April 25th, 2015

Второй фронт | | Петр и Мазепа

second

Вторые сутки на наших глазах разворачивается увлекательнейшее шоу. Для начала, Рамзан Кадыров, носящий довольно точно определяющий его полномочия титул «Главы Чечни», заявил, что всякие там федеральные силовики, которые будут в его феоде без его ведома лазить, могут быть пристрелены.

Что ж, подобные вольности для Кадырова-младшего довольно типичны. Но у истории было продолжение – и вот продолжение для реалий путинского режима оказалось довольно неординарным.

В ответ на кадыровское обещание стрелять по несогласованным федералам МВД РФ выпустило официальное заявление, в котором говорится: «…МВД России считает недопустимым для Руководителя Чеченской Республики заявление об «открытии огня на поражение» по сотрудникам из других регионов без ведома местных правоохранительных органов, проводящих спецоперации в Республике».

Наутро Рамзан прислал свой ответ, с полным текстом которого можно ознакомиться на сайте правительства Чечни(вообще, оно того стоит). Здесь же процитируем самое смачное:

«Министерство внутренних дел России в четверг поздно вечером сделало «официальное заявление»… Это вызывает недоумение, так как не соответствует действительности от начала и до конца».

«Вызывает сожаление, что в случае с инцидентом, в котором замешаны ставропольские полицейские, руководством МВД РФ предпринята попытка оправдания незаконных действий, вплоть до искажения фактов».

«Хочется надеяться, что министр внутренних дел России не был ознакомлен с текстом заявления, основанного на недостоверной информации, в связи с чем будут приняты должные меры реагирования в отношении тех, кто его инициировал».

В общем, Рамзан-хан в открытую закусился с МВД РФ. Что же, битва бульдогов под ковром – дело не новое. Но эта ситуация как раз тем и примечательна, что бульдоги из-под ковра вылезли.

Все, естественно, ждали, как отреагирует Кремль. И Кремль отреагировал оперативно, устами Пескова: «Увидели, услышали, прочитали. Комментировать не буду».

То есть в Кремле прифигели от произошедшего. Прифигели настолько, что не поняли, что с этим делать, и решили тупо самоустраниться.

Почти наверняка в ближайшие часы все это как-то разрулят. Но сам факт выхода бульдогов из-под ковра и временного ступора, возникшего у кремлевских, свидетельствует о том, ситуация действительно необычная и напрягающая.

Что это значит? В сущности, это значит те вещи, которые любому вменяемому человеку понятны были и без этого.

Кадыров – величина переменная и переменчивая

Рамзана Кадырова сейчас уже все привыкли воспринимать как верного путинского цепного пса, который влюблен в ВВП(Х) и готов за него глотку порвать всей Вселенной. Однако, если вспомнить, откуда есть (и пить) пошел клан Кадыровых, а также некие подробности биографии самого Рамзан Ахамадовича, то светлый образ верного путинского нукера начинает меркнуть.

Кадыров-старший был муфтием Чечни и во время Первой Чеченской войны призывал к джихаду против России. И призывал бы и дальше, если б у него не возник конфликт с арабами-ваххабитами, к концу 90-х прибравшими чеченскую лавочку к рукам.

Про Кадырова-младшего достоверно известно, что он воевал против российской армии в первую войну. Злые языки говорят, что и во вторую немного успел повоевать.

То есть перед нами парень из чеченского села, воспитанный в религиозной мусульманской семье, довольно дремучий в смысле образования и общей эрудиции, к тому же в молодости воевавший против России. Может ли такой человек искренне полюбить Россию и захотеть стать россиянином? Теоретически, конечно, может. Но факт остается фактом: Дудаева или Масхадова, в прошлом советских офицеров, большую часть жизни проведших в условно русской среде, с РФ в личном отношении связывало гораздо больше, чем Рамзана Кадырова.

Тогда как же описать отношения Рамзана с РФ и с Путиным лично? Очень просто: сделка. Причем сделка, исключительно выгодная Кадырову. РФ формально сохраняет Чечню в своем составе и за это платит ей дань (не секрет, что на протяжении многих лет чеченский бюджет заполняется почти исключительно федеральными дотациями, на которые и строятся всякие «сердца Чечни» и т.п.). Во внутренних делах Чечня – точнее, Рамзан Кадыров – де-факто полностью автономна, и российское законодательство там носит в лучшем случае рекомендательный характер. Чеченцы в других регионах РФ обладают практически правом экстерриториальности: ни один российский суд не решится осудить никого из них (по крайней мере, всерьез), если Кадыров будет против. Последнее очень удобно. В Чечне, как и на всем Кавказе, наблюдается демографический рост. Соответственно, много безработной молодежи, которую куда-то надо «сбрасывать»; в рамках описанной схемы РФ для этого подходит идеально.

