January 30th, 2015

ДУМСКИЕ КЛОУНЫ ПОКИДАЮТ СТРАСБУРГ

29 ЯНВАРЯ 2015, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приостановила права российской делегации голосовать и быть представленной в руководящих органах ассамблеи на открытии сессии до апреля. «Ответка» (если использовать словарь главного начальника) была отправлена незамедлительно. Глава российской делегации, председатель думского комитета по международным делам Алексей Пушков, грозно заявил, что ПАСЕ сама себя лишала возможности общаться с российскими парламентариями. А без такого общения и дискуссии, считает депутат, любое обсуждение проблем, связанных с Россией, неизбежно превратится в пустую болтовню. Оскорбленные в лучших чувствах народные избранники приостанавливают свою работу в ПАСЕ не до апреля, а до конца года. Мало этого, Пушков заявил, что отныне встает вопрос о дальнейшем пребывании России в Совете Европы.

Узнав, что делегация, представляющая сбесившийся принтер, покинет Страсбург минимум до конца года, а возможно, и навсегда, я испытал немалое облегчение. При том что я понимаю логику тех, кто говорит: при любых обстоятельствах следует оставлять пространство для общения, каналы связи между Россией и Западом. Более того, пушковская угроза совсем покинуть Совет Европы означает кроме всего прочего и возможность возвращения смертной казни, и угрозу выйти из-под юрисдикции Европейского суда по правам человека, единственного в глазах многих россиян суда, где можно найти справедливость.

И все же дальнейшее пребывание отечественных парламентариев в Страсбурге чем дальше, тем больше становилось все невыносимее. Уместно вспомнить, что Совет Европы был создан почти сразу же после Второй мировой войны, в 1949 году. Его целью было и остается укрепление сотрудничества европейских государств в области стандартов права, прав человека, демократического развития и законности. Чем активнее Москва реализовывала свои внешнеполитические цели по созданию «русского мира», тем очевиднее становилось, что ни ПАСЕ, ни Совет Европы не являются той площадкой, где можно вести диалог с Россией. Потому что, как ни крути, Совет Европы может существовать, только когда все страны-участники разделяют общие представления о верховенстве права и демократических ценностях. Именно поэтому Советскому Союзу был по определению закрыт путь в Совет Европы. И теперь с российскими представителями бессмысленно вести разговор о правах человека. Тем более с теми, кто выступил инициаторами попрания этих прав.

То, что возможности для хоть сколько-нибудь конструктивного диалога исчерпаны, подтвердили и последние действия российской делегации, получившей, очевидно, указание вести себя наступательно. Чего стоит именно в Страсбурге прозвучавшее предложение спикера российского парламента изучить вопрос об «аннексии» ГДР. Совсем уж унизительным выглядел торг вокруг возможности посещения представителями ПАСЕ Надежды Савченко, находящейся в московском СИЗО. Возможность встретиться с членом украинского парламента была прямо поставлена в зависимость от наделения российской делегации полномочиями. После этого многочисленные сообщения о том, что российские парламентарии расклеивали в туалетах ПАСЕ пропагандистские стикеры, уже не выглядели преувеличением. Чем дальше этот коллективный Жириновский будет от Страсбурга, тем лучше.

Куда удобнее переместить диалог с Россией в ОБСЕ, которая, что ни говори, является продуктом холодной войны. Эта организация появилась как инструмент выработки общих правил поведения, прежде всего в сфере безопасности, государствами, которые придерживаются диаметрально противоположных взглядов на базовые ценности. К сожалению, снова наступила пора, когда необходимо обсуждать не общие ценности, а мирное сосуществование.

http://www.ej.ru/?a=note&id=26978