April 18th, 2016

О Крыме. Нахрена Россия туда влезла, и что дальше.

Оригинал взят у atytarenko в О Крыме. Нахрена Россия туда влезла, и что дальше.
В общем захват Крыма Россией содержал ряд странностей и аномалий. Первое, это оффициальный повод. Если посмотреть по бывшему СССР, то есть немало точек для приложения усилий по защите русскоговорящих. В Средней Азии и Казахстане, непример.Из всех этих точек Крым был наименее болезненной, по сути повод для агрессии был чисто продуктом работы медиа. Ни кто в Крыму русских не притеснял. Второе, это полная экономическая несостоятельность Крыма. Экономика полуостров реально может функционировать только получая воду и электричество из Украины. Россия уже с этой проблемой столкнулась, и после войны в рамках СССР была проведена оптимизация, а имнгго - обмен Таганрога и Тампни на Крым. Третье, и наиболее странное, это поспешность включения Крыма в Россию. Этот шаг резко сузил пространство для маневра, при чем в условиях полной политической неопределенности и очень высоких рисков и ставок. Это совершенно неслыханная ни до ни после "забота о человеке" в СССР или России, особенно если говорить о такой малосущественной детали как язык общения.
Должна быть другая, реальная, причина. Я думаю дело здесь совсем не в защите русских и прочьем пропагандистском мусоре.
Collapse )

Провал России в Дохе. Не хочет подлая нефть расти в цене.

РФ приложила максимум усилий для того, чтобы состоялось заседание стран, производителей нефти в столице Катара Дохе с целью добиться сокращение добычи нефти. Оно и понятно, ибо сейчас цена нефти лишь немногим выше ее себестоимости в РФ и с этим надо что-то делать. Еще задолго до начала, саудовские официальные лица делали заявления о том, что не собираются сокращать добычу, ибо их устроит цена и в $20 и в $30 за баррель, что будет выше уровня себестоимости в 3-4 раза. Для Москвы такие цены – смертный приговор. Именно на нижней точке мировых цен на нефть, почил в Бозе совок. По этой причине, Кремль приложил максимум усилий для проведения сегодняшнего мероприятия, уговаривая саудитов самым эротичным способом. Говорят, что обозвавший саудовского министра Лавров, самолично исполнял в Рияде танец живота и делал более игривые вещи, только бы отмолить грехи. В итоге, «народ для разврата собрался». От ОПЕК присутствовали Аравия и Катар (принимающая сторона), от вольных стрелков – сладкая парочка: РФ и Венесуэла (а кто же еще?). Правда, к мероприятию еще был зван Иран, однако из Тегерана, в последний момент позвонили и сказали, чтобы начинали без них, ибо руководство занято другими мероприятиями. Оно бы не так обидно было, если бы это был кто-то другой, но иранцы, коих уже ласково называют — «персы» пояснили, что им сокращать нечего. В самом деле, производители сосут нефть в максимальном режиме, и именно этот максимум Кремль хотел бы сократить. С Ираном – другая история. Он, после отмены санкций, едва вышел на уровень 50% процентов добычи от досанкционного уровня. Резонно полагать, что уж он то сокращать ничего не будет, но Москва пообещала ОПЕК решить вопрос с Тегераном. Как видно – не удалось. Иранцы отказались от сокращения и даже заморозки объемов. Они заявили, что сначала выйдут на 100% добычи, а уж потом – станут принимать участие в подобных массовках. То есть, Иран пообещал поднимать уровень добычи несмотря ни на что.

Есть мнение, что Штаты дали понять Аравии, что там может поиграть с Москвой в подкидного, ибо Иран все равно завалит партию, а вся вина упадет на Москву, которая взялась решить вопрос с Ираном и не решила. Так оно и случилось. Первоначальная постановка вопроса о сокращении добычи нефти стала неактуальной еще до начала встречи. Говорят, что уже видели проект итогового документа, который имел более мягкие формулировки, а именно, не сокращение, а заморозка добычи на уровне показателей января сего года. Но даже этот номер не прошел. Аравия заявила о том, что готова идти на уступки, если все производители будут играть по одним правилам: морозит, так морозить всем, сокращать, так сокращать всем.

