June 8th, 2015

Русский Мир как перманентная этническая чистка

Как вы думаете, что сейчас происходит в Крыму и на Донбассе? Если отбросить всю мишуру?
Происходит самая крупная в 21 веке этническая чистка. Сопоставимая с чистками прошлых лет. Ведь речь идет о миллионах перемещенных лиц! Именно этническая чистка. Уничтожение всего украинского (а в случае Крыма ещё и татарского).
Часто встречаю мнение. Мол, СССР развалился. Из Восточной Европы русские просто взяли и ушли. Присоединение стран Балтии не признавали Штаты, и они стали независимыми. И все это экстраполируется на Крым. Мол, так же уйдут и оттуда.
Но есть одна проблема. Из Литвы или Латвии они ушли не потому, что этого требовали Штаты. А потому, что там оставалась довольно мощная нация. И нация боролась за себя. И победила.
А вот в Кенигсберге русские до сих пор. Почему? А нет там местных. Всех уничтожили и депортировали.
Калининград никогда не станет Кёнигсбергом. Будь этот город в прошлом хоть сколько столетий немецким. Если русские что и усвоили - это то, что самый надёжный способ построения империи - этнические чистки. Уничтожишь этнос - и никто уже не будет выдвигать тебе претензии в том, что ты у него что-то забрал. "Мёртвые не кусаются".
Все геополитические " успехи" РФ строились в 20 веке на этнических чистках. Что сделало возможным "независимую Абхазию"? Уничтожение и депортация всех местных грузин.
И это не является чем-то новым. Вы никогда не задумывались, кто населял до русских Сибирь или Поволжье? Явно ведь это не была пустыня? Куда делись разные народности? Да вот туда же. Одни (как летописная " мурома") - ассимилированы. Другие - уничтожены. Хозяев нет - Сибирь становится исконно русской.
А на Донбассе и в Крыму просто нужно углубить то, что было сделано во времена Сталина.
Уничтожить все иноэтничное. Перезаселить. Построить форпост.
Они так действуют всегда. Уничтожают и изгоняют как только приходят на чужую землю.
Достаточно уничтожить 10 процентов, и 90 - убегут сами. Цель достигнута. Можно перезаселять.
И потом - освобождай, не освобождай...

Сильный тест Коха

Как так получилось, что целый народ одержим странным, абсолютно необъяснимым психозом преданности неким выдуманным, не имеющим никакого реального наполнения абстракциям?

Вот иду я по своей немецкой деревне. Воскресенье. Немцы сходили в церковь и копаются в саду. Сажают цветы, подрезают какие-то ветки, таскают чернозем...

Ночью была гроза и сильный ливень. А с утра солнце и тепло. Черная, влажная земля парит... На зеленых лугах пасутся коровы, звон их колокольчиков сливается с пением птиц. Вот это то, что немцы называют Heimat - родная земля.

Родная земля - это для немца (вообще - японца, итальянца и т.д.) не абстракция. Не бестелесный образ живущий исключительно в его мозгу. Это вполне реальный объект. Ее можно взять в руки, потрогать, она имеет форму, запах, ею принято любоваться, украшать, делать лучше...

Для русского человека - Русская земля - это полная, дистиллированная абстракция. Любовь к этой абстракции ни к чему такому его не обязывает. Ни к тому, чтобы она была богаче, ни к тому чтобы она была красивее, ни к тому, чтобы она была хотя бы - банально чище. Нет!

Все засрано, дороги разбиты, подъезды зассаны, земля заброшена, всюду свалки, пустыри, кучи антропогенного мусора и мазутных пятен. Вялые, неухоженные люди в стоптанных тапочках и пузырящихся трениках сидят на корточках в состоянии сосредоточенного оцепенения...

Зато в любую минуту он может вскочить и, объявив себя патриотом, кинуться умирать за родину... Вот не за эту вполне реальную и осязаемую кучу металлолома и гниющей картошки, а за нигде, никогда им невидимую, абстрактную Россию, которая подвергается некоей перманентной, абстрактной же угозе...

Или вот такая вещь как "могилы предков". Вот через раз у патриотов проходит мысль, что здесь, мол, могилы его отцов и дедов и он за эту землю умрет не задумываясь...

Вот как эти слова воспринимает немец? Он сразу себе рисует в голове кладбище, на котором похоронен его отец/дед. Ровные ряды скромных гранитных обелисков с именами людей и датами их жизни, подстриженная травка, кусты роз и сирени.

Недалеко - кирха, звонит колокол, пастор собирает людей на службу, потом звучит орган, ветерок обдувает лицо, ты сидишь на лавочке и думаешь о бренности бытия или вспоминаешь себя маленьким, как отец учил тебя плавать в вашем озере неподалеку...

Но русский человек совсем не это имеет в виду! Он имеет в виду нечто совершенно абстрактное, не имеющее никакого материального наполнения. Он имеет в виду какие-то "духовные" (вот еще одно странное слово!) "могилы предков". Никакого отношения к реальным русским кладбищам, похожим на скотомогильники, это "могилы предков" не имеют!

Русские кладбища по большей части заброшены, неприглядны и уставлены ржавыми оградками и металлическими пирамидками со звездами и крестами. Они заросли бузиной и крапивой, там, на этих кладбищах, вместе с мертвецами живут бомжи, ворующие с могил печенье и водку...

Это совсем не то, что русских человек вкладывает в понятие "могилы предков". А спроси его, что он вкладывает в это понятие - он и ответить не сможет... Промычит что-то пафосное, а потом еще на тебя и обидится...

Или вот любовь к народу. Это значит - к своему народу. Такая любовь проявляется, прежде всего, в заботе о слабых: стариках, детях, инвалидах. Русский человек не может похвастаться хорошими детдомами, пандусами для инвалидных колясок или обеспеченной старостью своих ветеранов. Но он уверен, что он действительно любит свой народ.

Но эта его любовь опять не направлена на какой-то реальный объект. Она абстрактна. Как и все его предыдущие любви. И выражается только лишь в готовности умереть. Вот скажи ему: зачем мне такая жертва? Ты просто пойди и убери гавно за своей собакой, которое она оставила в соседнем дворе. Нет! Это его унижает! На это он не готов ради любви. Только смерть. И больше - ничего...

А зачем его родине его смерть? Что в ней толку? Впрочем и в его жизни толку не больше. Раз он даже говно за собой убрать не хочет. Так и лежит его родина в дерьме и вони, пока он изо всех сил ее любит. Сильно. Сильнее всех на свете. Но абстрактно.

От себя: По-моему, Кох переоценивает искренность этого "абстрактного" патриотизма. Это обычные собачьи рефлексы, демонстрация начальству наличия похвальных чувств, выражаемых в театральной, истерической форме. Люди даже в отсутсвие начальства сами себе эту свою собаковидность доказывают. Но реально, когда надо конкретно умирать, к этому готова всего лишь какая-то кучка идиотов (даже 10 тысяч на всю Росси- это ничто). И то, большинство из них попало в тяжелую ситуацию с кредитами и, по-русски, ищет легкого решения этой проблемы, неправильно оценивая риски (идиоты все таки). А себя убеждабт с помощью патриотических театральных припадков.