May 18th, 2015

Неперевершений Алі. Чергова кримська замальовка

Коли я побачив знайому, що сидить на скамійці в парку, з книжечкою в руці - мимоволі замилувався. Легке світле платячко колихається таким само легким вітерцем. Каштановий локон страсті мало не торкається сторінки, над якою схилила чистого, без жодної зморшки лоба питлива читачка. Тургєнєв, де Тургєнєв? Мерщій за кистю і малюй портрет!
- Що читаєш?
- Рускій язик, - відповіла вона і повернула обкладинку. Я мало не присів: і справді, там були "основи орфографії руского язика".
- Погано знаєш, чи що?
- Ну, как тібє сказать. Язик я знаю нормально. Як всі. А от з письмом біда. Пишу неправильно. Де "а", де "о", де "е", де "и", весь час забуваю.
- І як же ти жила отак? - питаю. - І чого ти тепер за науку взялась.
В моїй уяві Тургєнєв, що був щойно прибіг на мій ментальний заклик, тихо в ужасє п'ятиться в кусти, випучивши глаза.
- На работє новий начальник, - відповіда тургенєвська дєвушка. - З бальшой зємлі. Як побачив, скільки помилок роблю, наказав негайно вивчити граматику. А то звільнять.
Вона замовчала і з огидою відклала "основи" подалі.
- Як раніше легко було, прі Украинє, - сказала вона мрійливо. - Ніхто не робив зауважень. Жила собі і думала, що знаю аж два язика. А тут, виходить, один не знаю.
- А з українським у тебе що?
- О! Український! От би всі язикі були такі легкі. Як слишеться, так і пишеться. Мєчта. Вот би рускій так сдєлалі.
- Може, як пишеться, так і слишеться?
- А яка різниця. Це те ж саме.
Я присів, кашлянув. Поки вона це казала, я споминав: да чи нє. Здається, да. Треба спитати.
- Слухай. А ти на РФрендум-то ходила?
- Ну звичайно!
- І як?
- А що, як. Вот, тепер приходиться вивчати рускій. Прям как іностранка. - вона порилась у сумочці. - Хочеш яблочко?
- Ну, давай.
І поки я кусав яблучко, вона мені пояснювала:
- Слишеться "яблако", а пишеться "яблоко". І провєрочного слова нє знаю. Сложно, да?
- Я теж не знаю, - зізнався я.
Над нами почала кухтити зозуля. Чи то, пак, тепер вже рік як, кукушка.

Важный инсайд от осведомленного и осторожного московского эксперта

Сумбур вместо музыки

Так характеризуется политика Москвы в отношении Донбасса и Украины в целом. На ее выработку влияет по крайней мере четыре-пять субъектов, ни один из которых не обладает решающим голосом. А тот, кто обладает этим голосом, предпочитает наблюдать, куда кривая выведет.

Однако, похоже, по крайней мере по одному пункту сложился консенсус. Военное решение считается нецелесообразным и крайне опасным. Более того, руководству ДНР и ЛНР якобы дали понять, что если они спровоцируют военные действия, то рассчитывать должны исключительно на себя.

Приказано не верить

Приказано не верить

Виталий Портников

Скажут, что были – ура, ура, я помню, я горжусь. Скажут, что не было – значит, не наши. Россия своих не бросает.

То, что Российская Федерация хладнокровно откажется от своих спецназовцев, которыепопали в плен в ходе боя под Счастьем, можно было предсказать в первые же минуты после появления сообщения об их захвате. Удивительно даже не то, что в Москве никто не воспринимает украинскую информацию всерьез, предпочитая ограничиваться емкой формулировкой – "оказались" солдатами "ЛНР".

Удивительно, что в Государственной Думе России заинтересовались пленными и решили проверить полученную информацию. Впрочем, и это не очень важно, так как глава парламентского комитета по обороне адмирал Владимир Комоедов уже подчеркнул, что "не верит" в то, что задержанные украинскими бойцами являются российскими военнослужащими. И в этой формулировке – вся суть вопроса. Сказано – не наши – значит не наши. А скажут, что наши – всем миром будем требовать их освобождения. Только когда прикажут, не раньше.

В этом и заключается феномен российской политической цивилизации – если это можно назвать цивилизацией. "Вежливые человечки" – никакие не российские войска, а инопланетяне, пока их присутствие в Крыму небудет признано Путиным. На Донбассе никаких российских войск нет и не было, одни добровольцы. Скажут, что были – ура, ура, я помню, я горжусь. Скажут стыдиться российской агрессии в Украине – будем стыдиться. Скажут гордиться оккупацией Крыма – будем гордиться.

Важно не то, что происходит на самом деле, а то, что приказывают. Причем отнюдь не только тогда, когда речь идет о каких-то абстрактных событиях: гибель близких тоже воспринимается в зависимости от ее официальной оценки и материальной компенсации. Протест может быть связан скорее с недостаточностью этой компенсации, а вовсе не с осознанием преступности государства.

И в этом нет ничего особенного. Просто это – не европейский тип цивилизации с его верой в ценность человеческой жизни. Ведь откуда-то же берутся террористы-смертники и их родители, готовые отдавать своих детей на смерть ради строительства нового дома и высокой репутации среди соседей по кварталу. Вот в России такой промежуточный тип цивилизации между пониманием ценности жизни и верой в ценность "шахидства". Евразия-с.

Поэтому абсолютно неправы те, кто считает, что Путин не может отказаться от Донбасса и даже от Крыма под угрозой падения своего рейтинга среди россиян. Уверяю вас, россияне поддерживают не присоединения Крыма – он им и даром не нужен – а то, что им объяснили, что это присоединение повышает международный авторитет России. Рядового россиянина интересует не Крым, а результат – важно, чтобы нас все боялись и благодаря Крыму это произошло.

Если ему расскажут, что все будут бояться и уважать Россию, когда она откажется от ненужного Крыма, что это враги обманом впарили ей Крым, чтобы она, сердечная, пошла на дно – он с таким же энтузиазмом будет орать "Крымненаш", как недавно орал "Крымнаш". А истории про "тупых хохлов", которые решили не воевать за Крым и впарить его России, чтобы она погибла – а Россия не поддалась, вывезла из Крыма все ценное, довела его до ручки и отдала его обратно, станут народным фольклором. И рейтинг Путина, в очередной раз обманувшего дураков, взлетит до небес. Эрнсту с Добродеевым на эту пертурбацию нужно будет всего 48 часов.

Так что никаких российских солдат в Счастье никто не захватывал. Не потому, что там их не было. А потому, что их там быть не могло. Поэтому не морочьте россиянам голову. Россия – щедрая душа. Своих не бросает.