May 30th, 2015

Шоколадное перемирие | | Петр и Мазепа

Шоколадное перемирие | | Петр и Мазепа

Раздражение боевыми действиями на Востоке копится в украинском обществе еще с прошлого лета. Причем не самим фактом войны – адекватное большинство понимает, почему мы ведем её, кто инициатор и какие ребята пять раз за год клянутся выйти на границы Луганской и Донецкой области, но регулярно упираются в Пески и Станицу. Но одним не нравится скорость принятия решений, другим — довольно внушительные потери, третьим — что мы не устроили всё, как у северных братьев, превратив Донецк в филиал Грозного. Кто-то желает вколотить Моторолу танковым катком в каменный век, кто-то — воевать диверсионными группами, а есть уникумы, которые после оборонительной АТО в Дебальцево продолжают считать, что нам просто не дают приказ разбить сепаратистов. Но главная цель недовольства  – перемирия в Минске.  Волонтеры начинают гневные посты перед сбором денег о том, что нашим ребятам приходится стоять под обстрелами, а у нас «перемирие». Политики на ток-шоу клеймят договоренности с агрессором и обещают все изменить на ближайших выборах. Порошенко припоминают то, что АТО должно идти часы, а любимым занятием троллей всех мастей, помимо рассказов про скачки на Майдане, есть упоминание о том, что мы воюем с РФ только в Интернете, а так — газ, посол и шашни в Минске.

Странно, что спустя год после рубки дивизионами РСЗО, парада в Донецке, ПВО сепаратистов и ожесточенных встречных боев в Дебальцево и секторе «М» у нас всё еще остаются в информационном поле подобные вопросы. Но в рамках гибридного конфликта возможно и не такое – люди вон до сих пор верят, что Захарченко из электриков махнул в полковники и напару с мойщиком машин взял крупный железнодорожный узел, командуя танковыми батальонами и полковыми штабами. Ну, а почему нет? Если аниматор может стать политиком и представлять миллионный город, то почему шоколадные измены не становятся реальностью? Договорился ради фабрики в Липецке, «мирный план по сдаче Украины», вот это всё – регулярно всплывает в социальных сетях и помойных СМИ. Ну что же, можем поговорить и про это. Причем не ради любви к Президенту или его политической платформе, а чтобы понять, что, собственно, происходит на Востоке и почему план держать «тонкую красную линию» — лучшее, что у нас есть на этом этапе конфликта. Опять же, мы традиционно не будем касаться интриг под ковром и домыслов – только факты, вещь простая и понятная.

АТО – термин вынужденный, политический. Антитеррористическая операция прекратилась как таковая еще в майских/июньских боях под Славянском, когда у боевиков появились минометы с бесконечным боезапасом, а потом танками снесли блокпост на Рыбхозе, разгромив  ВОП регулярной армии. Это мы не говорим про ракетные удары на границе или телепорт на Новоазовск – просто самое начало противостояния. Первые бои – знаменитая рубка «Альфы», «Ягуара» и «Омеги» под Семеновкой. Во всех воспоминаниях бойцов они отмечают массу тяжелого вооружения у «сепаратистов» – плотный огонь  30 мм гранат, станковые пулеметы, прошивающие «коробки», масса гранатометных вспышек и, судя по валяющимся на поле боя проводам, там были управляемые ракеты, скорее всего, «Фаготы». Есть видео от 19 мая, в котором прекрасно всё – и пулемет  12,7, и пуск ПТУР, и перенос огня с блока на бронетехнику, чтобы подавить сопротивление, и информационная поддержка пропагандистского канала из РФ спустя часы после контакта.


Зная, что склады в Артемовске они так и не взяли, а по штату ни в СБУ, ни в милиции, ни в захваченных конвойных батальонах ВВ не бывает тяжелого пехотного оружия и десятков единиц ПЗРК, уже тогда остро встал вопрос – какие цели нужно выполнить нам, чтобы купировать агрессию, и как далеко готовы пойти элиты РФ в вопросах поддержки новообразований?