Что получила от этой сделки Россия? Россия ничего не получила. Получил Путин. Во-первых, он смог украситься лаврами победителя во Второй Чеченской, на чем впервые и въехал в президентский кабинет. А во-вторых, кадыровские бойцы – идеальные каратели, ибо подготовлены они хороши, а с российским народом их никакие чувства, кроме ненависти, не связывают. Впрочем, нерусских они тоже не шибко жалуют, о чем украинцы в последний год получили исчерпывающие сведения.

Соответственно, и Рамзан-хан будет верным запутинцем до тех пор, пока условия сделки выполняются. Но вот если они будут нарушены – например, объемы финансирования резко снизятся – то дальше заработают объективные закономерности, над которыми Рамзан, по большому счету, не властен. Сегодня лояльность Чечни тупо покупается. Но если деньги кончатся, то кончится и лояльность. А если еще и силовики захотят усилить вертикаль, то… То Рамзан Кадыров будет вынужден сделать то, что ранее сделал Дудаев: взять курс не независимость. Иначе его свои же не поймут, то есть на месте порешат.

И сигналом к этому может послужить история вроде той, из-за которой сейчас Рамзан ругается с МВД РФ. Возможно, что именно по этой причине Кремль впал в состояние офонарения от происходящего.

Но это только половина истории.

Кто у нас настоящий друг мусульманского мира?

В РФ давно уже вошло в моду говорить о «цивилизационном противостоянии», в котором «Запад» в лице США противостоит «Востоку», в который входит как Россия, так и мусульманский мир.

Проблема лишь в том, что Россию «своей» никакой «Восток» не считает, а у США с мусульманским миром, вообще-то, хорошие отношения. Есть, конечно, кое-какие сложности (например, с Ираном коммуникация давно испорчена). Но вот с Саудовской Аравией американцы – старые союзники. Во время распада Югославии именно США поддерживали формирование новых мусульманских государств на Балканах (Босния и Косово). Особо стоит вспомнить Афганистан, где американские спецслужбы очень хорошо отработали взаимодействие с исламскими радикалами. В частности, Соединенные Штаты договаривались с правительствами ближневосточных стран, что они у них заберут часть разного рода «братьев-мусульман» и прочих ревнителей для войны в Афганистане, а те не будут мешать им уехать на «джихад». Потом полученные таким путем кадры «моджахедов» обучали и вооружали – кстати, по имеющимся свидетельствам, вооружали в основном оружием советского образца, которое закупали окольными путями у соцстран.

В итоге, мы имеем:

1) США, имеющие огромный и успешный опыт взаимодействия с мусульманскими странами, в том числе — с мусульманскими радикалами, в том числе — опыт организации партизанской войны.

2) Ослабленное и не имеющее ресурсов, но при этом создававшееся годами разветвленное исламистское подполье на российском Кавказе (и даже в иных российских регионах).

3) Огромное количество боевого биомусора, который сейчас подвизается в рядах ИГИЛа и иных гуманитарных организаций. А ведь это лишь часть кадрового ресурса. Есть еще Афганистан, Сомали, Ливия, и т.д. и т.п. Как показал опыт Первой Чеченской, даже светская секулярная Турция способна выставить тысячи добровольцев в случае начала войны на Кавказе. Если же подойти к делу глобально, то счет может пойти на сотни тысяч – это не считая местных ресурсов.

Что все это значит? Это значит, что открыть против РФ второй фронт на Кавказе (первый РФ себе создала на Украине) можно приблизительно в любое время. По крайней мере, у США для этого есть абсолютно все необходимое, и ситуация для этого очень подходящая.

Почему это еще не сделано? Скорее всего, потому, что в США пока еще считают это слишком сильным лекарством. Но это пока.

И тем, кто хочет майского удара российских войск в направлении Крыма, стоило бы об этом очень хорошо подумать. Ибо второй фронт на Кавказе – это угроза куда более реальная, чем «оранжевая революция» в Москве, и куда более страшная.

И даже ядерный щит здесь особо не поможет.

Димитрий Саввин





Второй фронт | | Петр и Мазепа


От себя: Могу только себе представить какую ненависть к Рамзану испытывают ВСЕ силовики в оружении Путина. Никому не подчиняющийся, "неприкасаемый" личный фаворит всегда объект ревнивой неприязни. Если он нахально злоупотребляет этим положением, куражится, то эта неприязнь превращается в лютую ненависть.  А тут еще память о чеченсих войнах, где силовики участвовали, их вероятная антикавказская ксенофобия. Гремучая смесь.