February 23rd, 2015

Так вон оно что! А я удивлялся, что это за удивительные байкеры, состоящие при начальстве?!

Путин, Владимир Владимирович

В 1985—1990 годах работал в ГДР. Проходил службу в территориальной разведточке в Дрездене под прикрытием должности директора дрезденского Дома дружбы СССР-ГДР. В течение командировки по выслуге лет повышен в звании до подполковника и в должности до старшего помощника начальника отдела.

Залдостанов, Александр Сергеевич, прозвище «Хирург»,

В 1985 году Залдостанов был женат на немке, часто бывал в Западном Берлине, потом они развелись. Работал охранником в рок-н-ролльном клубе Sexton в Западном Берлине. Как это практикуется среди охраны, c вероятностью в 99%, приторговывал «дурью». Был прихвачен местной «Штази», попал на выдворение в посольство СССР, но нашёл там заступника в лице вышеупомянутого директора дрезденского Дома дружбы. Получил вербовочное предложение и подписал сотрудничество с КГБ в обмен на не выдворение.

Именно в Берлине он познакомился с мототемой. Продолжал часто ездил в Берлин в 1990-е годы, где узнал новую для него субкультуру, в частности, «Ангелов ада». На чьи деньги ездил – объяснять не надо.

Во время одной из поездок в Москву организовал байкерский клуб Sexton. На какие деньги и под чьей крышей, я даже не буду намекать.

Клуб Sexton bikecenter.ru организовал Концерт в поддержку Донбасса 28 сентября 2014г. Клуб на 100% является одной из точек ФСБ в Москве и занимается внедрением идей «антимайдана» в головы соответствующей публики."(комментарий пользователя)

http://m.glavpost.com/post/19feb2015/blogs/17092-vot-pazl-i-slozhilsya.html

Дмитрий Бергер: Цена свободы Украины

Цена свободы Украины

То, что Украина сейчас переживает, и есть, в сущности, свобода и демократия. И, смею вас заверить, что лучше, на самом деле, просто не бывает. Раздрай, бардак и даже непрекращающаяся междоусобица и есть основные признаки вожделенной свободы.

Полковник Гордон Толл:

Сколько людей это стоит? Скольких жизней? Одной? Двух? Двадцати? В вашей роте будут погибшие, Капитан. Если вы не в состоянии это перенести, сейчас самое время дать мне об этом знать.

(Фильм “Тонкая красная линия”)

Свобода ведь состоит не в том, что вы лично можете делать и говорить, что вы хотите, а в том, что то же самое могут делать и другие, самые неприятные вам и просто глупые люди, чьи взгляды на жизнь, дурные привычки и внешний вид коренным образом отличаются от ваших. Такого безобразия, конечно, не происходит в упорядоченных авторитарных и тоталитарных, так называемых корпоративных режимах. Там все разложено по полочкам, и все знают свое место, свой шесток. Там не выскажут такую ересь (просто никому в голову такое не придет!), как, например, американский госсекретарь Джон Керри пару лет тому назад выдал германским студентам: “У нас в стране (США) любой дурак имеет полное право быть дураком.” И, тем не менее, каким-то образом раздрай, бардак и даже непрекращающаяся междоусобица (еще какая!) в самой Америке не в состоянии помешать ни ее экономическому, ни социальному, ни политическому развитию. Скорее, даже помогают. Значит ли это, что то, что американцу или немцу хорошо, то украинцу (русскому, китайцу и т.д.) смерть? Нет. Это значит, что в странах, избравших путь свободы и демократии, принимают как данное то обстоятельство, что свобода имеет определенную цену, или, как у них говорится, freedom ain’t free.

Каким образом кажущийся, а может и действительный, хаос свободного общества не ведет к разрушению и деградации государства и общества? Наличие общественных и государственных институтов. Люди, особенно воспитанные в традициях авторитарного мышления, имеют склонность путать понятия “функция”и “институт”. Разница между ними прекрасно отражена в средневековой европейской байке, в которой у двух человек, несущих в город по булыжнику, спросили, что они делают. “Несу камень.” – ответил первый. Другой сказал: “ Я строю Кельнский собор”.

