April 3rd, 2016

Путин завидует Касьянову

Если утром появляется информация о том, что Путин дарит женщинам дома и квартиры, а вечером путинские пропагандисты, пытаясь хоть как-то задеть Касьянова, показывают, что с ним женщины занимаются любовью без всяких подарков, то это означает только одно - Путин завидует.

Статья в Нью-Йорк Таймс. Откуда ноги ростут.

Вот вам вишенка на торте.

Это материал The New York Times (NYT) от 3 мая 2014 года из Славянска. Называется: "Под масками в Украине: лица повстанцев". Именно повстанцев.

Журналист C.J. Chivers опубликовал материал о бойцах самообороны Славянска, где опроверг российское происхождение ополченцев (он их так называет) и описал их боевые будни.

Основной месседж - российских военных в Славянске нет. Потому что их нет в 12-й роте Народного ополчения "ДНР". Другие роты и боевые подразделения журналиста не интересовали. Ровно как и личность россиянина Гиркина-Стрелкова, который уже тогда был в Славянске.

Великолепная журналистская манипуляция. Гораздо лучше, чем про коррупционное украинское болото.

В общем суйте куда пожелаете эту статью всем честным грантопилам, которые вам рассказывают про 150 Пулитцеров NYT.

A deeper look at the rebels in Ukraine offers a murky picture of their aims, motivations and connections. They appear to be Ukrainians, but they have deep ties to and affinity for Russia.
NYTIMES.COM|АВТОР: C. J. CHIVERS AND NOAH SNEIDER


Екатерина Золотарёва
2 ч

И еще пару слов о статье в NYT.

Напомните мне, когда последний раз NYT писала хоть что-то про Украину редакционное? Да еще и на первую полосу. Да еще и на кануне большого саммита, посвященного всемирной безопасности, когда в штатах куча гостей куда важнее, чем с Украины. Это во-первых.

Во-вторых, коррупция -- это никак не украинское ноу-хау. Вы когда-нибудь сталкивались с китайской коррупцией? А это экономика №2 в мире. И там триллионы денег американских инвесторов. ТРИЛЛИОНЫ!!! Но NYT почему-то не пишет про коррупцию в Китае.

Вы думаете в Италии нет коррупции? А Италия -- четвёртая страна в ЕС по ВВП. Но NYT не пишет про Италию. Даже в Португалии о коррупции знают не из сказок. Просто ее записывают в национальные традиции. Но NYT не пишет ничего про Португалию, хотя ее экономика тоже больше украинской,

В той же Индонезии тоже есть коррупция, в разы круче украинской. И эта коррупция ой как не нравится американским инвесторам, которые вложили в Индонезию сотни миллиардов. Но NYT тоже не пишет про Индонезию.

А что же случилось, что Украина по своей интересности для NYT вдруг стала ну настолько интересна, что про нее ну очень срочно стало необходимым написать на первой полосе, да еще и к моменту приезду Порошенко на саммит в штатах?

Говорите статья редакционная? А вы знаете, какой бюджет зарплатного фонда у этих редакторов из NYT? -- порядка млн баксов ежемесячно. Т.е. ради написания статьи, которая по большому счету, абсолютно не интересна читателям NYT, решено было слить в трубу не менее 50 тысяч баксов.

А теперь сами себе ответьте -- кто может позволить себе проплатить статью, которая может стоить более 50 шт долларов (а в реальности -- под 100 тыс, посредники тоже хотят кушать)? И в чьей грязной игре участвуют по своей дури Лещенко, Найем и прочие полезные идиоты?

Теперь немного о редакторах NYT, которые написали ну очень большую статью, которая абсолютна не интересна американцам, т.е. 95% своих читателям NYT, но вызвала бурную дискуссию в Украине.

Оказывается, главред NYT долгое время работал (с 1987) в московском бюро Associated Press. О том, что такое КГД и московские бюро разных изданий я расписывать не буду. Смотри здесь:http://www.nytimes.com/interact…/opinion/editorialboard.html

Просто для себя можно легко сделать вывод, откуда у этой статьи растут ноги.

И еще.

