освоение которой сущностно принадлежит присваивающему хозяйству. Индустриальное язычество, копанки, дети в земле… Денис Казанский, один из замечательных донецких журналистов, сказал, что если смотреть на пейзаж Донецкой и Луганской области из самолёта, он похож на лунные кратеры – это копанки. Так нельзя жить, кажется. Но так живут.



кавычки1
Когда сбивали самолеты, то люди несли тоже самолеты на металлолом. Это еда.


И дальше случается, что второе пришествие Кецалькуатля послало своих богов с новыми прекрасными средствами еды. Войны тоже, но в первую очередь, еды. Потому что когда танк закончит свою работу, его сдадут на металлолом. Вы скажете мне: ну что вы, танк не делается из такого металла, который можно сдать на металлолом. Но это вы знаете. А они тоже узнают об этом, но опытным путем, не сразу, не быстро. В танке обнаружатся и те части, которые можно сдать на металлолом. Когда сбивали самолеты, то люди несли тоже самолеты на металлолом. Это еда. Это бог принес еды и это здорово, можно есть.

kopanka

Можно ли здесь победить, можно ли чужому богу стать своим? Милосердному нет. Потому что добра здесь никто не видел. В добро здесь никто не верит (я все еще говорю о 20%). Его никто не узнает в лицо это добро. Есть история, будем считать её легендой этой войны. В июне месяце один из небольших шахтных поселков, который не захватила Российская Федерация, был защищен блокпостом украинской армии. Каждую ночь из разных домов этот блокпост обстреливался: то из автоматов, то из минометов. Один из воинов украинских был местным и сказал:«Я решу эту проблему». Он сделал виселицу, поставил её возле блокпоста на площади. Утром местные жители принесли блокпосту кашу, вареники, колбасу и сказали:«Ну хлопці, шо ж ви не сказали, шо ви – влада?» Тот, который был из местных, спросил: «Ребята, убирать будем?» Они посовещались и сказали: «Ні, нехай постоїть, а то забалуємо». Так вот, сначала виселица, а потом школа. Вот так сюда может прийти чужой бог.



кавычки1
Они жили очень плохо. И так, как они живут сейчас, им – хорошо.


Всё время есть вопрос, есть тезис, что замороженные, голодные эти люди поймут, что им с Украиной было хорошо, и они вернутся. Нет. Им не было хорошо. Они жили очень плохо. И так, как они живут сейчас, им – хорошо. Так, как они живут сейчас, они могут жить сколь угодно долго. Танки – еда, почему нет? И более того, тогда возникает вопрос: нужно ли помогать тем, кто не хочет спастись, кому хорошо? Танки отличаются немножко, и канализационные люки отличаются от бананов – они не самовоспроизводятся. Поэтому будет экспансия – оружие есть… опыт есть, чтобы отобрать где-нибудь в соседней области и точно так же использовать, присвоить и продать.

Но этот мир убьёт украинское село. Этот мир уже убивает патриотов. И этот мир убивает и будет убивать своих собственных детей, которые будут вырастать, как Маугли.

Что с этим делать и можно ли с этим что-то делать? Думаю, что да. Есть две вещи важные: слова и люди.



кавычки1
Из нашего активного словаря должны уйти слова, которые ничего не определяют.


Первое, слова. Давайте подумаем, что из нашего активного словаря должны уйти слова, которые ничего не определяют. Слово «Донбасс» не определяет ничего. Когда мы произносим «Донбасс», считайте, что мы читаем стихотворение Юза Олешковского:
«Живите тыщу лет товарищ Сталин, пускай в тайге придется сдохнуть мне, но будет больше чугуна и стали на душу населения в стране». Если мы до сих пор меряем то, что мы делаем, чугуном и сталью, то тогда Донбасс – да, тогда уголь и все прочее. Но нет, мы ведь не этим меряем наше сегодняшнее движение и нашу сегодняшнюю жизнь. И второе, что нужно изъять из языка – это«деды воевали», это «Великая Победа». Вот этого быть не должно, никогда снова. Война – это смерть, смерть, смерть и еще раз смерть. Это не футбольный матч. Это не «наши» против «их». Это всегда сначала, потом и в конце смерть. Хотя бы эти два убрать из языка, перестать ими пользоваться.

Второе, тоже очень важное, на мой взгляд. Я никогда не думала, что произнесу эти слова, но прозношу: этой земле нужна позитивная колонизация, мирная колонизация. Эти земли именно так и осваивались. Сначала, в конце ХVIII века здесь был Чарлз Гасконье, потом Джон Юз, Лепле, Лаче. Это были люди, которые приехали осваивать уголь, металл и привезли сюда квадратно-гнездовой метод строительства городов. Дегтярёв, один из секретарей обкома партии в Донецкой области в 60-е годы понял, что так не получится, и нужна интеллигенция, и тогда заманивали профессоров, актеров, учёных, и сделали тот мир, который делал Донецк плюс-минус европейским городом.