Вот, смотрите, в каждой стране имеется президент или премьер-министр, экономика, армия, СМИ, дороги, суды, музыканты, и так далее. То есть, функционально они везде примерно одинаково направлены. Скажем, армия. Почему, например, малочисленные испанские конквистадоры успешно сражались с многочисленными индейцами. Не сталь, не кони и не долгозаряжающиеся аркебузы были залогом их успеха, а законченная система организации и ответственности и соответственный ей менталитет, называемые в просторечье институтом. Испанские отряды были военными институтами, с уставом и кодом действий. Погибшего капитана, заменял один из лейтенантов, лейтенантов замещали сержанты, и даже без офицеров испанцы продолжали оставаться единой силой. Кто-то всегда брал на себя ответственность. Индейцы же, мало того, что сражались индивидуально в толпе, буквально боготворили своего командира отряда, единственного и незаменимого. Достаточно было убрать его, и все войско приходило в замешательство. Когда я иногда читаю, как украинские бойцы жалуются, что их командир оставил часть на произвол судьбы, и никто больше не знал, что им делать… Ну, вы меня поняли.

И если уж говорить об институте армии, то можно припомнить и другое наблюдение конца 18-го века времен завоевания Индии Британией. Один индус легко положит с десяток британцев, 10 британцев сравнятся по силе с 10 индусами, 100 британцев разобьют 1000 индусов, 1000 британцев разгромят местную армию, 10000 британцев завоюют весь континент. Вопрос даже не вооружения и не патриотизма, хотя они и не мешают. Хотите военных побед – не переходите на личности, а способствуйте созданию полноценного института армии, в котором будут поощряться инициатива и компетентность.

Институт — это нечто большее, чем непосредственная функциональность. Это целый контекст существования. И его образование дело не одного дня и не одного президентского указа. Вот, говорят, что если полицейским, — о, миль пардон! — милиционерам или судьям платить много, то и коррупции не будет. Но это исходя из логики, что коррупция, как и кража куска хлеба умирающим дистрофиком, тоже базируется на недостаче неких жизненно необходимых ресурсов. Но ведь нет! Коррупция всегда там, где функции власти есть, а самих институтов власти нет. Нет контекста, когда человек имеет возможность совершить неприемлемое действие, но не совершает его именно потому, что оно неприемлемо в его окружении. Одни называют это моралью, я называю это действенными общественными институтами. Когда человека, который хвастается знакомым тем, что он что-то украл, не хлопают дружески по плечу, а с плохо скрываемым отвращением спрашивают, не стыдно ли ему и перестают с ним общаться. Тюрьма наказывает за уже содеянное, в то время как опасение быть отвергнутым окружающими предотвращает само преступление. Не зря же с самой древности остракизм или изгнание приравнивалось к смертной казни. И не зря же Сократ предпочел честную смерть унизительному изгнанию. Но, чтобы прийти к такому общественному сознанию, потребуется и время, и усилия миллионов. Конечно, хотелось бы, чтобы моментально и без усилий. И это вполне человеческое желание, ведь намерения у всех самые наилучшие, чего тянуть, включай национальную программу честности?

Насколько лет назад мне попалась история о том, как один известный английский писатель-публицист начала 18-го века, то ли Джонатан Свифт, то ли Даниель Дефо, издал памфлет против зла. Во как, одним, значит, махом! И уже через пару месяцев он сокрушался, что, несмотря на его писания, в мире так ничего и не изменилось, зло как было, так и осталось. Проверять достоверность истории я не стал. Уж слишком она хороша, чтобы в ней разочароваться. Соответствует настроению многих украинцев. Ведь действительно, уже год как победил Майдан, 9 месяцев как избрали нового президента, 4 месяца с момента избрания нового состава Верховной Рады, а Украина не только не в десятке самых развитых и свободных стран мира, но до сих пор не может искоренить коррупцию и засилье олигархов, не говоря уже об отражении агрессии с востока и восстановлении ее территориальной целостности! Выводы, в основном, делаются такие: либо там наверху не хотят, либо не умеют.

Особенно раздражают люди, с умным, по их представлению, видом задающиеся вопросом “кому это выгодно?”. “Qui prodest?” идет из юридической практики древнеримского права и к политике никакого отношения не имеет. В политике никому ничего не выгодно, и, в отличие от шахмат, в ней предпочтительнее делать второй ход. Первый ход подразумевает вынужденность перемен, а это потенциально чревато. Изначальное тактическое преимущество часто имеют экзальтированные популисты, способные на время зажечь массовые эмоции и проталкивать под шумок свою немедленную повестку дня. Как ИГИЛ и Путин. Но в долгосрочной перспективе неизменно выигрывают терпеливые и рассудительные хозяйственники, как администрация Обамы и китайское руководство, создающие общий контекст развития, для которого мелкие локальные детали не так и важны. Выгода состоит в поддержании непрерывности желательного тебе процесса.