NYT -- коммерческое издание. Например, Сергей Прач имеет доступ только к 10!!! статьям в месяц бесплатно. Остальные все -- только за деньги. Откуда у NYT тогда такая беспредельная щедрость по раздаче бесплатного доступа к такому дорогущему материалу, как редакторская колонка? Попробуйте попасть на другие редакторские статьи, и вы быстро поймете, что у этой статьи щедрые спонсоры. И эти спонсоры явно с восточного полушария.

from posts of Сергей Прач.
Kateryna
Kateryna
Катя


Пылып Духлий добавил 2 новых фото — с пользователямиСергей Прач и Greg Davis.

Коротше, цей NYT скоро пошкодує, що написав про українців.
Вивчення The New York Times Editorial Board показує, що чи не єдиним, хто більш-менш розбирається в питаннях України є Serge Schmemann, а по нашому - Шмеман, Сергей Александрович, корінний росіянин, що дуже сильно пов"язаний з російською православною церковю. І своїм корінням і своєю роботою.

І ця людина ставить в свою статтю фото, де відносить Вуглегірськ до Росії. Давайте, от в цьому місці можете написати що ви там

Еще
Фото Пылыпа Духлего.

Интересный миролюбивый взгляд на украинских ватников

ПРИЗЫВАЮ МИЛОСТЬ К ПАДШИМ

Необходимо понять, что советское («совковое») сознание – это результат наложения обычного традиционалистского менталитета, просто не учитывающего правовые категории (если у них нет сакральной санкции) и менталитета мессианско-утопического (революционно-романтического), исходящего из того, что некое не формализованное выражение общей (соборной) воли – суть высший закон социальной жизни.

Попробуем с этой точки зрения оценить резоны русскоязычного населения Крыма и юго-восточной половины Донбасса.

Русские (русскоязычные славяне), заселившие почти пустой Крымский полуостров после двух циклов этнических чисток – нацистской и советской искренне считали его своим по праву победителей. Они также искренне не могли разделить победы и завоевания русского народа и Российской империи, ибо их учили тому, что это – историческое тождество.

Передачу Крымского полуострова в статусе области и Севастополя в качестве особого муниципального округа из РСФСР в УССР они восприняли как личную драму. Для их утопического сознания все беды, особенно уничтожение виноградников во время безумия борьбы за трезвость, разворовывания предприятий и оборонных объектов (совершенно аналогичное происходящему в РСФСР и РФ) – были следствием произвола и коррумпированности киевских властей. Их мечтой стало «воссоединение с Россией». Можно говорить и доказывать всё что угодно о ложности и абсурдности этой мечты, но она стала ядром идентичности русской общины Крымского полуострова.

Точно также, как мечта о государственной независимости и национальном суверенитете стала мечтой всех «титульных» народов СССР, но противоположной по вектору. Это была единственная центростремительная по отношению к Москве идея.

Все доводы относительно следованию международному праву и договорам русской общиной Крыма не воспринимаются, поскольку она охвачена приверженностью. советской утопией о верховенстве интуитивной общей воле. Права крымско-татарского народа и части украинской нации в расчёт не принимаются, т.к. воспринимаются как стремления «пришельцев». Поскольку русские застали в 1946 «пустой» Крым, то интересы татар и украинцев для них заведомо второстепенны, поскольку свои права на полуостров они базируют на двух мифологемах – 1) мы – первые, 2) это земля полита русской кровью (по этому случаю к русской крови приписывают еврейскую).

Похожее мифотворчество доминирует и на части Донбасса. Тщательно выпестованная этнокультурная особость реализовалась в мечте особых «своих республик» (это – пробуждение рудимента 1918-19 годов, когда каждая область с крупной армией считала себя отдельной республикой). Похожие тенденции были в Китае 20-30 годов прошлого века, однако многотысячелетняя мощь китайской культуры и базовый принцип национального единства, выпестованный традицией, блокировали формирование субэтнической идентичности.