кавычки1
Донбасс не вернётся в Украину, потому что Донбасса не существует.


Заканчивая, хочу сказать вот о чем. В еврейских молитвах есть такое окончание «До встречи в Иерусалиме». И много тысяч лет евреи так заканчивали свою молитву. Я хочу сказать присутствующим здесь дончанам и луганчанам, и тем украинцам, которые хотят не только любить Украину, но и делать для нее что-то. До встречи в Донецке. Донбасс не вернётся в Украину, потому что Донбасса не существует. Здесь будет либо Украина, либо ничего. До встрече в Донецке.

Олена Стяжкіна – українська російськомовна письменниця, професорка Донецького національного університету. Досліджувала культурні процеси на Донбасі. У виступі під час вручення їй літературної «Російської премії» наголосила, що російська мова в Україні не потребує воєнного захисту.


Текст записала: Юля Сосновська
Фото: TEDx Kyiv, Денис Казанський


http://sodamagazine.com.ua/olena-stiazhkina-do-vstrechi-v-donetske/

Донбасские “выборы” и путинский марш в пропасть



3 ноября 2014, 14:53


Донбасские “выборы” и путинский марш в пропасть

Фото: EPA/UPG

Те формулировки, в которых российское внешнеполитическое ведомство сообщило о признании “выборов” в придуманных чекистами республиках на Донбассе, показывают, что Кремль окончательно переместился в собственную реальность, отличающуюся от того, что происходит на самом деле. В Москве решили признать выборы – несмотря на то, что это признание отодвигает даже теоретически возможность пересмотра санкций против хиреющей российской экономики. Но одновременно выборы признаны не как выборы в ДНР и ЛНР, а как выборы в регионах, что, по мнению российского внешнеполитического ведомства создает возможности для дальнейшего продвижения по пути Минских договоренностей.

То, что сами выборы являются вопиющим нарушением этих договоренностей, так как местные выборы на Донбассе должны были проводиться в соответствии с украинским законодательством – и именно этот пункт был зафиксирован в ходе переговоров в белорусской столице – российскую сторону совершенно не смущает.

Фото: EPA/UPG

Более того, в Москве могут верить – и в этом и состоит вся прелесть тамошнего помешательства – что на Западе оценят подобные формулировки признания донбасских “выборов” как невиданную “конструктивность” – ведь не признала же Москва ни ДНР и ЛНР, ни выборов в них. Во всяком случае, директивы для доведения до сведения смысла этой “конструктивной” позиции Кремля уже доведены до российских пропагандистов и дипломатов и взяты на вооружение западными политиками и журналистами, находящимся на российской “получке”.

С точки же зрения того, что происходит на самом деле, эта “коррекция” формулировок не играет особой роли. Для Запада решение Москвы о признании выборов на Донбассе и есть нарушение минских договоренностей и свидетельство того, что Москва не желает урегулирования ситуации в Украине и восстановления ее территориальной целостности – о чем западные политики говорят сегодня чуть ли не хором.

Мы не знаем подробностей состоявшегося накануне “выборов” в ДНР и ЛНР телефонного общения президентов Украины, Франции, России и федерального канцлера Германии. Вполне возможно, что в ходе этой беседы Владимир Путин дал некие гарантии относительно неприсоединения оккупированных территорий Донбасса к территории Российской Федерации и этих гарантий западным лидерам может быть достаточно для неусиления санкций. Но действия Москвы явно не оставляют никаких возможностей для их ослабления – и в этом смысле Владимир Путин привычно работает на Украину, а не на Россию. Потому что в совокупности с падающими ценами на нефть и крахом российской национальной валюты санкции в существующем объеме (хотя, конечно, усилить было бы неплохо для темпов) – и есть то оружие, которое должно привести к окончательному краху российской экономики и политического режима соседней страны. И любое действие, которое подразумевает продление их режима – на руку нам, а не Путину.

Тем более действие бессмысленное, потому что признание или непризнание Москвой выборов в ДНР и ЛНР ничего по сути не меняет. Как ничего не меняет признание или непризнание “государственности” оккупированных территорий.