Но мы упрямо предпочитаем видеть политику как игру, вроде любимого всеми футбола. В футболе на поле играют две команды и трое судей, но болельщики всегда уверены, что результат игры зависит только от усилий и энтузиазма игроков и тренеров их клуба, даже если они играют против “Барселоны”. Теперь представьте, что на поле 15 команд, 4 мяча и 6 судейских бригад, и вы получите примерную картину даже не мировой, а всего лишь региональной политики. Что в такой ситуации можно реально контролировать? Только самого себя. А если тренер, или президент, или премьер-министр серьезно стремится достичь максимально возможных в данном раскладе результатов, то стоит еще контролировать и ожидания других (английский термин — managing expectations).

Во время предвыборной компании, политики могут обещать все что угодно: понижение налогов, повышение социальных пособий, искоренение коррупции за год, окончание АТО за две недели, и так далее. Возможно, что они безбожно врут, возможно, что они исходят из идеального сценария вероятных событий, возможно, что они искренне верят в свой гений. Иногда обстоятельства действительно просто удачно совпадают. Александр Македонский с Наполеон тоже были великими полководцами. Не в последнюю очередь потому, что командовали самыми лучшими армиями своего времени, которые до них создали другие люди. В любом случае, успех лидера зависит от его команды.

Поэтому, кто бы ни был украинским лидером, его личные качества и идеи будут ограничиваться или расширяться возможностями его команды. И в данном контексте под командой подразумевается все население Украины. К сожалению, большинство людей считает, что в этой игре они всего лишь болельщики, что позволяет им в случае победы команды быть как бы соучастниками ее успеха, а в случае неудачи – винить исключительно тренера и игроков, при этом оставаясь как бы в стороне.

Извечная проблема управления ожиданиями. Сам термин пришел из мира бизнеса, где, с одной стороны, хочется любыми способами зацепить потенциального клиента, а с другой необходимо все-таки иметь возможность доставить ему обещанное. Скажем, компания производит электронные железки. Безбашенные менеджеры и агенты без зазрения совести обещают своим клиентам все, что те хотят услышать. Инженеры компании наивно протестуют по поводу того, что хотелки клиентов противоречат как законам физики, так и здравому смыслу. На что им отвечают пафосными призывами чего-нибудь там придумать, зря, что ли, деньги им платят. С физикой не поспоришь, проект проваливается, расстроенный клиент считает, что либо его надули, либо он имеет дело с некомпетентными балаболами, и уходит к тем, кто делает только то, что обещает, кто способен управлять ожиданиями других. Политики, в сущности, те же агенты по продаже, и обязаны принимать во внимание к чему может привести даже самый невинный треп, поскольку, в отличие от коммивояжеров и автомобильных дилеров, их до сих пор многие воспринимают всерьез. Но это одна сторона проблемы.

С другой стороны проблемы находятся все те, кто возлагает неоправданные надежды на способности и возможности правительства решить все вопросы к всеобщему удовлетворению. При этом, если продолжить футбольные аналогии, никто ведь не ожидает от полтавской “Воросклы” разгрома уже упомянутой “Барселоны”. Разве что Месси или Неймару могут ногу сломать, и то лишь при удобном случае. От правительства же и президента слабой и распотрошенной страны ожидают каких-то особых военных и социальных достижений, причем немедленно. На чем основан такой оптимизм? Ни на чем. Просто так хочется.

Ведь тут же еще такой момент. И президента Порошенко, и весь украинский парламент, какой он есть, избрали не столько потому, что они предложили некий выбор, а потому, что выбора, собственно говоря, и не было. Такая вынужденная безальтернативность во многом определяет характер событий в стране. Политических партий, как таковых, просто не наблюдается, они, скорее, клубы имени тех, кто оплачивает банкет, и взгляды общества разделяются вдоль простой и прямой линии – быть такой стране Украине или наплевать. Вопросы социальной и экономической политики уступают место инстинкту выживания, который на данный момент, впрочем, более уместен, чем метафизические рассуждения о культуре, истории и языке.

Но эти объективные обстоятельства вовсе не отменяют необходимости решений и действий, определяющих долгосрочную стратегию. Западные партнеры уже прямо говорят, что их дальнейшая помощь и участие в процессах становления страны напрямую зависят от реформ, направленных на создание в Украине демократического общества, свободного от коррупции. А что такое эти реформы? Кто может конкретно назвать и объяснить что, где, как и почему необходимо сделать? Все вроде бы согласились, что так жить нельзя. А как можно и нужно?

