October 3rd, 2015

Кох о сирийской авантюре

Я не знаю, надо ли писать, что я считаю всю эту путинскую сирийскую аферу невероятной глупостью?

Почему?

1. Во-первых, потому, что война в Сирии не будет так популярна в народе, как война в Донбассе. Война в Донбассе имела очевидный националистический оттенок: "защитим русских братьев против бендеровских фашистов".

Такое всегда нравится обывателям: им нравится ничего персонально не делая, ощущать себя частью огромной силы, способной защищаться и даже нападать, быть жестокой и активной, неумолимой и мощной.

Война в Донбассе давала обывателю такую возможность. В том числе не только с помощью официальных средств пропаганды, но и в еще большей степени всей этой националистической швали: Прилепин, Шергунов, Лимонов и пр.

Помимо этого, война в Донбассе считывалась еще и как продолжение сюжета с захватом Крыма. Как средство закрепления этого приобретения. А в силу архаичности российского национального менталитета, территориальные приобретения имеют по-прежнему в массовом сознании самый большой вес. Намного больший, чем даже просто стабильный рост доходов, например.

Ничего этого сказать про Сирию нельзя. Сирийские алавиты и тем более вообще - мусульмане не воспринимаются большинством россиян как братья. Никаких территориальных приобретений Россия там заведомо получить не может. Война никогда не будет воспринята как своя, важная и геополитически ценная.

Она будет напоминать Афганистан, Анголу, Вьетнам и прочие малопонятные и невдохновлящие авантюры позднего совка. Отсюда злорадство, с которым среднестатистический россиянин комментирует предложение Кадырова направить в Сирию сухопутные войска: мол вот и иди туда со своим войском! Счастливо там сдохнуть!

2. Даже если предположить, что российская армия добьется там значительных успехов, то совершенно очевидно, что это произойдет нескоро и ценой огромных потерь не только в утилитарном военном смысле, но и с точки зрения международного позиционирования. Конфликт со всем суннитским миром не пройдет России даром.

А США точно не допустят того, чтобы Россия получила в результате этого успеха какие-то существенные дивиденды. Асад в любом случае не удержится в своем кресле, а пришедший ему на смену персонаж предпочтет договориться с саудитами и американцами, а не с Путиным. Как это сделал, в свое время, Анвар Садат. Хоть бы даже новый сирийский вождь будет ставленником Москвы.

Если же на место Асада удастся поставить своего в доску парня, то издержки удержания его у власти сильно превзойдут затраты на удержание у власти Бабрака Кармаля и Наджибуллы во времена афганской эпопеи.

Россия сегодня находится не в том финансовом положении, чтобы позволить себе роскошь поддержания таких нежизнеспособных режимов из-за исключительно лишь своих собственных (довольно экзотических) представлений о легитимности и приоритете государственного суверенитета над правами человека.

3. Вступив в конфликт в Сирии на стороне алавитского меньшинства мы провоцируем суннитские нефтянные арабские монархии (и прежде всего Саудовскую Аравию) на повторение демпинга образца 1986 года. Чем все это кончилось в прошлый раз - всем известно.

С той только разницей, что сегодняшняя Россия имеет экономику и человеческий потенциал почти в два раза меньше советского и к тому же ее нынешнее экономическое состояние и прежде всего - состояние ее промышленных производственных фондов значительно хуже, чем в конце восьмидесятых. А значит экономическая катастрофа и наступит быстрее и масштаб ее будет куда более глубокий.

4. Международная изоляция России будет углубляться. Санкции никто отменять не собирается. Доступ к инвестициям будет закрыт наглухо. Ирану (сотрудничеством с которым в сирийском конфликте так гордится Кремль) выгодно углубление этой изоляции: ведь Иран, после снятия санкций, рассчитывает занять место России на нефтяном и газовом рынках.

Разумеется, международная изоляция России тут как нельзя кстати! Не исключено, что Иран демонстрирует солидарность с Россией в сирийском вопросе лишь для того, чтобы поглубже втянуть Россию в этот конфликт на заведомо проигрышной стороне. Ведь главным бенефициаром превращения России в страну-изгоя будет именно он...