В Украине такой мощной культурной традиции не было, кроме того, на лицо было противостояние двух «культурных полей» - влияния европейской цивилизации и влияния русской (анти)европейской субцивилизации. Из этого родилось представление о возможности существовать одновременно и как «самостоятельные» субнациональные квазигосударства, и искусно лавировать между не просто формально-автономным статусом внутри Украины, но положением влиятельных«штатов», равным Киеву партнёров внутренней политики, и, одновременно, статусом любимых вассалов Москвы (лично Путина). Очевидные выгоды такого положения при инфантильном отказе сознания просто осмыслить нелепость такой ситуации и привели к тому положению, когда есть две придуманные республики, которым всё время неформально дают понять, что они могут стать частью «богатой и могущественной» России, но и влиятельной частью «федерализованной» Украины.

Поскольку традиционалистское, мифопоэтическое (дологическое) сознание исключает возможность рефлексии, то ни крымчане, ни донбассцы не способны осознать шизофренический характер своих чаяний. Напротив, в их мире – они наиболее логичны. И все доводы, что с точки зрения носителей современного сознания их ментальные построения очень близки к мировосприятию пациентов ювенальной психиатрии, для них просто не понятны.

Поэтому я предлагаю их понять и простить, не считать сознательными носителями идей тотального зла, но просто воспринимать как подростков с больным и раздвоенным сознанием. И не радоваться злорадно их бедам и несчастиям, ибо большой грех смеяться над больными и отставшими в развитии.

Еще о Нью- Йорк Таймс

Еще одно. Когда вам кто-то будет рассказывать про высокие стандарты Нью-Йорк Таймс, их высокий профессионализм, репутацию, принципы и прочее бла бла бла - дайте почитать этот пост.

Один из членов редакторской коллегии Нью-Йорк Таймс, от имени которой была статья про Украину, и который пишет про Украину (называя Углегорск российским городом) - потомственный россиянин с имением в калужской области. Кроме этого активный православный активист, принимающий участие в жизни церкви и пишущий о ней - Шмеман, Сергей Александрович

У нас - война с Россией. Единственный способ победить в которой - уничтожить Россию как государство. Нет другого пути избавится нам от постоянного прессинга и постоянной угрозы независимости.

Если мы говорим о Зеркале Неделе, то тут нет проблем. Но если мы говорим об авторитетном и очень профессиональном издании, то этот Сергей Александрович имеет ярко выраженный конфликт интересов, о чем он должно было быть заявлено в статье и он в принципе по всем профессиональным стандартам журналистики не должен и на пушечный выстрел подходить к украино-российской теме.

Но нет, Сергей Александрович даже про российско-украинскую войну пишет на страницах Нью-Йорк Таймс.

Не знаю какого вы мнения об этом издании, но лично для меня оно теперь ничем не лучше Зеркала Недели.

Вопрос, я думаю, закрыт.


Фото Пылыпа Духлего.

Эскалация конфликта в Нагорном Карабахе и перспективы широкомасштабного наступления России на Украин

Эскалация конфликта в Нагорном Карабахе и перспективы широкомасштабного наступления России на Украину

Александр Сытин, для "Хвилі"

С учетом неуклонного ухудшения экономического положения РФ, нарастающих кризисных явлений во внутриполитической, народнохозяйственной, отчасти пропагандистско-идеологической сфере вероятность масштабного вторжения регулярных войск РФ в Украину следует признать крайне низкой.

Здесь, однако, следует сделать две оговорки:

Во-первых, какие-либо аналитические построения, тем более прогнозы, базируются на том, что кремлевское руководство будет хотя бы в целом оставаться в рамках рациональной политической системы координат.

Во-вторых, в данном случае под масштабным вторжением понимается крупная военная операция с участием регулярных воинских подразделений РФ, которая при этом официально признает себя стороной, воюющей с Украиной и осуществляющей агрессию протв нее. Повторюсь – такое масштабное вторжение, развернутое в традициях боевых операций Второй мировой войны, например, бросок танковых клиньев на Киев или ядерный удар по нему представляется крайне маловероятным.

