March 8th, 2015

Как обычно, тонкое наблюдение Карла Волоха

Есть всё же некоторая ирония судьбы в том, что крики "Обама, защити!", "Обама, дай оружие!" (едва ли не "Обама, введи войска!") звучат сегодня в Украине нередко из уст тех самых людей, которые еще год-два назад считали НАТО "агрессивным блоком", а главной причиной вооруженных конфликтов с участием США - нефть, которую завистливые империалисты пытаются оттяпать у счастливчиков, типа Ирака и Ливии (здесь же и причина неизбывной враждебности к светочу справедливости и морали - России). Помню, сколько усилий (часто, напрасных) я прикладывал некогда, чтобы показать, что все гораздо сложнее, чем вещает Останкинская игла.
О том, какой эффект произвело отторжение русского телевизора (на фоне военного вмешательства России) в вопросе отношения к НАТО, сегодня уже свидетельствует статистика: количество желающих присоединиться к "агрессивному блоку" выросло вдвое и впервые превысило число противников идеи.
Резко изменилось и отношение к Израилю и оценка правомерности его действий по защите своих граждан. Это сидя в каком-нибудь мирном Копенгагене легко критиковать ЦАХАЛ за "убийство мирных людей". ВСУ же, на своей шкуре испытавшие, что значит обстрелы Градами из густонаселенных кварталов, вряд ли станут думать дважды, можно ли отвечать на этот огонь. К счастью, по стечению обстоятельств и вопреки усилиям русских, мир, по большей части, с симпатией относится к украинской борьбе с агрессором. Но не следует считать это трендом само собой разумеющимся и вечным. В определенный момент все эти левые гуманисты-интеллектуалы (типа философа Леви, лишь по случаю оказавшемуся в этот раз на правильной стороне) могут вдруг перестать замечать, что Украина лишь обороняется от российского агрессора. Как в ситуации на БВ, где они десятки лет "не видят", что причина конфликта - мусульманский мир, почти тотально не признающий права Израиля на существование (и после т.н. "оккупации", и до нее), так и на Донбассе они легко могут завтра начать утверждать, что украинцы истребляют часть собственного населения всего лишь за желание говорить на русском языке и изучать Пушкина и Толстого.
Впрочем, я отвлекся от темы. Изменения в мировосприятии большинства украинцев за последний год огромны и не могут не радовать. Если мне чего-то и не хватает в нем сегодня, то это эмпатии. Огромные массы людей, ежедневно презрительно критикующих европейцев за их недостаточную помощь Украине, искренне не замечают, насколько сами они слепы и глухи к чужой боли (в отличие от тех же европейцев). За годы украинской независимости в мире происходили и захватнические войны, и геноциды, и истребление диктаторами своего населения, и этнические и религиозные чистки. И практически ни разу это не вызвало в Украине сколько-нибудь серьезного отклика (не говорю уже о желании помочь пострадавшим). Погрузившись в собственную беду, мы не замечаем того, что даже и в эти дни сирийский диктатор с помощью того же русского фюрера уничтожает десятками тысяч свой народ, а общая цифра погибших мирных людей там на порядок выше украинской.
Понятно, что все это особенности формирования совсем молодой политической нации в молодом же государстве. И всё же, нам стоит научиться быть более восприимчивыми к чужой боли и страданиям. Так принято в цивилизованном мире, к которому Украина столь бесповоротно решила примкнуть


От себя: Все очень точно и справедливо за исключением слов  об Анри Леви. Он никакой не левый, а очень даже правый. Причем,  ястреб. И большой друг Израиля, поддерживавший Израиль в самые сложные (в смысле реакции европейской общественности) минуты. 

Крайне неудобная ситуация для русской пропаганды

Оригинал взят у nazlo_vsemu в Крайне неудобная ситуация для русской пропаганды
Оригинал взят у horoshiyblog в Крайне неудобная ситуация для русской пропаганды
Крайне неудобная ситуация для русской пропаганды: дети переселенцев из оккупированной Россией части Донбасса живут в детском центре в Славянске, который был разрушен русскими оккупантами во время российской оккупации и восстановлен украинцами после освобождения. А живут они там потому, что русские оккупанты сделали невозможной жизнь в той части Донбасс, где они жили, поэтому люди вынуждены уезжать в ту часть Донбасса, которая освобождена украинцами от оккупантов.

https://www.facebook.com/pdudnik/posts/818763644863981





Николай Травкин.