Ну, и это был пат – легкая пехота и СПН, заточенные под противостояние с такой же легкой пехотой, не могла выбить из промышленных строений и из окопов в Семеновке ребят, поливающих их из станковых пулеметов и пускающих ракеты. Отправить туда механизированные бригады – реально билет в один конец для застройки и превращение города в руины, с непонятными перспективами для региона и для страны. Если кто-то забыл, тогда у нас почти в каждом городе бушевал ватный ад, а народные республики плодились как грибы после дождя.  Первое перемирие было об этом – услышать Донбасс и понять, что же такое случилось на Востоке. Плюс параллельно отправить всех любителей ходить в масках в национальную гвардию и набрать кучу батальонов легкой пехоты, одновременно ставя на ноги армию. Все стало понятно, когда из-под земли полезли наркоманы Пономаревы, мойщики машин, а вертолет с парнями из СБУ, контролирующими прекращение огня, превратили в груду пылающего железа. Финальным аккордом стала танковая атака на Рыбхоз, который расстреляли как в тире – тогда еще были диковинкой дымящиеся БТР и разорванные тела, для страны это стало буквально  шоком.

Эта тактика освоена еще в Южной Осетии– там обострение всегда начиналось после обстрела неизвестной артиллерии, подрыва фугаса, атаки на патруль. Грузины — народ горячий, долго сидеть на блоках не смогли. Результат помнят все. Мы, впрочем, тоже не стали молча  глотать кровь, а пустили её в ответ. Спустя год стало понятно несколько вещей. Да, Путин не слил – язва на теле Украины ему нужна для прикрытия Крыма, невозможности модернизации соседа и решения внутренних проблем. И знаете, всё работает – редкие дипломаты сейчас вспоминают о полуострове в свете Донецка с Луганском, спустя год монотонной бойни почти каждый россиянин уверенно скажет, что майдан и скачки — плохо, а рост расходов на армию и падение ВВП из-за конфликта выедает здоровенную дыру в бюджете. Мистер Альфа Журавль готов поднимать ставки бесконечно высоко – его не пугают ни сбитые «Боинги», ни санкции, ни поставки оружия, ни одинокие парады на годовщину Великой Победы. Притом, что начав с поднятия ставок, он просто сломал игровой стол в конце. Когда? Ну, когда на сцене постепенно появлялись ПЗРК, первые танки, ракетные установки, одиночные системы ПВО, а потом туда просто вошли БТГР «неизвестной армии» и колонны техники. Была попытка нанести поражение ВСУ, была, как ни крути – это и вторжение на территорию Украины, и тонны боеприпасов для гибридных войск, и логистика в целом, и постоянные угрозы континентальной войны, и обещания сепаратистов выйти на границы областей.

У меня, например, вызывают истерический смех рассказы про страшных бойцов ГРУ, взятых в плен, и мир, который теперь узнает правду. А мир, понимаешь, не в курсе, что огрызки двух областей, которых не видно на карте, не могут содержать сотни бронемашин, учить к ним экипажи и наступать на регулярную армию, прорывая фронт на линии в 30 км и беря под контроль крупный железнодорожный узел. И не догадывается, что шахтеры не могут сбивать дюжину бортов, парализуя авиацию, какая бы она ни была плохо обученная и устаревшая. Потому, что у них нет ни единой системы командования, ни ресурсов, ни расходных материалов, ни запасных частей, ни радарного покрытия  – у них нет ничего, чтобы вести себя как армия. Поэтому, знаете, мир не откроет ничего нового, даже если мы задержим там директора ФСБ вместе с министром обороны РФ – все и так в курсе, кто там воюет, за чьи деньги. И нам помогают по мере сил и приоритетов. Не знаю, как там шоколадная фабрика в Липецке, но она не мешает присылать сюда десятки тысяч комплектов формы, сотни бронемашин и автомобилей, приборы ночного видения, связь, генераторы, специальную технику и миллиарды долларов.  Нам верят, а России нет – поэтому, несмотря на желание бизнес кругов Запада начать диалог с РФ, их ждут только санкции и остракизм, а нас — новый транш и партия автомобильной техники.