Известный российский экономист Александр Аузан любит иллюстрировать природу работы системы, как и я, на примере футбола. Цитата долгая, но стоит того. “В 1994 году на футбольном турнире Shell Caribbean Cup по правилам турнира в случае ничьей в основное время назначалось дополнительное; игра в дополнительное время шла до первого забитого мяча; мяч, забитый в дополнительное время, засчитывался за два. В последнем матче группового этапа встречались команды Барбадоса и Коста-Рики, причем Барбадосу для первого места нужно было побеждать с разницей минимум в два мяча, а Коста-Рику устраивает любой другой результат. И вот на 83-й минуте — счет 2:1 в пользу Барбадоса. Что начинают делать команды Барбадоса и Коста-Рики? Барбадос забивает гол в свои ворота, чтобы получить дополнительное время (и чтобы получить возможность забить гол, который тогда будет считаться за два). Команда Коста-Рики пытается забить мяч себе (ей только важно не проиграть в два мяча), а защитники Барбадоса защищают ворота Коста-Рики от нападающих Коста-Рики. Вот так работают институты!” Понимают ли это люди, рассуждающие о реформах в Украине? Или они считают, что если бы игроками и тренерами сборных Барбадоса и Коста-Рики были другие люди, условные патриоты, то их поведение в тех же обстоятельствах было другим? И если да, то почему?

Так можно же просто поменять правила игры! Об этом же все и говорят, в этом же и состоит суть реформ. Беда в том, что, в отличие от добрых намерений, моментальных системных изменений просто не бывает. Понятно, что можно просто принять закон, утверждающий новые правила игры. Но закон сам по себе не является инструментом перемен; он всего лишь разъясняет логистику применения некой общей идеи, обычно заложенной в некой общей декларации или конституции. Все, что закон может делать, это или закрепить уже сложившиеся условия и понятия в правовых нормах, или создать отправную точку, в надежде, что со временем новые правила игры утвердятся в обществе. Первый подход присущ британско-американской системе прецедентов, где предпочитают законодательно закреплять уже существующие реальности, в то время как второй подход европейского права, родом из наполеоновского кодекса, чаще пытается влиять на будущее. Можно, кстати, просто похерить законы и попробовать менять игру по-своему, не спрашивая разрешения сверху. Но без детальной логистики закона и системной организации, все это заканчивается в лучшем случае люстрацией в мусорных ящиках, а в худшем – линчеванием подвернувшихся под горячую руку прохожих с неправильным выражением лица.

По идее, создание условий для перемен и проведение реформ в жизнь входит в мандат правительства и государства. Но это по идее, в теории. Как однажды изрек величайший мыслитель современности Гомер Симпсон, обращаясь к своей жене: “В теории, Мардж! Коммунизм тоже работает. В теории!” Но вы сами-то видели это государство и это правительство? И вот им доверяется изменить каким-то образом существующие правила игры? Да, там есть достаточно компетентные и достойные люди, но никто не станет спорить, что их количество недотягивает до необходимой критической массы. Система всегда может с пользой использовать героя, но герой никогда систему за раз не поменяет.

К тому же, если для нормальной работы системы ее участникам необходимы некие особые личные качества, что-то в этой системе не так. Как говорится, героизм – расплата за некомпетентность. Примеры прямо перед глазами. Несмотря на страшилки тактики “гибридной” войны, в любой стране с компетентным государством, разведкой и вооруженными силами вопрос Крыма и Донбасса просто бы не стоял, и нужды в героических добровольцах и киборгах просто бы не было.

В свою очередь, когда героические комбаты, уже став депутатами Рады и членами ее комитетов, начинают после военной неудачи обличать МО и Генеральный Штаб в некомпетентности и предательстве, но делают это не в процессе работы парламента, того самого места для прогрессивных перемен, а на публичных форумах, где ничего, кроме эмоционального всплеска, не происходит, то возникает вопрос: а где они были все это время? Все мы умны задним умом. Для этого не нужно быть парламентарием. Поэтому только у нас, не обремененных властью и ответственностью, есть моральное право отвязываться на форумах в Facebooke. Мы-то в комитетах не заседаем, у нас другие, слабые возможности влияния на события.

К сожалению, слишком много народу подменяет обыденную некомпетентность громким словом “предательство”. Психологически объяснимо. Измена это нечто скрытое, незаметное глазу, ее не видно и, следовательно, мы за нее не в ответе. Некомпетентность же всегда на виду и, следовательно, в том, что она определяет нашу жизнь, виноваты мы сами, когда с ней миримся. Некомпетентность, упакованная в популизм – прямой путь в коррупцию.

Живущим по принципу “пока гром не грянет, мужик не перекрестится” не следует сетовать, что Россия выигрывает “информационную войну”, что коррупция цветет и пахнет по-прежнему, что правительство и парламент, кажется, не в состоянии ничего сделать правильно. Все эти вещи происходят не сами по себе, не в сферическом вакууме, а среди людей, в обществе, в стране. Не всякая страна заслуживает такого правительства, которое она имеет. Не случайно же председатель Мао подчеркнул, что именно винтовка рождает власть. Но любое общество, независимо от политического строя, получает тот уровень ответственности и компетентности, который оно согласно терпеть.