МУРЦОВКА.
Родился в 1946, а первые чёткие картинки в памяти лет с 4-х...
Готовилось блюдо просто. В тарелку с водой резался лук репчатый, добавлялась ложка столовая масла подсолнечного, крупно крошился хлеб и соль по вкусу. Называлось - мурцовка. Было вкусно...
Году в 54-м появилась колбаса. Называлась КОНИНА. Не оторвёшся...
Ещё позже стали на прилавок "выкидывать" СУПОВЫЕ НАБОРЫ. В пакете кости, но не совсем очищенные от мяса. Наваристый суп получался. Да и косточка могла попасть с мозгами. Деликатес...
Т.е. жизнь всё время улучшалась. Отсюда и оптимизм, и настроение, и вера в ещё лучшее...

Старческое брюзжание бесконечно и скучно. Поэтому сразу перескочу в наши дни. И без всякой политики.
С того времени, как стал КРЫМНАШ, жизнь - ясное дело, что за всё надо платить - потихоньку стала ухудшаться. И оптимизм, и настроение, и вера тоже слабеть начали.
Я не с претензией. Ведь понятно, что в мои то годы с корабля не соскочить. Вместе со всем народом, вместе с той журналисткой из КП резиновые сапоги придётся обуть.
Просто хочу поинтересоваться у Вас, Владимир Владимирович и Дмитрий Анатольевич, до какой стадии жизненных неудобств и лишений Вы готовы нас вести в борьбе за Ваше мировое лидерство.
На что ориентироваться? На суповой набор? Конину?
Или готовиться морально сразу к МУРЦОВКЕ?

Реальность и ее отражения

Реальность и ее отражения

Длинно. Но - дочитайте. Думаю, будет полезно.

Задача, которая сейчас стоит перед украинским обществом очень проста — выжить и прорваться вперед.

Причем и задачу выжить, и задачу развиваться надо решать параллельно, иначе — никак.

А теперь немного про реальность.

Видимо, не до всех еще дошло, почему мы не объявляем АТО войной, почему мы шли на все «перемирия», почему мы постоянно идем на переговоры и почему мы готовы жертвовать жизнями наших ребят ради дипломатических пряников, которые усиливают невоенное давление на Россию?

Я вам назову всего три числа. 284. Около 100. Около 800. К этим количествам мы вернемся чуть ниже.

Есть три причины, почему Россия на раздавила нас в марте, когда украинской армии еще не существовало.

1.Негласное давление Запада. Когда у нас ноют, что ЗАПАД НАМ НЕ ПОМОГАЕТ, ЗРАДНИКИ, я всегда немного грустно улыбаюсь. 90% дипломатии, политики и экономики делается под ковром и общественность об этом не знает. И это нормально. Ибо лицемерные вопли «общество имеет право знать правду» от неких политиков или журналистов не имеют никакого отношения к политической практике. Да. Запад удержал Россию от попытки оккупировать всю территорию Украины. В обмен, видимо, на негласное невмешательство в крымские события.

2.Нежелание ввязываться в затяжную партизанскую войну (даже при вероятных минимальных масштабах оной) на чужой территории, что было бы крайне непопулярно в России. Афганистан все помнят.

3.Расчет, что одними угрозами и внутренними провокациями удастся поставить Украину на колени. На это и был главный расчет.

А теперь о том, могла ли Россия захватить или, как минимум, испепелить Украину в случае, если бы захотела этого? И может ли сделать это сейчас?

В марте 2014 года захватить и испепелить вполне могла.
В марте 2015 года захватить (именно оккупировать) уже не может. А испепелить — вполне.

Итак, к числам. Минутка трезвости. У России 284 бомбардировщика, из них 100 — стратегических. И 800 истребителей. И еще, в бонус, примерно 300 штурмовиков и несколько сотен ударных вертолетов. Этого вполне достаточно для того, чтобы испепелить украинскую армию и основные города Украины, при том, что нам реально нечего этому противопоставить. И за год негде было взять силу, адекватную тому, что есть у России при не особо фанатичном желании нам помогать.