В последние месяцы произошли некоторые изменения в планах российского политического и военного руководства. Вектор, направленный на прямое восстановление супрематии РФ над территориями, ранее входившими в состав СССР, отошел на второй план. Он ни в коем случае не отменен, но Москве, по всей видимости, стало понятно, что потенциал сопротивления, в первую очередь политического, в известной мере и военного, той же самой Украины, Казахстана, даже Беларуси таков, что открытая агрессия против них сопряжена с неоправданными рисками и издержками. К тому же, это не тот путь, который может привести В.Путина к его главной цели – добиться положения политика, определяющего правила игры и расстановку сил в мировом сообществе, потеснить США и встать, как минимум, вровень с ними в их функции, как говорят в Кремле, мирового гегемона.

Москва не хочет ограничиваться тем, чтобы увязнуть в бесконечных конфликтах «на ближних подступах». Роль же региональной державы и даже регионального жандарма ее не устраивает. Ей нужно переформатирование всей системы современных международных отношений в мировом масштабе.

Наиболее ярким проявлением такой «смены внешнеполитических вех» стало вторжение в Сирию в сочетании с широкой пропагандистской кампанией, направленной на признание ведущей роли России в борьбе с мировым терроризмом, военные, политические, а возможно и финансовые корни которого уходят в глубь деятельности еще советских спецслужб. Разумеется предполагалось, что борцу с мировой террористической угрозой будут полагаться определенные бонусы от снятия санкций и перемен в торгово-энергетической политике Европы до признания аннексии Крыма, а главное – признание России мировой державой, не региональным, а глобальным полюсом силы всей Северной части Восточного полушария.

Соответственно этим целям строится нынешняя военно-политическая концепция администрации В.Путина, в которой Украине отводится важное, но все-таки не главное место. В тактическом смысле Россия отказывается от концентрации сил на «направлении главного удара» и от самого определения этого направления. Она будет стремиться нагнетать очаги напряженности и количественно умножать их, наращивать конфликтную динамику в разных точках мира. Обострение ситуации и открытие боевых действий в Нагорном Карабахе 2 апреля – яркое тому подтверждение. Помимо постсоветского пространства, речь идет прежде всего о Ближнем Востоке – Турция, Сирия, обострение курдского вопроса, и Азиатско-Тихоокеанском регионе. Главная цель такой дестабилизации – добиться повышения цен на энергоносители на мировых рынках. Без финансовой подпитки от их продажи и в отсутствие доступа к мировым финансовым рынкам агрессивные действия России неизбежно выдохнутся.

В качестве отдельного направления кремлевской геостратегии, следует назвать дезинтеграцию ЕС и НАТО, срыв или затруднение евроатлантической экономической и политической интеграции, в которой Кремль видит средство усиления влияния и расширения военного присутствия США в том числе в Восточной Европе, непосредственно входящей в сферу российских геополитических интересов. Наконец, еще одно направление – провоцирование напряженности как в отношениях мировых держав с региональными (США – Китай, США – Иран), так и между крупными региональными игроками: Япония – Китай, Турция и ее соседи, Иран – Саудовская Аравия…

Средства проведения такой политической линии также существенно отличаются от традиционных военных в рамках «стратегий прямых боевых действий». Прежде всего, следует указать на тесно связанную с внешнеполитическими проектами Кремля пропаганду. Она направлена на значительное большинство русской диаспоры, живущее в российском информационном пространстве и сохраняющее русскую языковую национально-культурную идентичность и автономию в странах постоянного проживания. Москва видит в этой части населения постсоветских и европейских стран важный рычаг осуществления своих геополитических притязаний.

Вторым адресатом этой пропаганды являются те коренные жители европейских стран, которые по тем или иным причинам недовольны процессами глобализации, якобы влекущими за собой кризис и уничтожение традиционных базовых, в первую очередь национальных ценностей. В ближайшее время следует ожидать распространения российской пропаганды на так называемых «беженцев», прежде всего с арабского Востока. Кремль без всякого сомнения не упустит возможности изнутри дестабилизировать общества европейских стран и в целом Евросоюз за счет разжигания межэтнических, межрелигиозных, межкультурных конфликтов, поддержки радикальных экстремистских группировок обеих сторон. Он будет способствовать распространению радикальных социально-политических и религиозных идей среди «беженцев», тем самым предопределяя их вовлечение в террористическую деятельность.

