December 30th, 2015

Все русское...

Фраза "вы просто не любите все русское" приводит меня в состояние искреннего непонимания. Что имеется в виду под "всем русским"? Все русское - это что?
Я вот с ходу "всего русского" могу вспомнить - квас, щи, кокошник, космическая станция, льняная одежда, деревянное зодчество, русская печь, церковная архитектура, различные кремли, соленые огурцы, гречневая каша, валенки, бурлаки на Волге Ильи Репина и Баба Яга, хотя и та - Милляр.
Что еще?
Вот так вот сходу, пожалуй, что и все.
Из всего выше перечисленного я не люблю только вареную воду с капустой и кокошники.
В валенках мы каждую зиму семейством в лес ходим.
А деревянный дом с русской печью - вообще моя мечта.
Так что почти все русское я люблю.
Из всего остального, что нас окружает, чем сейчас у нас вдруг так стало принято гордиться и что "русский мир" почему-то вдруг ни с того ни с сего стал причислять ко "всему русскому" - эмм... Ну, нерусское почти все.
Ну - что?
Авиация? Американцы. Братья Райт. Автомобили? Немцы. Небратья Даймлер и Бенц. Реактивные двигатели? Немцы. Ракетостроение? Немцы. Космос? В истоках те же немцы. За исключением космической станции и луноходов - это наше. А в орбитальных станциях наше вообще все - и идея, и разработка, и претворение в жизнь. Более того, мы еще и единственные, у кого была программа орбитальных станций. Американский "СкайЛаб" принял всего три экспедиции, после чего разрушился. Китайцы свой "Тяньгун" только сейчас запустили. Да и тот - наш "Салют". Так что это - вот вообще наше-наше. Но... Космическую станцию утопили в Тихом океане, а луноходы кончились.
Что еще. Ядерная энергетика? Немцы. Проект "Манхеттен", вот это все. И его гулаговский вариант в виде шаражек все с теми же немцами внутри. ДнепроГЭС? Крупп, Сименс, Дженерал Электрик. Вообще индустриализация? Взял с сохой, оставил с атомной бомбой? Да почти полностью американцы. За исключением рабской лагерной рабочей силы - это да, это опять же наше изобретение.
Танки? Англичане.
Пулеметы? Американцы.
Автомат? Немцы.
Автомат Калашникова? Немцы.
Наклонная танковая броня? Джон Уолтер Кристи.
Нефть? Динозавры.
Сибирь? Сибирское Ханство, Орда.
Лада-Седан-Баклажан? Итальянцы.
Пельмени? Китай. Шашлык? Грузия. Кефир? Кавказ.
Письменность? Греки. Предыдущую - глаголицу - благополучно убили. Про славянскую руническую письменность - наше именно исконное письмо - вообще молчу. Язык? Язык вообще общемировой - смесь слов со всех языков мира. Украинский и сербский имеют куда большее отношение к изначальному русскому, чем русский. Православие? То же самое. Смесь из несторианства, ислама, язычества и бог его знает чего еще. Литература? Ну, частично да. Безусловно. Да и то: Пушкин - арап, Гоголь - бандера, Корней Чуковский (Николай Корнейчуков) - жидобандера.
Цари? То ли норвежские, то ли шведские.
А! Во!
Самая-самая скрепная скрепа!
Водка!
Уж она-то наша, родная. Посконная. Наше все.
Ан нет.
Водка - и та Византия.
Традиционным русским напитком был мед. Убит водкой.
Вторая наша скрепная скрепа - зомбоящик - американцы. О принадлежности самой идеи спорят, но на практике она была претворена в жизнь американцами.
Что из того, что нас окружает - асфальт, бетон (это вообще еще Древний Рим), автобус (по этимологии слова понятно), метрополитен (то же самое), мобильники, компьютер, интернет, фуры, сыры, картошка (привет индейцам Майя!), табакокурение, бразильское мясо, стеклопакеты, коттеджи, финская сантехника, итальянские кухни, японские экскаваторы, двигатели внутреннего сгорания, деньги, железные дороги, авиация, подводные лодки, авианосцы, радиоактивный пепел - что из всего этого "русское", что можно не любить?
Так что, как я и сказал, я люблю почти все русское. Почти все, что мы изобрели сами за нашу тысячелетнюю историю. Все десять пунктов, которые мог вспомнить.
С наступающим Новым Годом.
Который, кстати, тоже Гейропейский