Но всегда есть «но». Цену мы уже заплатили, но счет еще далеко не закрыт. Конфликт постоянно перетекает из формы в форму – то ВСУ стремятся добить сепаратистов, то те, накаченные оружием из РФ, переходят в атаку, то они штурмуют Дебальцево, то мы подчищаем линию в секторе М или проводим рейд по тылам наступающей группировки. Дипломатическая борьба сменяется вооруженной, потом вновь переходит под ковер – это на годы, и не факт, что впереди будет легкий и понятный выход. Между нами кровь, а кровь, допустим, в Карабахе спустя годы прорывается наружу сбитыми вертолетами и десятком убитых в месяц. Просто нужно очень четко понимать одну вещь, которую озвучили американцы в диалогах об оружии – «мы боимся, что получив оружие, вы захотите решить вопрос силовым путем, у вас появится иллюзия, что это возможно». Боимся. На месте всех нытиков, желающих нового раунда в ответ на обстрел, я бы молился на это заявление. Оно означает, что мы ценны как союзник, а не как болевая точка, США не хочет устроить тут бесконечную бойню и четко осознают, что никакими количествами оружия ситуация не решится. Что такое болевая точка? А это можно спросить у Донецка, где рулят клоуны, вроде Паши Губарева и полковника-электрика, которых уважают, но не признают, и где люди получают зарплату тушёнкой, пока в регион везут очередную гору ржавого железа.  Вы хотите такого будущего? Трамплин, где будет разгоняться чужая техника, оплаченная жизнями ваших детей, чтобы выйти к очередной точке на карте, к очередной годовщине, собирая деньги на еду для семьи?

Да, мы живем рядом с грязью из-под ногтей, водящей наших пленных с собаками на камеру, рассказывающей про вырезанные карателями органы и обещающей дойти на Варшаву через Борисполь. Поздравляю, мы не одни на этой планете – я могу назвать дюжину стран, которым явно хуже, а соседи просто хотят убить там всех. Вам будет легче от этого?  Да, мы не можем решить вопрос с сепаратистами, наступая на Донецк и освобождая нашу землю – потому, что у РФ два десятка тысяч танков и тысячи ПТУР производства СССР только на консервации, не учитывая производства, и они всегда привезут на Восток больше оружия и сумасшедших мойщиков. А Запад не хочет устраивать здесь филиал Югославии, оплачивая нашу «Зарницу» деньгами своих налогоплательщиков. Ну, не популярна мысль кормить Украину, давать ей кредиты и взваливать на баланс сотни тысяч переселенцев, пока мы освобождаем поселок Красный Хрен вблизи Луганска. Уж извините. Да, мы не можем свернуть АТО и объявить войну РФ – этого не делали даже США, когда Империя Зла привезла свои ракеты на Кубу. Хотя повод и угроза были соответствующими. Может быть, вы считаете, что продолжать борьбу за возвращение Донбасс-Арены важнее? Попробуйте донести это до стран-доноров.

И самое главное – мы не можем собрать 500 тысяч армии, чтобы намертво отбить желание атаковать территорию Украины. И тому есть причины, вполне ясные и  понятные, даже не касаясь того, что фугасы и ДРГ будут собирать свою кровавую жатву. Все проекты перевооружения и одновременного увеличения сухопутных войск в разы – утопия. Мы не производим систем ПВО, не производим снарядов и ракет к РСЗО, не производим стрелкового вооружения к запасам советских боеприпасов и не можем сделать достаточно боеприпасов к продукции «Форта». У нас полно техники, запчасти к которой есть только у РФ, а двигатели из Германии стоят больших денег.   Украина не может поставить на крыло вертолеты, потому что привязана к редукторам и лопастям, у которых ресурс всего-то тысячу часов, а их мы внезапно не делаем. У нас 3000 километров границы, где катастрофически не хватает сил, и побережье, прикрытое одним устаревшим корветом и двумя катерами. ВСУ не может вовремя одеть пятую волну по мобилизации, потому что она стартовала на месяц раньше сроков, а канадцы не подписывались снабжать наши игрища на постоянной основе. И это просто скучные и обыденные факты – процент бюджета от ВВП, необходимость модернизации,  ремонта,  снабжения и войны одновременно. Даже если мы начнем вкладывать космические средства в производство, то попадет техника и амуниция в войска лет через пять, а ведь нужно было еще вчера.