Однако средства ведущейся Россией гибридной войны не исчерпываются рамками информационно-идеологической агрессии. Необходимость отказа от «стратегии прямых действий» заставляет ее сегодняшнее руководство, состоящее из «наследников КГБ», вспомнить и модернизировать опыт участия советских вооруженных сил в зарубежных военных конфликтах – Вьетнам, Ангола, Арабский Восток и т.п. Здесь традиционные формы военного участия: поставки оружия, в том числе нелегальные, направление военных специалистов и консультантов, разведывательная и диверсионная деятельность сочетаются с появлением новых черт. Одна из них нашла применение в конфликте на Донбассе – это отряды т.н. «добровольцев» для участия в открытых боевых действиях. Наряду с ними появилась такая разновидность боевых формирований как ЧВК – частная военная компания. Созданная в 2013 г. ЧВК «Вагнер» была опробована в Крыму, Сирии, на Донбассе. Именно благодаря ей повстанцы сумели стремительно дестабилизировать украинские силовые структуры, парализовать работу местных органов власти, захватить арсеналы и получить полный контроль над улицей.

С точки зрения России, такой инструмент гибридной войны представляется практически идеальным, тем более, что в настоящее время исход боевых действий определяют не «большие батальоны», а сравнительно незначительные по численности мобильные хорошо обученные и вооруженные отряды. Компания регистрируется за рубежом в одной из стран Третьего мира, никакого формального отношения к ВС РФ не имеет, полностью подчинена своему полевому командиру, являющемуся отставным сотрудником спецслужб или «подкрышником». Ее легко снабжать любым необходимым вооружением: такое снабжение приобретает форму контрактной поставки иностранному юридическому лицу-нерезиденту. Проведенная через ряд посредников, финансовая транзакция или поставка вооружения и боевого снаряжения вообще не отслеживается. Доказать, что то или иное боевое формирование действует в интересах и в особенности от имени российского государства практически не представляется возможным. Военнослужащие РФ, контрактники, тем более призывники, не привлекаются к боевым операциям, в их среде отсутствуют потери, соответственно, нет протестов международной общественности, антивоенных и правозащитных организаций – комитетов солдатских матерей и пр. Не возникает никаких трудностей с формированием. В стремительно нищающей с растущей безработицей стране найдется огромное количество подготовленных молодых мужчин, готовых за 5 тысяч долларов в месяц рисковать здоровьем и жизнью. По мере грядущих на фоне бюджетного дефицита неизбежных сокращений штатов силовых структур, в том числе и элитных военных подразделений, количество потенциальных добровольцев будет только расти. Эти люди знают, на что идут и легко отказываются ради денег даже от минимальных гарантий прав и льгот военнослужащих. Нет никакого сомнения, что в самом близком будущем практика ЧВК будет развиваться и наращивать обороты.

Все указанные средства могут и безусловно будут применены в отношении Украины. Стране необходимо готовиться к отражению именно таких гибридных военно-террористических атак.

Александрия – Динамо 0:2. Александрийский столп

Оригинал взят у artemovskij в Александрия – Динамо 0:2. Александрийский столп
Ожидание очередной игры чемпионата после паузы, связанной с матчами сборной, пропиталось эмоциями от интервью Сергея Реброва популярной радиостанции. Из этой беседы стали понятны два тревожных факта: первое – Ребров будет рассматривать интересные предложения от других команд; второе – «Динамо» нуждается в усилении, иначе с «Шахтером» будет сложно конкурировать. Оба этих заявления не то чтобы удивительны – они неожиданны, так как не припомню, когда какой-либо тренер «Динамо» такое говорил. Из Киева «на повышение» вообще никогда никто не уходил, обычно тренеров либо увольняли, либо фактически вынуждали писать «по собственному желанию» (исключение – первый уход Семина по непонятной причине). А тут вдруг такой намек. Ну и по поводу комплектации… Мы-то сами понимаем, что те или иные позиции нуждаются в укреплении, но заявлять во всеуслышание в таком формате… В общем, или это желание набить себе цену и обратить внимание на проблемы с составом, или… лучше не вникать, как говорил Гамлет в одноименной трагедии.