И да, за год невозможно было создать авиацию и новую армаду средств ПВО, чтобы этому противостоять. Итак сделана силами общества и государства (их небезразличных частей) огромная работа. Мы не говорим про тысячи (именно тысячи) РСЗО, тысячи танком, артиллерийских орудий, 800 тысяч солдат, из которых 250-300 вполне можно было единовременно направить против Украины.

Помог бы нам Запад в этом случае? Нет. Он бы решал другую задачу. И именно поэтому Путин всего этого не сделал. В случае такой войны экономическая блокада обвалила бы российскую экономику, а расходы на войну и оккупацию ускорили бы этот процесс в разы.

Поэтому он выбрал другую стратегию. Войну гибридную. При относительно небольших потерях, куда более чувствительных для нас (психологически), чем для России. И где ключевую РЕАЛЬНУЮ роль играют другие составляющие — экономическая, политическая и информационная.

В общем-то, он эту игру вел вполне успешно, единственное, чего он принципиально не учел, нанося свой сокрушительный удар по украинскому государству и его единству (растянутый во времени удар — с, фактически, лета 2013 до 2014, с концентрированным ударом в феврале — августе 2014) — это то, что в Украине никакого централизованного государства, по сути, и не было (как психологической составляющей единства). Точнее, формально оно было, но украинское общество и украинскую нацию в едином состоянии держала не государственная система, а зародившееся национальное чувство. Потому и прошло в Крыму и частично в Донбассе, ибо оно там — слабее выражено.

Собственно, только поэтому Украина и сохранилась. Потому что Украинцы свою государственную систему сами десакрализовали во время Революции и страна держалась уже не на системе, а на принципах, двигающих ее гражданами. Но. Броуновское движение, образовавшееся в результате революции и породившее и феномен добровольцев, и феномен украинского волонтерства, хорошо только до поры до времени.

Да, таким, во многом, сумбурно-эмоциональным порывом (с рациональными элементами), которым был и Майдан, и сопротивление 2014 года, можно выстоять только до поры до времени. Условно говоря, в таком состоянии можно не проиграть войну в краткосрочной перспективе. Но выиграть в таком состоянии нельзя.

Да, если смотреть в лицо неприятной правде, мы не можем выиграть милитарную войну в краткосрочной перспективе, мы можем только сдержать противника через свою храбрость и осторожность при поддержке союзников. Но мы можем ее не проиграть.

С другой стороны, мы можем, если сумеем грамотно организовать процесс, выиграть экономическую, политическую и информационную составляющие войны, после чего, в долгосрочном периоде, выиграть и милитарную, навсегда избавив Украину от угрозы со стороны России.

Чего это требует от нас и правительства? Трансформации.

Опять таки, повторю непопулярную вещь. Реформы — это не процесс беспрепятственного скачка из состояния «все очень плохо» в состояние «все очень хорошо». Это тяжелый, долгий и противоречивый процесс, в ходе которого старое оказывает, как правило, ожесточенное сопротивление новому. В этом смысле не стоит ровнять Украину и Грузию, потому что Грузия вообще была абсолютно несуществовавшим государством на март 2003 года. Украина, как ни крути, свой бюрократический груз несла и несет вполне системно.

Поэтому будет очень тяжело и очень долго. Особенно если учесть еще один немаловажный фактор. Украина — крупнейшее относительно демократическое государство, которое стало на путь активной трансформации начиная с 50-х годов. При этом в Украине нет американских оккупационных войск и нет диктаторского режима. Чтобы перемены проводились железной рукой при наличии инструмента принуждения к ним чиновников и граждан. Чтобы легче проходили непопулярные для общества и граждан меры.

И это в условиях войны. Для стран, находившихся в состоянии войны или под ее угрозой, выходом в модернизации была, как правило, диктатура. Пример Тайваня и Южной Кореи — очень показателен. В Израиле все было несколько иначе. Там, по большому счету, в период наибольшей опасности жили преимущественно люди, которым не надо было объяснять за что они воюют. Основу армии Израиля 40-50-х составляли добровольцы, которые или еще с 20-х воевали за независимость, или приехали со всего мира специально для этих целей. Ну и да. Правление бен Гуриона тоже было достаточно специфичным. Но он был громадным моральный авторитет при огромных организаторских способностях.