Москва долгое время не признавала Абхазию с Южной Осетией и до сих пор не признает Приднестровье. Но это не мешает ей общаться с оккупированными территориями Грузии и Молдовы как с “настоящими” государствами

До краха СССР Абхазия и Южная Осетия были автономиями в составе Грузии, а Приднестровье вообще ничем не было – разве что автономией в составе Украины до создания Молдавской ССР. Но это не мешало российским пропагандистам еще в “вегетарианские” времена Ельцина придумать “приднестровский” народ и направить всю мощь находящейся в регионе российской армии против законной власти в Кишиневе. То, что украинцы этого не замечали, потому что считали, что с ними так не поступят, тоже не отменяет реальности – Россия в донбасском случае движется по приднестровскому пути. С той только разницей что уже есть аннексированный Крым, ссора с мировым сообществом и перспективы экономического краха.

Фото: EPA/UPG

Предсказывать, как Россия поведет себя в дальнейшем с Донбассом, я бы не спешил. Мы должны помнить, что для Путина и его камарильи Донбасс – это всего лишь рычаг давления на Украину. И, как и любое оружие, Путин будет задействовать его в той мере, в какой ему покажется важной эффективность и результативность такого воздействия. Подчеркну еще раз – не в зависимости от того, что будет происходить на самом деле, а в зависимости от того, что будет происходить в путинской голове.



Из нашего с вами мира Путин ушел и уже никогда в него не вернется. И именно поэтому он непредсказуем.

Он может развивать “сотрудничество с регионами”, а может отдать приказ своим марионеткам в Донецке и Луганске побороться за “восстановление территориальной целостности” своих бандитских республик. Может инициировать процесс переговоров, а может устроить на востоке новую войну. В этом смысле нужно думать не о том, что может он, а о том, что нужно нам.

А нам нужно, чтобы его режим рухнул. И в этом смысле все развивается в необходимом направлении. Путин, его окружение, российская экономика, мировые тенденции, российское телевидение – все работает на нас так, как будто СБУ завербовало почти всю Россию да еще и саудовских шейхов в придачу. Путин ведет свой режим и государство к пропасти с такой уверенностью, что его путешествию следует только аплодировать и не мешать. Наша главная задача – удержать Путина от войны и сохранить как можно больше жизней украинских граждан. А восстановлением территориальной целостности и наказанием изменников и коллаборционистов на Донбассе и в Крыму можно будет без особых хлопот заняться, когда путинское путешествие в смерть триумфально завершится.


http://lb.ua/news/2014/11/03/284763_donbasskie_vibori_putinskiy_marsh.html?print

О выступлении Порошенко.

Оригинал взят у nazlo_vsemu в О выступлении Порошенко.

Проблема не в том, что далеко не все поняли смысл сегодняшнего выступления Порошенко, а в том, что, по обычаю, бросились комментировать непонятое. Итак, для начала: чем были Минские соглашения и последующие законы "Об особом статусе"? Очень просто - это была отчаянная попытка президента сохранить единство страны. И сколь бы низкими не были шансы на успех, он был обязан их все испробовать.
Европа подписала и рукоплескала, русские подписали и криво улыбались, боевикам тоже позволили что-то черкнуть. Впрочем, они едва ли не на второй день уже получили от плешфюрера разрешение весьма вольно толковать подписанный документ. Украина же прилежно выполняла свои обязательства, не давая повода оккупантам сорвать выполнение договора. Пришлось подхуйлятам делать это без повода.
Я уже упоминал, что вчерашние выборы имеют значение чисто символическое. Если бы Путиным двигали мотивы рациональные, он провел бы голосование в декабре, как это предусматривает принятый ВР закон - и мог бы заработать даже некие бонусы у Запада. Но ему было важно начать процесс официальной сепаратизации региона. И проведенными против закона выборами он просто показал, что Минское соглашение для него не документ и никакого украинского суверенитета над Донбассом он не признает.
Как видим, Порошенко с ответом ждать себя не заставил. Пока это просто предупредительный выстрел, но значение его недвусмысленно: если Москва не сдаст назад, законы об особом статусе отменят. А это значит, что контролируемые русскими территории будут объявлены оккупированными. То есть, ответственность за пенсии и пособия, за газ и тепло будет возложена на Россию. А у Украины появится новая временная граница, которую ее армия в соответствии со всеми международными нормами пересечет в любой момент, когда посчитает возможным восстановить суверенитет. Как вы понимаете, минское соглашение такого не предусматривает.
Как хороший политик, ПАП не забыл помахать у носа лугвндонского населения и пряником - свободной экономической зоной ЕС и РФ - этакие Нью-Васюки, о которых вата не раз еще вспомнит холодными и темными зимними вечерами.
В общем, мощный ход. Можно спорить о части того, что делает украинский президент (особенно, кадровой политике) но и мозги, и яйца у него точно на месте.