Выход только один – об этом постоянно бубнят скучные послы США, Виктория Нуланд со своими печеньями, военные эксперты и гнусный шоколадный предатель с экранов телевизора. Продолжать неукоснительно придерживаться духа и буквы Минских соглашений, проводя пятую мобилизацию.  Отводить тяжелое вооружение, оказывая давление на людей, желающих сорвать процесс, и показывать по ТВ пленных офицеров ГРУ, заблудившихся  в незнакомой донецкой степи. Отвечать огнем на огонь, защищая свою землю, но не гробить армию в битвах за совхоз Большое Дышло. Усиливать вооруженные силы, удерживая «тонкую красную линию» на Востоке, а не убивать экономику, раздувая штат плохо вооруженных босяков. Всячески гарантировать боевикам переговорный процесс, закапывая 800 млн гривен в землю и свозя туда бетон со всей Украины. Расширять производство ПТУР, проводя встречи новых комиссий по децентрализации. Продлевать ресурс у ЗРК «Оса», (чем мы успешно занимались  этой зимой), давая согласие на контрольный пролет беспилотных аппаратов миссии ОБСЕ вдоль полосы разграничения. Не доводить до большой войны, следя за магией санкций, умножающих на ноль ЗВР самого главного  геополитика в СНГ и наслаждаться ощущениями людей, голосовавших на референдумах в новых уютных уголках «русского мира». Проводить модернизацию экономики, наблюдая, как Захарченко продает уголь на центральном рынке города Сухуми.

Другого выхода нет. Его не видят важные генералы НАТО, дипломаты, частная компания «Академи», польский спецназ, карательные батальоны, лично Пастор и даже «голубь мира» Обама, играющий доброго полицейского в дрянной пьесе «Оружие для Украины». Поэтому всем, кто хочет запеть военные песни о наших ребятах, в которых стреляют, а они не могут – придумайте лучше новые мотивы  для своих политических кампаний и сбора пары миллионов гривен на очередные проекты, потому что популизм — основная болезнь нынешней Украины. Сказки про дешевый газ, классные кредиты от РФ и могучую армию Украины, вооруженную не имеющими аналогами «Оплотами»,  привели к тому, что мы сейчас проливаем реки крови, оставшись вне оборонительных блоков с огромной агрессивной страной с ядерным оружием и десятками тысяч борцов с «фашизмом», пересмотревшими телевизора. Бардак повсюду, некомпетентность и мздоимство — еще не повод, чтобы наплевать на рекомендации ведущих игроков мира и попытаться снова побежать по граблям. На кону — существование нашей страны, десятки тысяч жизней и будущее украинцев как нации. Счет еще не оплачен, а о его размерах может вам рассказать десятки стран от Финляндии и Чехословакии до Афганистана, в свое время пытающихся покинуть сферу влияния умирающей империи. И не стоит прибавлять к нему нолей, чтобы решать свои мелкие вопросы.
                                  
Кирилл Данильченко ака Ронин


От себя: Аргументированный и детальный ответ для целой армии диванных героев, бесноватых патриотов и просто идиотов, не желающих считаться с очевидными жизненными обстоятельствам. Какой -то обнаружил себя мощный общественной слой энергичных кретинов, которые считают, что единственная приемлемая тактика это "перти рогом, а все неудачи и сложности объясняются исключительно "зрадой". Вот этим кретинам очень полезно было бы почитать этот мктериал. Но боюсь, и это не поможет


Мнение московских экспертов. В общем-то, ничего нового.