Главный итог встречи в Париже

Главный итог встречи в Париже - пролонгация срока действия Минских соглашений. Это то, чего добивался Путин - чтобы не было усиления санкций против России. И это то, что нужно сегодня Украине - чтобы появились гарантии окончательного прекращения военных действий на востоке страны. Все остальное - это перетягивание каната. Если Путин действительно согласился на отмену псевдовыборов на Донбассе, это еще не значит, что он допустит проведения там настоящих выборов по украинскому законодательству. Потому что допустить такие выборы - означает уйти. А он пока что не уйдет. Его дальнейшие действия в регионе будут зависеть от состояния российской экономики, цен на нефть и развития ситуации на Ближнем Востоке. Путин рискует так увязнуть в Сирии, что буквально через несколько месяцев он будет умолять Украину забрать Донбасс. Но пока что он об этом еще не знает..

Сергій Таран: Без емоцій про підсумки "нормандської четвірки"

1) Озброєння таки відведуть, стріляти будуть менше, життів буде збережено більше;

2) Фейкових виборів не буде. А буде дуже складний процес ухвалення законів, які би дозволили провести вибори на окремих територіях за українськими законами; депутати туди зможуть вписати будь-які умови, які полегшать процес реінтеграції окупованих територій і ускладнять життя російським "гоблінам";

3) Імунітет від Олланда – "фількина грамота",- затяті бойовики на вибори не підуть, а якщо й підуть, то далі нинішнього свого анклаву все одно не виїдуть;

4) ОБСЄ і міжнародна спільнота бере на себе відповідальність за відведення російських військ та поновлення контролю над кордоном. Не буде цього зроблено? Тоді просто повернемося до сьогоднішнього умовного статус кво.

Альтернатива підсумкам "нормандської четвірки" – повномасштабна війна, цього разу, можливо, без підтримки Заходу у вигляді санкцій. Інша альтернатива – у випадку повного ігнорування домовленостей російською стороною – "замороження" і ізоляція окупованих територій, до цього, власне, все і йде.

І останнє - хочете щоби слово України більше важило на міжнародній арені? Це насправді просто – кожного дня підтримуйте українську армію.

http://obozrevatel.com/blogs/63542-bez-emotsij-pro-pidsumki-normandskoi-chetvirki.htm

Дерзость Обамы

Когда Барак Обама заканчивал выступление на на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, невозможно было поверить в то, что два дня спустя его снова назовут «слабаком» и «неудачником», а Путину вернут почетное звание «Всех Переиграл». 28 сентября американского президента слушали все, но далеко не все услышали. И сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: слухом услышите - и не уразумеете, и глазами смотреть будете - и не увидите…

Впрочем, Стива Джобса тоже держали за одержимого чудака, а теперь убиваются в очередях за свежим «айфоном». Живое воплощение концепции soft power («мягкая сила») Барак Хуссейн Обама – такой же философ и новатор, как и создатель Apply. Недаром книга, обеспечившая ему избрание на первый срок, называлась The Audacity of Hope. Официальное название русского перевода - «Дерзость надежды». Хотя идеальное название для нее – третий проклятый русский вопрос: «Ты чё такой дерзкий?»

Что сказал Обама с трибуны ООН, если перевести его горние вирши на шершавую прозу наших равнин? Война на Ближнем Востоке не закончится, пока идеи, которые ее породили, окончательно не выдохнутся. Эпоха, когда Америка, как волшебник в голубом вертолете, летела уничтожать зло и насаждать добро, ушла в прошлое вместе с Джорджем Бушем-младшим. Овчинка не стоит выделки, а игра свеч. Пусть утопающие спасают себя сами. Или тонут, если не хотят учиться плавать. Америка не должна быть «мировым жандармом». Она - не демиург, решающий каким быть миру. Она лишь плечо, на которое может опереться обуреваемый, и тот берег – к которому он плывет. Что же касается самой бури, то пусть с нею борется безумный король из трагедии Шекспира или другая такая же буря. И пусть в арсенале Америки остается прямое военное вмешательство, «дипломатия канонерок» и поставки высокоточного оружия «своим парням», но спешить с этим она не больше будет. Экономическое давление и дипломатия – и дешевле и эффективнее.