Хорошо, что ни пауза, ни какие-то там «терки» между тренером и президентом, не повлияли на игру команды. Даже наоборот, футболисты вышли предельно собранные, нацеленные на результат и, по-спортивному, злые. Важным фактором, определившим такое командное спокойствие, стало, на мой взгляд, появление после травмы в составе «Динамо» Сергея Рыбалки. Конечно, матч против «Манчестер Сити» семнадцатому номеру киевлян занести в актив нельзя, но, несмотря на ту, отдельную неудачную игру, снова хочется обратить внимание, что этот игрок – ключевой в командном механизме киевлян. Он и начинает атаки, и подбирает отскочивший мяч; действует в разрушении, и в созидании; и отдает первый пас, и может завершить атаку. Он – главный поршень командного мотора или сердце коллективного организма. Без него плохо, поскольку образовывается дыра между средней линией и линией обороны. Ни Гармаш, ни Сидорчук, ни тем более Буяльский с Велозу, закрыть эту дыру не могут. У названных, не самых слабых хавбеков, как ни странно, нет для этого ни навыков, ни понимания того, что нужно делать. Рыбалка в отчетной игре стал настоящим столпом, который обеспечил спокойствие в центре и, благодаря которому, хозяева так и не смогли наладить комбинационную игру вблизи ворот Шовковского.

Вторым героем сегодняшний игры стал Домагой Вида. Первый мяч был забит в результате подачи углового, который был назначен после великолепного дальнего удара Велозу, с трудом отраженного Новаком за пределы поля. Корнер прекрасно подал португалец, а Вида изящно замкнул. Тут снова хочется отметить, что именно игра Рыбалки дала возможность Велозу не думать о тылах, а постараться что-то сотворить в атаке, как, кстати, и Сидорчуку.




А затем, Вида отдал потрясающую дальнюю передачу на ход Ярмоленко, который и принял великолепно, и легко ушел от опекавшего его Путраша, и прострелил на Гусева точно. Игра была, фактически, сделана. Противоядия против Ярмоленко на фланге обороны александрийцы так и не нашли. И не могли там ни оборону организовать, ни атаку оттуда провести. В центре властвовал, перекрывший все, Рыбалка. Оставался правый фланг, но там, на помощь Антунесу, постоянно приходил Гусев. В общем, очень мобильно выглядело «Динамо», в отличие и от матча против «Зари», и от игры во Львове, и от первого кубкового матча с той же «Александрией».

Единственное, что снова не понравилась атака. Я так понимаю, что нападающий хоть иногда должен бить по воротам, невзирая на соперника. Мораес много борется, вообще выполняет большой объем работы, но забивает очень редко. Да, можно возразить, что он забил «Заре» победный мяч, но и ведь и в том матче, то была его единственная возможность для взятия ворот. Этого мало для современного форварда. Потому вопрос в чем причина: или он плохо открывается, или команда плохо на него играет. Третьего не дано. Бедность атаки не позволила нам сыграть уверенней в обеих играх против «Манчестер Сити». У нас не было никаких атакующих аргументов, кроме игры Ярмоленко на фланге. Вот это беспокоит больше всего. Не будем вспоминать ушедшего Кравца, просто скажем, что киевские нападающие должны начать забивать, иначе и против «Шахтера» будут большие проблемы.

А если таковых забивных в составе нет, то их надо вырастить. А это пока не получается сделать не только в отношении форвардов, но и применительно к любой другой позиции на поле. С момента прихода Реброва на тренерский мостик, как о его, «креатуре» можно говорить лишь о все том же, нашем сегодняшнем герое - «столпоподобном» Сергее Рыбалке. Все остальные игроки были в составе и до назначения Сергея Станиславовича на пост главного тренера. Вот почему я думаю, что Реброву, прежде чем «идти на повышение», стоит подготовить для основного состава «Динамо» какого-нибудь молодого игрока, а лучше, двух-трех. А потом можно и заграницу ехать, учить людей играть в футбол.