отвратительная ирония судьбы

Оригинал взят у ulrith в отвратительная ирония судьбы
Общєство нудних прєстарєлих мізантропов

"Боюсь, что скоро меня арестуют за осквернение национальных святынь, но мне «Ирония судьбы» категорически не нравится. Не нравятся три женщины, отвоевывающие друг у друга тридцатишестилетнего переростка. Не нравится сам переросток, этот новогодний секс-символ страны с мятой физиономией. А больше всего не нравится, как истово мы любим всех этих героев, как верим, что это и есть настоящая рождественская история, в которой хорошие люди делают всех вокруг счастливыми и сами в итоге находят свое счастье.
В этом фильме есть все, из чего состоит «любовь по-русски»: и взрослый мужик, который, споткнувшись о собственные штаны на пути в сортир, зовет на помощь маму; и женщина, которой несколько лет пудрят мозги, а в новогоднюю ночь наконец бросают; и другая женщина, которая две серии подряд целуется с дышащим перегаром гражданином, а потом едет за ним в другой город, хотя никто ее не звал; и будущая свекровь, которая, глядя на все это безобразие, говорит, поджав губы: «Поживем – увидим». Наше, наше кино!
Истина в том, что так думать можно только с большого перепоя. Обильные новогодние возлияния привели к тому, что мы не просто уважаем всех этих Надь и Лукашиных – мы сделали их национальными героями. Мы считаем, что их отношения – это и есть романтика. Наши дети растут с убеждением, что по этому сценарию надо жить, встречаться и любить. А мы лишь улыбаемся и вздыхаем: «Ах, как мило», вместо того чтобы ужасаться: «Не приведи господь!» Мы делаем звук погромче, вместо того чтобы выключить Женю Лукашина.
Ведь что такое есть этот Лукашин? Вот какое объявление он мог бы дать сейчас на сайте знакомств? «Врач районной поликлиники, не амбициозный, зарплата скромная. Даже в Новый год практически не имею карманных денег. Подвержен влиянию – ради «общего» дела могу легко отказаться от принципов и, например, напиться в бане, если этого захотят друзья. Возраст – под сорок. Все еще живу с мамой в одной маленькой комнате. С другой женщиной существовать на общей территории не могу – меня раздражает, когда она ходит туда-сюда. Мама не раздражает, а сексуальная партнерша раздражает. Жениться поэтому, само собой, боюсь. В любой сложной ситуации прикидываюсь дурачком. Пока женщины из-за меня выясняют отношения, сижу в сторонке, пою «Если у вас нету тети» и гадаю: кому же в конце концов я достанусь? Нормально, открыто общаться могу, только когда «выпью, разбуянюсь, расхрабрюсь».
Надя Шевелева. Эта женщина настолько себя не любила, что довольствовалась странными, мучительными отношениями – встречалась с женатым мужчиной «два раза в неделю в течение десяти лет». Может ли самостоятельный человек позволить несчастному роману длиться так долго? Нет, на это способен лишь тот, кому нравится упиваться жалостью к себе. Собственно, Надя сама об этом и говорит: «Бывало, приду домой, сяду в кресло и давай себя жалеть». Удобная барышня. О чем думал ее хахаль – понятно. Кому ж не понравится красивая, честная, а главное – молчащая учительница русского и литературы без претензий? Гораздо интереснее было бы узнать, о чем думала в течение этих двух пятилеток жена хахаля. Наверняка по старой советской традиции с криком «Ах ты сучка крашеная!» бегала выдергивать Надюшины космы, и не раз. Мужик не вступался – «он и сейчас женат». Десять лет, вся молодость. Из года в год все выходные и праздники в одиночку. Если это не садо-мазо, то что?