Был сегодня участником крайне интересного экспертного семинара

Его участники - очень известные в России и за ее рубежами специалисты. К сожалению, нюансы и аргументы дискуссии передать не могу, А без них выводы звучат довольно банально. Тем не менее, вот резюме.

1. Парламентские выборы в России пройдут под надежным контролем и принесут запланированные результаты. В парламенте окажутся те же четыре партии, что и сейчас. Формально независимых одномандатников будет контролировать ОНФ. Шансы оппозиции пройти в парламент по партийным спискам стремятся к нулю.

2. Факторы социального и экономического риска будут нарастать (особенно опасен в этом смысле развал здравоохранения) , однако у власти достаточно возможностей сохранить социополитическую стабильность и контролировать ситуацию. Горизонт стабильности оценивается сроком от трех до десяти лет.

3. Реакционная идеологическая и культурная политика будет нарастать. Масс-медиа - не менее важная опора власти, чем административно-полицейский аппарат.

4. По вопросу об Украине обозначились две противоположные позиции:
а) пока в США слабая администрация президента Обамы, это позволяет России решить все проблемы с Украиной; новое решительное наступление начнется в июле (бальзам на израненную душу Дмитрий Ольшанский);
б) концентрация техники и подразделений в летних лагерях не более, чем шантаж Украины и Запада для сильной позиции на переговорах; в действительно, Россия не собирается пускать их в ход из-за опасности неприемлемых последствий.

5. Российское руководство тяготится изоляцией и хотело бы наладить отношения с Западом, однако не очень понимает, как это сделать. Украина стала ловушкой, из которой невозможно выбраться без потерь и сохранив лицо.

Алексей Широпаев: Россия в войне с Украиной - это навсегда

Оригинал взят у hipper_k в Алексей Широпаев: Россия в войне с Украиной - это навсегда
Оригинал взят у yuryper в Алексей Широпаев: Россия в войне с Украиной - это навсегда

Россия в войне с Украиной

Россия в войне с Украиной
«Пёс твой, эпоха, я вою у сонного ЦУМа —
чую Кучума».
Андрей Вознесенский

Алексей Широпаев
Поэт, публицист, общественный деятель. Проживает в Москве.
Сопредседатель Национального демократического альянса.
Блог автора в Живом Журнале shiropaev.livejournal.com

Я лично не верю, что перемирие на востоке Украины приведёт к чему-то хорошему.

Я полагаю, война продолжится.

Поэтому я буду вести разговор о войне.

Причём в конкретном разрезе: чем страшна война с Украиной для России?

Для нормального человека всё очевидно. Эта война отбросила Россию в дремучее прошлое. И главное — она обуславливает весьма мрачное российское будущее. Все попытки войти в круг европейских стран, предпринимаемые в ельцинскую эпоху, сейчас перечёркнуты жирным эрцэпэшным крестом, соединённым с чекистским щитом и мечом.

Произошли очень плохие сдвиги в массовом сознании: Кремль на волне антиукраинской политики резко фашизировал страну. Многие сейчас называют это национальной трансформацией, реставрацией, возрождением и поворотом к русскости — в действительности это просто ФАШИЗАЦИЯ, причём галопирующая. Русский фашизм (да, внешне не совсем такой, каким он грезился русским фашистам 90-х) стал ФАКТОМ. Это диагноз. Кремль вопит о «киевской фашистской хунте», подобно тому, как банальный базарный вор кричит «Держите вора!». Путин и его кэгэбэшная клика решили опереться на всё самое реакционное в нашем историческом наследии; на всё то, что так и не удалось изжить в эпоху Ельцина (главный исторический провал ельцинизма: он так и не создал действительно НОВОГО, европейского русского).

Ненависть к Украине абсолютно изменила Россию к худшему. Стало понятно, что массовое русское сознание остаётся абсолютно имперским и шовинистическим. Россия готова рассматривать Украину только в качестве своей колонии или в качестве выжженной земли.