КРОВЬ КАРАБАХА (АРЦАХА): СЧЁТ, ПРЕДЪЯВЛЕННЫЙ ЧЕРЕЗ ДЕСЯТИЛЕТИЯ

Оригинал взят у e_v_ikhlov в КРОВЬ КАРАБАХА (АРЦАХА): СЧЁТ, ПРЕДЪЯВЛЕННЫЙ ЧЕРЕЗ ДЕСЯТИЛЕТИЯ





Иногда история восстанавливает справедливость и жестоко наказывает за «грехи отцов». У ленинско-чечеринской дипломатии были две звёздные победы: договор с Ататюрком 1921 года и «соглашение в Рапалло» с Веймарской Германией 1922.

Союз советской России и революционно-националистической Турции похоронил не только планы Антанты по разделу Малой Азии и Среднего Востока, в частности, планы Греции стать региональной державой, он вернул державный статус Турции, а Советам дал возможность закрепиться в Закавказье, особенно в Баку. Трудно себе представить успешное развитие советской экономики, если бы в Азербайджане – почти единственном источнике нефти - было бы такое же мусульманское сопротивление, какое было в Средней Азии. А оно могло быть, если бы вместо светского диктатора-модернизатора в Анкаре был бы пробританский мусульманский правитель, аналогичный аравийским монархам.


Дальновидный Ататюрк взял не очень много – уже завоеванные и опустошенные в ходе армяно-турецкой войны области «турецкой Армении» - гору Арарат и крепости Ван и Карс. Но он потребовал передать советскому Азербайджану Карабах (Арцах) и Нахичевань. Ленин, остро нуждающийся в Баку и в дружбе с Анкарой, «расплатится армянами» согласился, и исторические армянские земли были поделены между Турцией, и двумя советскими социалистическими республиками – Азербайджаном и Грузией, которую в компенсацию за оккупацию и лишение независимости делали «большой».  Почти полностью населённый армянами и важный экономически (Кара-бах – чёрная бахча, плодородный огород) регион не просто был сделан автономной областью Азербайджана и старательно отделён от Армении узким коридором, который сейчас бы назвали «Сектор Лачин». В Лачинской районе жили курды, на них у большевиков были большие виды, но пока эту карту из рукава не доставали (она ждала 1945, а потом 2016 годов), а Лачине учредили «Красный Курдистан» - как эмбрион будущего огромного «Народного Курдистана».

Всё это было стратегически очень красиво и многообещающе, но тут наступил перестроечный ноябрь 1987 года, когда, по словам философа Григория Померанца, «стал слышен оттаявший крик Карабаха». Давайте вспомним, что в антиутопии «День открытых убийств» Даниэля (за который он преимущественно и получил, как клеветник «на советскую действительность», срок в феврале 1966 года), армяне Карабаха за день перебили всё азербайджанское население.

Советские граждане армянской национальности из НКАО (Нагорно-Карабахской Автономной области) попросили ЦК «ленинской партии» переподчинить их близлежащей Армянской СССР. Горбачёв, только в июле оскорбительно отмахнувшийся от требований крымскотатарского народа, и получивший огромную головную боль в виде Ельцина и всё более очевидного внутрипартийного раскола, мер не принял. В середине февраля 1988 началось настоящее мирное восстание не только в НКАО, но и Ереване. Случился самый страшный для советской власти кошмар – националистическое восстание республики. При этом армянская позиция была полностью «советской» - признать права население НКАО на демократическое самоопределение и скорректировать административные границы.  Ведь лишь за 5 лет до этого эксперты по заданию генсека Андропова разрабатывали проект перераздела СССР на полсотни «штатов», исходя из народно-хозяйственной целесообразности. Но эта «наивная простота» армянской стороны и несла самую страшную угрозу, поскольку всем, кроме идеологов в ЦК, было понятно, что нет никакой общесоветской гражданской нации (общности), что криптоидеологией в союзных и автономных республиках стал «титульный» этнический национализм, и что административные границы давно воспринимаются как «священные рубежи» национальных квазигосударств. И поступить «по-советски» в этой ситуации – всё взорвать.