Но это вопрос не одного месяца и не одного года. Компетентность равняется годам образования и практики; это результат долгого процесса, а не щучьего веленья. Если за четверть века Украина не смогла создать по-настоящему профессиональных политиков, журналистов и генералов, то за день этого не исправить, даже при наличии миллионов бескорыстных патриотов. Писатель и журналист “Нью Йоркера” Малком Гладвелл популяризовал идею 10000 часов, согласно которой, чтобы достичь профессионального уровня в любой деятельности, требуется посвятить ей десять тысяч часов или примерно 10 лет. Можно и ускорить процесс, если, как Битлз в Гамбурге, играть семь дней в неделю по четырнадцать часов в день. Но, в среднем, и скрипачу, и хирургу, и генералу, и министру потребуется лет десять лет занятий и практики, чтобы достичь уровня компетентности. Не находиться в должности, а полностью соответствовать ей. Иначе приходится учиться на ошибках, что во время боевых действий означает потерю многих жизней. Но другой альтернативы нет.

Поэтому, пока не появится поколение 10000 часов (если оно еще появится), не стоит особо полагаться на громкие выражения недовольства властью и публичные протесты. Нет, протестами можно, конечно, добиться, чтобы кого-то сняли, а кому-то что-то дали. Можно даже вместо парламента и правительства устроить перманентный Майдан и, как в древней Спарте, избирать руководство, ориентируясь на громкость криков в поддержку очередного кандидата в министры. Но ожидать, что это изменит систему, смешно. Ожидать, что это создаст общественные и политические институты, нереально.

В сегодняшних обстоятельствах требовать от президента и правительства, армии и финансистов особых достижений и побед бессмысленно. Они делают, что могут, а могут они не так уж много. Конечно, в СМИ и интернетах хватает знатоков, предлагающих убрать всех плохих старых политиков, олигархов и генералов, и заменить их на новых и лучших. К сожалению, ни конкретных имен, ни особой квалификации потенциальных лидеров они, как правило, не дают.

Хотя, тем не менее, у общества имеется не только право, но и гражданский долг требовать компетентности и правдивости от людей, облеченных ответственностью. Подчеркну: не наивно ожидать компетентности и правдивости от любого чиновника, офицера или политика, но тупо требовать. Спрос, рано или поздно, рождает предложение. Хотя стоит также помнить, что честный и правдивый руководитель будет обязан говорить и делать то, что требуется для общего блага, а значит, многим это может и не понравиться. Но честность и компетентность неотделимы от свободы и демократии. Они все имеют свою цену, которую всем приходится платить. Часто самую высокую.

А теперь, после того, как я понизил ваши ожидания, позвольте продать вам немного осторожного оптимизма. На самом деле все не так мрачно, как могло показаться из вышесказанного. Несмотря на то, что поражения и ошибки неизбежны, все-таки Украина начинает не с нуля. Ее люди начинают не с нуля. У нее имеются лидеры. Не вожди, и именно лидеры, немногочисленные, но все равно неплохо тянущие на себе невероятно тяжелый груз, который пока что они не в состоянии переложить полностью на институты власти и общества, как делают в развитых странах. У Украины есть достаточно активных граждан, способных самостоятельно определять общественные приоритеты и действовать согласно обстановке. Есть история, есть знания, есть международные связи, есть желание, есть эмоции и есть опыт, часто тяжелый и болезненный. И вполне возможно, что из 10 лет или 10000 часов, необходимых для освоения предмета, половина, или три четверти уже зачтены и приняты во внимание. Вполне возможно, поскольку за одного битого двух небитых дают, что каждый день, месяц и год, пережитый после победы Майдана и поражения под Иловайском, будет считаться за два или три. Возможно, что свобода стоит ровно столько, сколько за нее согласны платить. Бесплатная же свобода не стоит ничего.

Доброе утро, Вьетнам! Выход из Дебальцево | Петр и Мазепа

Доброе утро, Вьетнам! Выход из Дебальцево | Петр и Мазепа

Пока адепты «зради» и «перемоги» продолжают ломать копья, проливая виртуальную кровь, хочется сказать лишь одно: у нас слишком много людей, знающих, как нужно управлять бригадами, но почему-то спустя девять месяцев ожесточенной войны работающих журналистами и менеджерами. Очень не хватает вас на Востоке или в 169 НВЦ.