Для Украины диктатура, по видимому, вещь достаточно неприемлемая по многим причинам. Во-первых, для диктатуры нужна социальная или кастовая основа. Хотя бы армия. Которая слишком слаба все еще как социальный институт и обладает нулевой политической легилимностью в глазах мирового сообщества. Во-вторых, диктатура открытого типа лишит нас поддержки Запада, ибо и западные политики, и западные СМИ поддерживают нас (гласно и негласно) только потому, что мы, так сказать, защищаем их ценности.

Что касается возможности консолидации элит — тут сложно. Украина страна неофеодального типа, в которой между крупными феодалами поделены практически все ресурсы — от материальных до информационных. Как правило на днях заметил Виктор Трегубов, воюя (экономически, политически, милитарно, информационно) против врага общего, феодалы не забывают колоть и друг друга, и даже «короля». Итог — армия феодального типа (на всех фронтах войны) резко теряет эффективность по сравнению с армией централизованного типа.

Источник консолидации, необходимый для долгосрочной победы — третье сословие. А третье сословие в лице реального бизнеса и гражданского общества все еще слишком дезорганизовано в плане экономических и политических целей. Хотя и коллективно направило свою энергию на защиту Родины (о чем — и феномен волонтерства).

И так как в Украине централизации российского типа достичь практически невозможно, нужна замена феодальной организации на организацию коммунальную (от слова — коммуна, община, громада). Как была у Фландрии в Средние века или у Республики Соединенных Провинций в 17-18. С которой они успешно били жестко централизованные системы. Кстати, при достаточно мощной власти центрального правительства и лично штатгальтера (предшественника Королей Нидерландов) в отдельных вопросах, основная сила была у граждан и местных общин. Да-да, нужна децентрализация при наполнение местного самоуправления внутренним содержанием. То есть активностью и работой граждан.

К чему это? К тому, что украинское общество должно успешно решить две базовых задачи

1.Развитие и консолидация институтов гражданского общества, трансформация того энергичного движения, вызванного революцией и войной в силы (политические, гражданские, экономические), направленные на внутреннее развитие и реформирование общества и государства — от бизнес-инкубации волонтерских разработок до юридического волонтерства, от помощи нуждающимся до просветительских программ.

2.Влияние на трансформацию и развитие государственных институтов. Нам нужна мощная и эффективная государственная машина, которая бы могла гарантировать безопасность, законность и соблюдение базовых человеческих свобод. Мы должны перестать противопоставлять общество и государство, ибо это путь в никуда. А тут не обойтись без создания своих эффективных партий и политических движений. Чтобы Рада (и законодательная власть в целом) из центра скандалов и подрыва международного авторитета Украины, имитационного и вторичного органа стала Парламентом и реальным законотворцем — нужно менять политическое наполнение жизни общества. Чтобы чиновники были эффективны — надо менять стандарты их отбора и менять систему требований к чиновникам и самому себе со стороны общества и гражданства.

Да, сейчас нам удалось более или менее остановить продвижение российской армии в нынешнем формате войны. Да, дураки могу кричать ЗРАДА ЗРАДА. Суть от этого не изменится. Тактически, при состоянии армии, государства и общества после 23 лет безделия, мы милитарную войну могли только НЕ проиграть.

Теперь надо будет выиграть экономическую (преодолев внутреннее сопротивление чиновников, совков и прочих патерналистов), политическую (перестроив гражданское общество и государство с низу до верху) и информационную войну.

Для этого нам надо понять, что критика власти или общества или восхваление власти или себя любимого не имеют никакой априорной ценности. Что позиция «любая критика — это благо», что позиция «во время войны власть не критикуют» не ведет ни к какому результату.

Только трезвая оценка, объективная оценка всех положительных и отрицательных черт событий, явлений, людей, всех реальных причин, собственные усилия в изменении ситуации в лучшую сторону являются тем путем, на котором проходят качественные изменения.

Разборки на тему, например, КТО ВИНОВАТ В ПАДЕНИИ ГРИВНЫ, без объективной оценки всех факторов (и войны и вызванной ей паники, и экономической ситуации, и просчетов (неизбежных или избежных) Правительства, и просто дурной паники населения, вызванной информационной истерией) — бессмысленны. Надо трезво и максимально не предвзято стараться оценить реальность — и действовать соразмерно реальному положению дел.

Поэтому боремся, думая головой. Это путь к Победе.

Если не можешь изменить что-то — не стоит об этом переживать.
Если можешь внести вклад — вноси.

Слава Украине!