Отношения с женатиком прекратились из-за ультиматума супруги, других вариантов тут быть не может. Поплакала наша Надя, может, вены пару раз повскрывала и встретила наконец «серьезного, положительного, красивого» Ипполита, который подарил ей французские духи, собственную фотографию и предложил руку и сердце, а не один лишь секс по расписанию. Но выдержать такое счастье Надежда не смогла – бросила благородного Ипполита ради незнакомого «забулдыги». Во-первых, забулдыга – «Какая вы мегера!» – хамил. Во-вторых, был без пяти минут женат – при ней шептал в трубку своей невесте: «Я тебя люблю». В-третьих, жил в другом городе – значит, если что, встречи с ним опять бы не отличались частотой. В общем, для Нади он оказался неотразим. Видимо, только такие ее и возбуждают. Не может, не умеет, по какой-то причине не хочет Надя строить отношения со свободными мужчинами, которые испытывают к ней серьезные чувства.
И Надя, и Женя по-настоящему понимают только один вид любви – ребенка к родителю, ведь каждый из них много лет живет со своей мамой. Живет не с партнером, а с воспитателем. Неудивительно, они и брак заключить пытались с такими же воспитателями. Женя нашел властную Галю, которая при нем сама водружает на елку «макушечку». А Надя, потупив взор, слушает, как Ипполит ее отчитывает: «Ты безалаберная! Молчи! Ты непутевая!» И если бы Лукашин в самом начале фильма пошел в гости к Катанянам, то в финале мы бы имели две семьи, без всяких фокусов скроенных по схеме «инфантильный ребенок + мудрый родитель».
Вместо этого два ребенка ушли в отрыв. Они отправили своих мировых мам к соседям. Они убежали, скрылись от своих серьезных и правильных Ипполитов и Галь. Они заперлись в квартирке площадью 33 квадратных метра и устроили свой бесшабашный детский Новый год. Пели песенки под гитару, дрались, танцевали, жаловались на обидчиков, били тарелки, рвали чужие фотографии и плевались заливной рыбой. Играли в больших.
Вот именно поэтому мы с таким удовольствием и смотрим на них. Зритель-мужчина думает: «Даже если я буду бесхребетным, пьяным и безденежным Иванушкой-дурачком, для меня все равно найдется своя Барбара Брыльска». Женщина смотрит и верит: «Даже если я не научусь за многие годы строить партнерские отношения, рано или поздно мою наглухо запертую дверь все равно откроет своим ключом принц с московской пропиской». Мамы смотрят и улыбаются: «Побегает-побегает деточка и все равно вернется ко мне, как это всегда и было». Это наша русская сказка для взрослых, где каждый видит свой хеппи-энд.
Но утром придет похмелье. И мальчик с трудом вспомнит сумасшедшую ночь. Неловко помявшись на пороге, он попрощается и, так и не сказав: «Я хочу быть с тобой», уйдет домой. К себе. Он не умеет принимать решения, он живет по принципу «будь что будет, мне все равно». Девочка соберет игрушки, поплачет и, может быть, даже побежит вслед за мальчиком. Ей ведь в школу только через две недели."