Эпопея в Дебальцево завершена. При всех просчетах, как политических, так и оперативных, военные выполнили большинство поставленных задач. Железнодорожный узел превратился в руины, периметр простоял до приказа о выводе, управление не было утеряно, ни одна из целей по окружению и уничтожению частей ВСУ, как боевых единиц, достигнута сепаратистами не была. Целый президент великой страны, первой полетевшей в космос, на голубом глазу врал про котел, пока несколько БТГ с танками и автомобильными колонами не прошли походным порядком в сторону Артемовска.  А вопли про отступление и что так добежим  до Киева – остаются эмоциями. Непозволительной роскошью в нашей ситуации.

В реальности 128-ая бригада избежала разгрома, совершив выход из цепочки блоков, на которых уже заканчивались боеприпасы, и сквозь узкую «горловину» выступа было невозможно доставить им сменные стволы, запчасти, технику, амуницию к тяжелому оружию. Предложения заминировать десятки километров фланговых яров, высоток, лесополос, отводных каналов и грунтовых дорог остаются на совести советчиков, прогулявших даже срочную службу в институте. Попытка глубокого деблокирующего встречного удара сквозь довольно масштабное водохранилище и узкую дорогу обречена на тяжелые потери. Продолжать вводить туда войска, на сужающийся, простреливаемый тяжелой артиллерией плацдарм? Вы вообще видели, во что превратилось Дебальцево за несколько дней уличных боев? Спутниковые снимки есть, можно насладиться. Продолжать сидеть посреди мертвого города без инфраструктуры, продолжая ловить бесконечные пакеты от РСЗО? В этой ситуации сработали почти хорошо – показали всему миру невозможность переговоров с РФ и сепаратистами, вывели людей, лишили город стратегического значения на многие месяцы вперед, нанесли врагу ущерб в уличных боях. Естественно, что всему этому есть своя цена.

Выходили тяжело. И горная пехота, и роты 92-ой несли значительные потери в технике всю кампанию в Дебальцево. Заканчивался ресурс, выводились из строя движки 70-го года прошлого века, уходила ходовая часть, осколки калечили автомобили, орудия вырабатывали стволы, выстреливали в ноль боекомплект, а транспорта уже не было на момент эвакуации. Шли на броне танков как десант, «гроздьями» облепляли коробки, выходили пешим порядком, неся на руках тяжелое пехотное и станки. В это время в восточной части самого города шел плотный ближний бой, где решалась судьба южной группировки ВСУ. Вокзал был оставлен после жаркого штурма, в застройке работал 40 БТО «Кривбасс», ПТО 92-ой, роты НГ и сводный взвод милиции, несколько танков 17 отбр осуществляли непосредственную поддержку на поле боя. Им пришлось достаточно трудно — отражать одновременное движение сепаратистов с севера, вести сражение в городе, пытаться деблокировать опорные пункты на востоке, ощущая моральное давление сужающейся позади дороги и битвы в районе «Креста». Это был решающий момент всей операции  – жизнь или смерть для нескольких сотен людей с южного фаса.

ВСУ устояли. Противник увяз в городе, а десантники, закаленные части 79-ой и 95-ой мобильных бригад, настоящая «пожарная команда», совместно с отдельными полками СПН решили исход тяжелейшего оборонительного сражения. Высота 307.9, до этого оставленная регулярными войсками, была возвращена мощным рейдом в ночь 18 февраля, взводный опорный пункт инсургентов уничтожен. Совместно с артиллерийской подготовкой была расчищена «артерия» в районе Лозовой. 30 бригада, а именно ребята из второго батальона держала «тонкую красную линию» в направлении Логвиново. Этими лютыми боями участники уже могут гордиться, как драгоценным орденом, – и это не преувеличение. Когда в результате твоих действий из ловушки выходит более двух тысяч человек и две с половиной сотни единиц техники, а противник оказывается скованным, неся потери под ударами ствольных дивизионов – это удачная операция. Авиация в воздух не поднималась – согласно данным разведки под Дебальцево тяжелые комплексы ПВО из РФ, но, по сути, ночью, когда решалась судьба «кармана», она бы и не сыграла роли. Потери ощутимые. Были убитые у ВСУ во время проводки лент на «Крест», во время разблокирования номерных блоков на юге и в результате сосредоточения отступающих войск в северной части города. Вокзал и удар по высотам тоже стоили дорого. Пока оценить убитых до единиц невозможно, но речь идет о числах до сотни «двухсотых» за время оборонительного сражения и прохода. Много раненых. Очень много. И у десантников, прогрызавших внешние позиции, тоже. За пятьсот бойцов по всем силовикам. Пока мы не знаем, сколько точно  – осколочные ранения могут дать дикую разницу между погибшими и выжившими, далекую от классики. Противнику досталось больше – уличные бои и удары артиллерией по координатам, которые выдавал 3-ий и 8-ой полк, контроль 307.9, плюс массовая артподготовка на «отрыве» колонн, вышедших с севера Дебальцево. Любые цифры, которые сейчас даются с точностью до человека, высосаны из пальца – потому что сводные данные по госпиталям, районным больницам и «ТМН» дело не быстрое.