У Горбачева было два приличных выхода: а) разделить НКАО между соседними союзниками республиками, выделив Шушинский район с азербайджанским большинством; б) повысить НКАО до уровня НКАССР, что влекло совсем иное присутствие армян в руководящей номенклатуре, милиции, КГБ, прокуратуре…

Но вместо этого были введены войска, установлен комендантский час, подброшены продукты в магазины… Произошла Сумгаитская резня. Закавказье стремительно возвращалось в 1905 года. Перестроичная интеллигенция тут же стала на сторону армян, но партийное руководство больше боялось азербайджанцев – как мусульман, способных на фанатизм. Началась настоящая война республик и многотысячный «обмен» населением, как будто это не спор двух «советских национальностей», но греко-турецкая война 1923 года. «Комитет Карабах» стал эталоном для всех, потом возникающих Народных фронтов, как альянс части номенклатуры и интеллигенции - в защиту республиканского суверенитета на базе десталинизации.


В конце ноября Верховный совет АрмССР присоединил НКАО и объявил войну АзССР. Так раздел армянских земель в 1921 году, давший Москве власть над Закавказьем, спустя семь десятилетий взорвал СССР как идею и отобрал у Москвы Закавказье.

Под предлогом Спитакского землетрясения в декабре 1988 года был арестован весь состав «Комитета Карабах» - событие, равноценное для Москвы аресту общества «Мемориал».  В январе 1990 года под предлогом защиты армянского населения советская армия штурмовала Баку и Нахичевань, где к власти пришёл Народный фронт. От ЦК операцией руководил академик Примаков.

В мае 1991 года внутренние войска были брошены против армянских анклавов. Но сразу после краха ГКЧП советские части в НКАО стали армянскими ландскнехтами и разгромили азербайджанцев. Грачев передал армянской стороне танковые части и «суверенная» армия НКАО мгновенно заняла не только «Сектор Лачина», но и Шушинский район, а также полосу территории до иранской границы. Так было в первый раз опробована «гибридная война».

Россия устроила переворот, свергший правительство Народного фронта в Баку. К власти был возвращен ставленник Андропова член Политбюро Гейдар Алиев, и Азербайджан вступил в СНГ. Но режим бывшего генерала КГБ тут же стал проамериканским и протурецким. «Большая» Армения, закрытая щитом российских частей, стала единственным форпостом Москвы на Южном Кавказе, а к власти пришли лидеры молодого поколения карабахского движения и установили вполне коррумированный авторитаризм.  


Поддержка Москвы давала возможность армянской стороне полностью отвергать все претензии Баку, ведь 5 районов Азербайджана были оккупированы и этнически «освобождены». В этих условиях Алиев-сын поступил также как президент Садат, которому надоело наблюдать флаги с магендавидами на той стороне Суэцкого канала – он «разморозил» ситуацию. Осталось только дождаться удобного момента – и он настал: поражение России во Второй Холодной войне и резкое усиление позиций Турции в регионе. Очевидно, что увязнув Донбассе и свернув операции в Сирии, Путин не решится пойти на то, чего много лет боялись недалёкие западные умы – влезть в вооружённый конфликт вокруг НКАО. Баку же выгодно любое «размораживание» кризиса – размещение миротворческих сил фактически закрепит формальную принадлежность Азербайджану оккупированных в 1993 году территорий вне НКР и заставит Совбез ООН уточнять статус Карабаха-Арцаха.

Происходящее ставит Москву в очень неудобное положение. Если Ереван вмешается в войну между Баку и «суверенным» Степанакертом, то Москва должна будет решать: подпадает ли этот случай под систему коллективной безопасности в рамках ОДКБ, тем более, что Армения – единственный военный союзник РФ.

Затем Смоленская площадь обязана будет формально определится по отношению к статусу НКР - это случай «Крым» или случай «Донбасс»: этническое сообщество в рамках автономии, изменившее свой правовой статус и покинувшее «материнское» государство, в состав которого входила; или «автономия», требующая резкого повышения своего статуса («федерализации»), но признающая своё нахождение в составе  «материнского» государства, а про независимость говорящая лишь для «усиления переговорной позиции».  
В результате российская дипломатия либо окажется среди сторонников расчленения Азербайджана – ближайшего союзника Турции, либо «сдаст» Армению и создаст прецедент для деоккупации Донбасса. Есть и ещё возможность – показать себя полностью бессильным и политически полностью выброшенным из региона.