Стала понятной цена хрестоматийным российским разговорам о «братском народе», который теперь на уровне массовой пропаганды превратился в «укропов» (впрочем, цена таким разговорам была понятной ещё в августе 2008-го, во время российско-грузинской войны, когда православные грузины в русской имперской оптике вдруг превратились в «грызунов»). Нынешняя ненависть к славянам-украинцам затмила даже ненависть к чеченцам времён Первой и Второй чеченских войн.

Жутко и страшно изменилась атмосфера в стране. Россия стремительно погрузилась в массовое безумие, меткой которого стали повсеместные «георгиевские» ленточки. В регионах уже формируются т.н. «антимайданные дружины» — аналог известных с начала прошлого века «чёрных сотен». Русское обывательское большинство «в душе» ПРИНЯЛО фашизацию и готово согласиться на политические репрессии (даже массовые) в отношении инакомыслящих и полное сворачивание остаточных свобод. Развитие демократии, гражданского общества — всё это стало невозможным и, главное, ненужным ТАКОМУ народу. ТАКОМУ народу нужны вождь, террор и милитаризм; ему нужны волосатые мифы, стимулирующие массовую ненависть и массовую гордость. О демократии в России можно смело забыть. Налицо ДИКТАТУРА с отчётливой тенденцией к тоталитаризму. В российскую жизнь вернулся СТРАХ (казалось бы, забытый) как фактор общественно-политической жизни. Несогласные с антиукраинской и неоимперской политикой Кремля окружены атмосферой морального и политического террора, они находятся в «зоне риска».

Отношения России с Украиной уже НИКОГДА не будут прежними. Украина никогда не забудет эту подлую, ползучую, террористическую войну, не забудет Крым, не забудет гнойное российское телевидение. Россия великолепно подтвердила ВСЁ, что о ней писали сторонники украинской самостийности. Украина потеряна для России как империи НАВСЕГДА. Отныне между Россией и Украиной лежит дымящаяся кровь. Эта кровь пролита по вине Москвы. На этой крови в России уже воспитывают детей. Сейчас одно из двух: или Путин своей необъявленной, дьявольски коварной войной измотает, разрушит Украину и в итоге ворвётся в Киев, или эта война ВЫКУЕТ украинскую политическую нацию, абсолютно невосприимчивую к московской имперской псевдоисторической демагогии — и это станет крахом концепции Российской империи. Война с Украиной представляет собой не столько прямое продолжение распада СССР, сколько апофеоз агонии имперской России вообще, агонии, затянувшейся (начиная с 1917 года) на целое столетие.

Боюсь, что и русские уже никогда не будут прежними. Каждый новый день войны с Украиной безнадёжно калечит, прежде всего, Россию. Российское общество, отвергшее освободительные идеалы русской интеллигенции, стремительно, зоологически деградирует. Война за восстановление империи, готовность убивать вчерашних «братьев» разрушает, дегуманизирует русскую личность, превращает её в монстра. Обратите внимание, как резко, начиная с весны, возрос уровень агрессии и хамства в обществе — оно подобно губке впитывает гопническую энергетику, исходящую из властного центра, клонируя путиных на бытовом уровне. Россия стала страной не Путина, но путиных. Наступил момент исторического краха, аннигиляции русской личности. Иван Грозный и Сталин победили в ней Толстого и Достоевского. Отныне в России всё будет жёстко-гопническим: гопническое православие как основа гопнического патриотизма, гопническая культура, состоящая из фекальных монологов Дмитрия Киселёва, затхлых круговых камланий Владимира Соловьёва и дружного, взрывного гогота юмористических телепрограмм. Это и есть фашизм в редакции Путина, замешанный на крови негласной, гибридной, как выражаются на Западе, войны.