В целом по фронту на других участках ситуация пока не имеет тенденций к обострению. В Широкино идут жесткие минометные обстрелы и встречный бой, «Азов» там потерял одного человека, есть «трехсотые» и у полка НГ, и у сводных групп. Но после мощного рейда проукраинских сил на Восток, это уже только отголоски того противостояния, которое кипело в секторе «М». Хотя следует отметить, что сепаратисты накапливают в районе дополнительные силы, включая танки. Зафиксировано несколько обстрелов с быстроходных лодок, попытки заброса ДРГ по воде. Ставшие уже привычными обстрелы в районе Песков и остатков поселка Опытное никого не удивляют, как и попытки говорить о перемирии.  В секторе «А» работает стрелкотня и легкие минометы, боимся представить, что осталось от Станицы. Сейчас обе стороны используют оперативную паузу, чтобы переформировать свои части, отремонтировать технику, решить вопросы по логистике и инженерному обеспечению позиций. Сепаратисты и их пособники  получили поле боя – некоторые трофеи, подбитую технику, подлежащую восстановлению, вероятнее всего, в ближайшие часы будут показаны пленные за всё время операции, чтобы подорвать мораль населения. Кстати о морали. Не знаю, как в вашей реальности, а в моей командир танка учится пять месяцев, сдает экзамен, проезжает сотню километров, производит десяток стрельб из орудия, работает в составе подразделения. Внимание, вопрос – какие учебные центры, инструктора, учебная техника были у ДНР шесть месяцев назад, когда они сидели на клочке земли, зажатые между двумя огненными наковальнями, а от Лутугино до пограничных пунктов на Востоке оставалось 50 километров?

Откуда берутся артиллеристы и офицеры-«реактивщики», учащиеся по пять лет, выстреливающие тонны снарядов, работающие с привязкой к беспилотным аппаратам и современным программам? Почему так много видео с удмуртами, какими-то якутами и прочими северными народами в форме ДНР, почему даже флаг над разбитым городом Дебальцево поднимал довольно странный шахтер с непривычным разрезом глаз? Кто командует полковыми штабами и танковыми ротами – неужто Моторола и атаман Козицин? Почему 40-миллионное государство использует в качестве пожарной команды десантников и спецназ, а силы 13 районов, откуда сбежала половина населения, не имеющие запасов амуниции и линейных частей, где можно было захватить эту амуницию, берут города и высоты лобовыми танковыми атаками, теряя сотни людей от артогня? Вы все прекрасно понимаете, против кого мы воюем, и почему именно так всё складывается на фронте. Простите, что мы не наступаем на превосходящие силы и не сносим с лица земли города, как хотят стратеги из Фейсбука и журналисты, не пошедшие в армию из-за грыжи. И авиация тоже не будет входить под мощную ПВО, пока не пройдет модернизацию, пора смириться с этим.

Подготовка мобилизованных продолжается, очень масштабная и плотная, поверьте авторам обзора на слово. «Гвоздики» и ствольная артиллерия из базы хранения Оржев становится в строй. Тепловизоры из невиданной роскоши превращаются в обыденность почти каждой роты. Прямо сейчас ВМФ вместе с войсками береговой обороны и авиацией проводят масштабные учения по отражению десанта противника в районе Одессы. Корпорация «Богдан» получила заказ на 90 бронемашин «Барс» для НГ, также они примут участие в тендере для армии. Уже сегодня заказы на будущий год в плане вооружения в разы превосходят всё, что армия Украины приобретала за все 20 лет. Вы можете продолжать сотрясать воздух паникой, пить капли и рисовать несбыточные планы. Или принять участие в беспрецедентном сражении за нашу свободу и независимость. За будущее наших детей. Как винтик в механизме экономики, как солдат на фронте, как волонтер или как медик, как бизнесмен или как обычный гражданин. Работы хватит на всех. Даже просто проявить выдержку и не слушать голоса врага – уже большое дело. Месяц нас пугали котлом, вторым Иловайском и прорывом к границам областей. Наши ребята вышли с плацдарма, армейцы спасли героическую 128 бригаду и отдали врагу очередной кусок перепаханной земли, с разрушенным узлом дорог. Фронт стоит на месте. Если желаете, можете проводить параллели с ДАП и спрашивать, куда дойдет враг  с такими «успехами».