FB

Не все пропало. Коротко итоги года


Вчера в эфире «Свободы слова» послушал Юлию Владимировну. Вопрос, правда, задать не успел – очень уж развернутые ответы у лидера Батькивщины, а эфирное время не резиновое.

Свое видение ситуации дал уже по итогам программы и коротко резюмирую здесь. Если верить Юлии Тимошенко, то у нас все очень и очень плохо. Ничего хорошего в этом году не произошло, президент, правительство и Верховная Рада уверенно уничтожают страну. Кто мог бы спасти Украину в этой критической ситуации, Юлия Владимировна из вежливости не сказала. Но это всегда понятно по умолчанию.

Для логичного завершения ее выступления не хватало одной фразы – «Мы все завтра сдохнем!» Впрочем, это тоже в процессе становилось очевидным по умолчанию. Ничего хорошего. Все пропало. С трудом выбравшись из депрессии, в которую меня погрузил безусловно один из лучших ораторов украинского политикума, я начал искать хорошее. Что хорошего мы можем записать в актив в конце 2015 года? И, знаете, кое-что есть.

1. Армия. У нас теперь есть сильная армия, которой мы по праву гордимся. Когда мы гордились своей армией? А теперь – это даже не обсуждается.

2. Патрульная полиция. Если реформа всего МВД пока в процессе, то патрульная полиция есть и работает. И мы им доверяем – я видел, как они общаются с обладателями очень тяжеловесных «ксив». И могу свидетельствовать – такого в Украине не было. И вообще – мог ли кто-то три года назад даже представить, что можно доверять патрульным?

3. Безвизовый режим, который одобрила Еврокомиссия. Соглашусь с Юрием Луценко – это гораздо больше, чем возможность ездить в ЕС без штампа в паспорте. Это принципиальный цивилизационный выбор. Это переделанное по европейским стандартом законодательство, это антикоррупционные структуры по европейским образцам. Это важнейший шаг от «русского мира» на Запад.

4. Энергетическая независимость от России. В канун Нового года никому не придется лететь на дачу к Миллеру или Медведеву или к Путину, чтобы срочно решить вопрос с газом.

5. О Минюсте - тут медленнее, но очень важные моменты. И дело не в регистрации бизнеса в 24 часа. Куда важнее передача нотариусам регистрационных функций - это фактически ликвидания коррупционной структуры из госрегистраторов, которую долго и тщательно строили все предыдущие правительства. И госисполнителей тоже подвинут на рынке частники, да и кадровое обновление структуры по аналогии с новой полицией скоро себя покажет. В Новом году будем жить уже по новым правилам.

Есть еще прозрачность госзакупок (ежегодная экономия в десятки миллиардов), система Прозорро и много другое. Антикоррупционные структуры новые – не будем хвалить авансом, подождем результата, но надежды очень большие. Всего перечисленного хватает, чтобы не впадать в пессимизм. Не все пропало. За этот год в Украине кое-что изменилось к лучшему. А что до скорости, то главное в переменах не она. Главное – необратимость.

https://site.ua/kirill.sazonov/2119-ne-vse-propalo-korotko-itogi-goda/

Эта порочная система может завтра перемолоть каждого.

Нардеп Сергей Лещенко злорадствует по поводу Корбана. Мол, так ему и надо. Больной он или здоровый, какие процессуальные нормы нарушает в процессе суд – не важно. По мнению депутата – именно так выглядит торжество справедливости. А я вот помню такое же ехидное хихиканье, когда сажали Тимошенко. «Она воровка – украла весь газ», - с этой формулировкой и нескрываемым злорадством зрители наблюдали за беззаконием в Печерском суде. И с Луценко ситуация была очень схожей.

Я сейчас не о том, что злорадство – это некрасиво хотя бы с эстетической точки зрения. Даже если «днепропетровские» в отвратительных отношениях с Григоришиным, к которому Лещенко питает необъяснимую слабость – все равно это как-то мерзко. И я сейчас не о том, сопоставимы ли по подвигам, злодействам и масштабам в политической жизни Корбан, Луценко или Тимошенко. Понятно, что несопоставимы.

Просто до тех пор, пока суды в Украине пренебрегают правилами и законами, ориентируясь на команды с Банковой, ничего к лучшему не изменится. И список «Тимошенко, Луценко, Корбан…» в любой момент может быть продолжен. Поменяется президент, поменяется Генпрокурор и глава СБУ и тот же Лещенко будет завтра что-то объяснять на допросах – про тех же криминальных братьев Сегалей. И если будет команда с Банковой – совершенно не важно, что там было на самом деле. Как глубоко плевать было Кирееву на тонкости газовых контрактов.

Этот судейский беспредел надо остановить. Очистить систему, чтобы мы верили приговорам украинских судов, как поверили новым патрульным. Не злорадствовать из депутатского кресла, не стоять на позиции «Друзьям – все, а врагам – закон, а можно даже и беззаконие». Менять систему. Если не из чувства ответственности перед избирателями, то хотя бы из чувства самосохранения. Эта порочная система может завтра перемолоть каждого.