Процесс выздоровления от фашистской заразы будет очень нелёгким. Заболеть всегда проще, чем выздороветь. Чтобы выздороветь, России нужно жёстко, позорно ПРОИГРАТЬ эту войну. Тогда есть шанс на переоценку ценностей. Шанс на отрезвление. Однако и в поражении России скрыта огромная опасность. Россия путиных может превратиться в страну рогозиных и баркашовых. На волне «национальной обиды» в Кремль въедут настоящие фашистские отморозки, настоящие «рыцари консервативной революции», для которых Путин — что-то промежуточное; он для них недостаточно последователен и решителен. Они уже опробовали свою угарную модель на востоке Украины, объявив православие государственной религией «ДНР» и «ЛНР». Это уже не Путин, это гораздо «дальше» Путина. Это чисто фашистское «новое средневековье» с плахой на площади. Не случайно, что на стороне «ДНР» и «ЛНР» воюют чеченцы-кадыровцы — они чувствуют внутреннее родство с нарождающимся «новороссийским» (а в вероятной перспективе — всероссийским) православным «халифатом».

Главная опасность ситуации в том, что Путин, сделав ставку на мракобесие и шовинизм, оказался заложником своей политики. Он уже не может повернуть назад, он просто вынужден идти дальше по пути дальнейшей эскалации, поскольку в спину ему дышат дугины и стрелковы, легион тех, кто уже нюхнул пороха и отведал украинской крови. Путин не может вернуть Крым, уйти с востока Украины, не рискуя потерять поддержку русского большинства, простившего режиму ВСЁ ради вновь обретённого чувства собственного величия. Ненависть к Украине, разогретая до запредельного градуса, стала, как это ни страшно, НАРОДООБРАЗУЮЩИМ фактором, и отказаться от неё без последствий власть уже не может. Ненависть к Украине стала той самой вожделенной национальной идеей.

Россия буквально зА волосы выбросила себя из европейской цивилизации, из круга цивилизованных стран и отныне будет сближаться с себе подобными, прежде всего с Китаем. Китай как более сильный игрок, разумеется, использует это сближение для наращивания свой экспансии на Дальнем Востоке и в Сибири. Перспектива: Россия превращается в придаток Китая (новый исторический вариант «Московского улуса»).

И последнее. За прошедшие полгода мир резко изменился — в него явно вошло некое зло. Воздух, воды, земля как бы отравлены некой горькой «полынью». Всё то, что ещё недавно казалось прочным, стало зыбким и призрачным. Война России против Украины — очевидный пролог Третьей мировой (состоявшийся саммит НАТО в Уэльсе ясно дал это понять). Последней войны в истории человечества. Очевидно, в её развязывании и состоит пресловутая «мессианская» роль России. Полагаете, что такой сценарий развития событий маловероятен? Не спешите с выводами: за последние полгода границы вероятного очень расширись. Вряд ли многие из нас ещё год назад могли хоть на миг представить себе «наш Крым», «Новороссию», бои за Луганск, Донецк и Мариуполь, воцарившуюся в России атмосферу шовинизма и ненависти. То ли ещё будет, как философски заметил скоморох с урезанным языком в финале гениального кинофильма «Андрей Рублёв»...

Р.S. Я, кстати, предсказывал войну против Украины ещё в августе 2008 года, сразу после российско-грузинской войны. Большинство тогда восприняло это как выходку «городского сумасшедшего»...

Не переоценивайте Кремль

Человек устроен одинаково. Он часто думает о том, что система способна на коварство, и куда реже – что она способна на глупость. Именно поэтому мы часто принимаем чужие ошибки за дьявольски хитрый план.

Именно такие мысли приходят в голову всякий раз, когда приходится говорить с коллегами из Восточной Европы.

Собеседники-европейцы искренне верят в то, что у Кремля есть некий "запасной выход", "второе дно", "ресурс стабильности", "оружие возмездия" – в общем, что-то такое, что позволило бы уберечь Россию и ее экономику от краха.

Дело даже не в том, что коллегам неясны мотивы Кремля: они прекрасно понимают, что такое "фантомные боли империи".

Но они никак не могут поверить, что Кремль не просчитал последствия своих действий. А именно: санкций, обескровливания экономики, падения уровня жизни и неминуемого нарастания центробежности, которое за этим следует.

Это и впрямь сложно укладывается в голове среднестатистического европейца.