Мы же намерены сделать так, чтобы они жизнями платили за каждый метр продвижения, становились нищими, а мировая блокада усиливалась. Всё это в наших силах. Противник захлебнется кровью. Мы победим.

Активный критик Генштаба берет свои слова про провал в Дебальцово назад


Я забираю свои слова про провал в Дебальцево назад

Так уж вышло, что я теперь знаю гораздо больше чем должен и гораздо больше, чем большинство фейсбучных экспертов. Мне повезло общаться с людьми игравшими одни из главных скрипок в этой операции.

Из того, что говорить можно.
Первое (хорошее): операция действительно была хорошо спланирована. Вывести такую толпень из полукотла это очень непростое дело. НО спданировано все было на высшем уровне

Второе (плохое): полностью реализовать план не вышло. Причин на то много. Первая – нехватка толковых офицеров, которые в критический момент готовы принимать быстрые решения. Вторая – бегство отдельно взятых командиров до начала вывода войск. Третья – паника, которую начали представители отдельно взятого подразделения (отличавшегося до этого многочисленными нарушениями дисциплины. Они в какой-то момент начали паниковать и сваливать раньше времени и не так, как должны. В итоге паника пошла дальше и вместо организованных колонн с прикрытием получились толпы и мракобесие. Представители этого же подразделения ходят вусмерть пьяные сейчас по Артемовску и кричат о том какие они герои. С одной стороны, я считаю героями всех, кто с оружием защищает там нас с вами и условия «работы» там крайне тяжелые. С другой многие умудряются воевать нормально, в тех же условиях и не бухать. К сожалению, именно они потом отдуваются за пьяные геройства и панические настроения других. Иногда отдуваются своей жизнью. Генштаб сам сделал многое, чтобы ему в войсках не доверяли. Это сыграло с войсками злую шутку. Не будь паники – жертв было бы меньше.

Третье и главное – я сегодня смотрел Киселева. Они как обычно видят ситуацию зеркально. По их «данным» у нас погибло около 3000 человек. Так вот – это правда. Погибло до 3000 солдат, но... не у нас. Урон, полученный «индейцами Донбасса» (так называют бурятов, которых прислала сюда Россия) колоссален. Ребята, которые оттуда только вернулись сказали, что арта работала очень круто.

Есть еще много хорошего, увы, не обо всем я могу написать.

На прощания развенчаю миф – котла действительно не было. Вплоть до последнего дня в Дебальцево подвозилась вода и БК. Была альтернативная «дорога жизни» и она работала по полной.

Очень жаль, что столько было жертв. Но они оправданны. Очень жаль, что 70% из них реально было избежать. Сепары очень сильно выгребли. Теперь даже Киселев говорит, что они за «Минск» и за мир. А это значит – им нужно зализывать очень большие раны. Жаль наших пацанов, жаль что была паника, безумно жаль нести такие потери и так. Но у нас действительно не было сил держать и дальше такой карман. Многое можно было сделать иначе, но битва за Дебальцево способна стать нашим «Бородино». После него русская армия тоже отступила и сдала Москву. И мы все знаем, что было дальше. В той битве Наполеон потерял столько же войск, как и Кутузов, под Дебальцево Путин потерял больше людей и техники чем мы. Раз в 5 или 10 больше.

Если бы мне это сказали Генштабовцы – я бы не поверил. Но мне это сказали люди, которым я верю на 100%, которые были там и принимали самое активное участие. Простите что не могу сказать больше

Мы выровняли линию фронта и теперь ее легче будет оборонять. А значит все будет хорошо. Главное работать, верить и помогать-помогать-помогать

Виталий Дейнега
Проект «Повернись живим»
https://www.facebook.com/backandalive

Приват:
5457 0822 3299 9685 Дейнега Віталій
5211 5374 4662 3360 Стократюк Вікторія
Western Union / moneygram / etc:
Irina Turchak + 38 (068) 500 88 00
Контакти:
Гаряча лінія:
(044)338-33-38
(068)500-88-00
Графік прийому дзвінків:
Пн-Пт з 09:00 до 20:00; Сб з 09:00 до 16:00
Заявки на допомогу від військових: Олена 068-796-8557
Наш офіс:
Київ, Жилянська, 12а (пн-пт 10:00-19:30, сб 11:30-16:00)

Безготівка::
Отримувач: Міжнародний благодійний фонд "Україно! Я за тебе!" Код 35137539 р\р №26006057000533 Банк СФ ПАТ КБ "ПриватБанк" г. Киева МФО банка 380269 Назначение платежа: Благотворительная помощь военнослужащим
#Украина #Война #Україна #Армія #Війна #АТО