Такой подход полностью себя оправдал в Украине. Обаму постоянно обвиняли в нерешительности, требовали немедленно предоставить Украине современное оружие и даже «ввести войска». А он упорно предпочитал эскалации конфликта сдерживание агрессора невоенными инструментами и добивался того, чтобы война велась в жестких рамках, уравнивающих шансы ее участников. В итоге, Украина в краткие сроки создала боеспособную армию, в бою познавшую радость побед, и получила бесценный подарок – право записать эти победы исключительно на свой счет, ни с кем не делясь славой (значение этого царского подарка для истории молодой украинской нации ей еще только предстоит оценить.)

Между тем, американское летальное оружие уже начало поступать на склады ВСУ. Еще вчера эта мера привела бы к обострению конфликта и новым человеческим жертвам. А сегодня Путин прилетает в Париж на переговоры в «нормандском формате» первым и приводит в восторг Олланда и Меркель своей улыбчивостью и покладистостью. Почему? Потому что Обама с ним встретился в Нью-Йорке и сделал предложение, от которого Путин не смог отказаться…

Oчевидно, что карт-бланш, который Россия получила в Сирии – результат сделки. Но мало кто интересуется условиями, на которых сделка была заключена. Это тем более удивительно, что «предпродажная подготовка» почти месяц держалась в топе мировых новостей и была полна скандальных подробностей. Напомню основные этапы.

Появляется новость о том, что Путин может выступить в конце сентября на Генассамблее ООН и провести «ряд двухсторонних встреч». Белый Дом мгновенно реагирует: «Только не с нами!»

Появляется официальный анонс с указанием даты выступления. Белый Дом: «Разговаривать не о чем. Нам это не интересно». И эта позиция остается неизменной до самого последнего момента.

И вдруг новость: встреча состоится. Без комментариев со стороны Белого Дома. Российские СМИ в свойственной им глумливой манере живо изобразили плачущего Обаму, умоляющего Путина о встрече. Подвоха никто не заметил. А Белый Дом, выдержав мхатовскую паузу, выступил с заявлением, далеко выходящим за рамки дипломатического этикета. Россия названа «региональной державой с экономикой чуть меньше испанской», а саму встреча – милостью, которую президент США без особой охоты оказывает чересчур навязчивому просителю.

Эта насмешка «за гранью фола» - рискованный, но эффективный и новаторский прием! Обама протестировал степень заинтересованности самолюбивого Путина в этих переговорах. Она оказалась предельной: Если Путин готов мириться даже с такими публичными унижениями, лишь бы оказаться с Обамой за одним столом, значит, можно себе позволить многое.

Впрочем, унижения Путина на этом не закончились. График выступлений был сверстан так, что ему пришлось пулей лететь из аэропорта, чтобы не пропустить свою очередь. И там, у самой трибуны Путина ждала совсем уж безумная заминка – его «перепутали» с молдавским премьером Стрельцом… Выступление подпортила украинская делегация, завтрак – то чокающийся, то не чокающийся Обама… Можно себе представить в каком состоянии находился Путин, когда оказался в переговорной комнате.

Переговорная позиция российской стороны была обозначена с трибуны Генассамблеи ООН: Россия предлагала свои услуги в борьбе с «Исламским государством» в рамках современного аналога «антигитлеровской коалиции» в обмен на смягчение позиции США по Украине. Предполагалось, что степень этого смягчения и будет предметом торга. То, что в ходе переговоров сделал Обама, описал Марк Твен в «Приключениях Тома Сойера и Гекельбери Финна».

Collapse )

Владимир Голышев – публицист и драматург

Радио Свобода