Потому что для них является аксиомой тот факт, что мы живем не в мире независимостей, а в мире наиболее эффективных систем взаимозависимостей. Они не понимают, на что может рассчитывать страна, которая решила отгородиться от остального мира стеной. Они искренне недоумевают, как Москва может верить в то, что способна конкурировать с Западом.

И оттого ищут в ситуации подвох.

И именно в этом и состоит их ключевое заблуждение. Потому что они – дети современных государственных систем. Систем, в которых ключевые решения принимаются на основе консенсуса, как минимум, между основными группами.

Собственно, для этого и существует парламент, главная задача которого – быть той самой пресловутой "площадкой для дискуссий". И нормальные парламентские выборы – это те, в результате которых представители большинства социальных прослоек имеют шанс обсуждать судьбоносные для страны решения лицом к лицу.

А в России все дело обстоит строго наоборот.

Консенсус "нулевых" годов, когда Владимир Путин выступал модератором между разными группами влияния в своем окружении, – сломан. Бывшее окружение прорежено: даже абсолютно лояльные "системные либералы", отвечающие за экономику, выдворены из ближайшего круга, причастного к формированию политики. Главную роль играют "силовики", а "министры-капиталисты" вынуждены постфактум оценивать стоимость аннексии Крыма для российского бюджета.

Проблема в том, что решения, которые принимаются узким кругом людей, всегда упираются в компетенцию этих самых людей. Потому что всегда нужны те, кто говорит о рисках. Потому что если чьё-то "хочу" не будет упираться в анализ "могу" – то наступит коллапс.

Непонимание западными коллегами логики Кремля происходит оттого, что они пытаются анализировать его как систему. Взвешенную, профессиональную, компетентную.

А логика официальной Москвы не институциональна, – а персональна. Она упирается в индивидуальные желания и точно такие же личные представления о реальности. И система подобных мотивов вполне может быть иррациональна. Примерно так же, как иррациональна мотивация алкоголика.

С точки зрения окружающих, алкоголик занимается саморазрушением. Лишает себя денег, здоровья, простых бытовых радостей, теряет репутацию, рушит семью, приводит дом в упадок. Единственный выход из ситуации – это не пить. Но отказ от алкоголя чреват ломкой, депрессией и ухудшением самооценки: новая доза наркотика сродни возврату в идеальный мир.

Можете взять для эксперимента любого соседа по подъезду и объяснить ему пагубность его привычки – опишите ему мир без алкоголя, с карьерой, социальным статусом, спортивным адреналином... А мы посмотрим, насколько успешной окажется ваша логика, помноженная на красноречие.

Собственно, именно это сейчас и происходит в действиях Кремля. С точки зрения окружающих, он занимается саморазрушением. С точки зрения самого больного, он "живет так, как хочет".

Но будем ли мы при этом думать, что у алкоголика есть хитрый план, спасательный круг и запасной выход? Конечно же, нет.

Более того – в нашей недавней истории мы уже неоднократно это проходили. В самом конце 80-х в речах идеологов Союза звучали слова о скором преодолении трудностей и бравые отчеты об успехах. Любые разговоры о том, что ресурсы системы исчерпаны, воспринимались с усмешкой, а в события 1991 года никто не верил даже в 88-м.

Или можем вспомнить 2012-й: тотальная безальтернативность Партии регионов, крепкая гривна, успешно проведенный чемпионат по футболу. Любые рассуждения о том, что Янукович ведет страну в пропасть, пресекались инфраструктурными стройками, а любые экспертные прогнозы о грядущем крахе упирались в 60% населения, не готового протестовать.

Нет смысла недооценивать противника. Но точно так же нет смысла его и переоценивать.

Российская безапелляционность стоит не на железобетоне – она стоит на самоуверенности. Это та самая история про голого короля, которому никто не решается сказать правду в глаза.

Но король ездит по городу без одежды не потому, что задумал хитрое.

А потому, что не понял очевидного.

Павел Казарин, специально для УП

http://www.pravda.com.ua/articles/2015/05/30/7069554/