Кто-то может сказать, что позиция Аравии достаточно прагматична и выверена. Конструктив Рияда налицо и недостаточно активная работа Кремля с Тегераном, завалила все соглашение. Формально это так и есть. Стороны договорились предпринять необходимые меры с тем, чтобы в июне вернуться к обсуждению данного вопроса. Но тут есть момент, который почему-то остается за скобками. Текущая цена нефти около $43 за бочку. Это выше рентабельности американского сланца, но еще и не сладкая конфета. Но если бы страны ушли в сокращение и цена подросла бы до $50, то Штаты рванули бы в увеличении добычи так, что всем производителям сделалось бы грустно! А Штаты умеют торговать. Если они зайдут на рынок, то выдавить их оттуда будет невозможно – не тот случай! Для этого имеются как запасы, так и производственные мощности и снятый запрет на экспорт нефти. Кстати, в эти часы в порту греческого Пирея, начинает разгрузку первый танкер, доставивший в Грецию американскую нефть. Это происходит именно в тот день, когда Россия умоляет производителей нажать на тормоз.

Таким образом, для РФ вырисовывается ситуация классического цугцванга, когда каждый последующий ход, как и бездействие, ведут к ухудшению ее ситуации. Гражданин путин скоро поймет, что напялив кимоно и подвязав его черным поясом, в шахматы все равно не выиграть.

Фото Марины Дольской.

Ностальгическое

Эх, хорошее было время. Простое.

Фото Леонида Швеца.


От себя: Вспоминаю анекдот 70х. "У  нас открылся новый магазин. В нем всего два продавца. Один открывает двери, а ругой говорит: "Ниx@я нет""

Государственный преступник Быстрыкин

В защиту Конституции, или филолог как последний ополченец

Гасан Гусейнов


О манифесте главы Следственного комитета Бастрыкина


Фото: РИА Новости

Когда политика приобретает черты клоунады, политологи становятся сатириками, сатирики — психиатрами, юристы — просятся к ним в пациенты, а филология встает на стражу правопорядка.

В понедельник 18 апреля 2016 года глава Следственного комитета г-н Бастрыкин выступил в газете «Коммерсантъ» со статьей, призывающей, по-моему, к подрыву конституционного строя России.

«Крайне важно, — пишет Бастрыкин, — создание концепции идеологической политики государства. Базовым ее элементом могла бы стать национальная идея, которая по-настоящему сплотила бы единый многонациональный российский народ».




На всякий случай напоминаю генералу юстиции, что в его высказывании имеются признаки нарушения пп.1-3 и 5 Статьи 13 действующей Конституции РФ. В условиях прискорбного правоотступничества со стороны защитников права филолог вынужден, читая, обращать внимание не столько на особенности стиля, сколько на само содержания высказывания. Ведь Конституция — это документ прямого действия. Если она прямо запрещает создание какой бы то ни было «национальной идеи», которая замещала бы ее, Конституцию, в качестве инструмента «сплачивания нации», то филолог обязан на это указать — как последний ополченец в отсутствие разгромленной регулярной армии.

В своей статье г-н Бастрыкин рассуждает о неких попытках «поставить под сомнение результаты референдума о присоединении Крыма к Российской Федерации. Этот акт правового выражения всенародного волеизъявления населения Крыма стал неотъемлемой частью российского конституционализма».

Даже если мы признаем, что в Крыму весной 2014 года состоялся упомянутый генералом Бастрыкиным референдум, на основании каких законов это мероприятие, проведенное в чужой стране, позволило руководству РФ поставить под сомнение целостность Российской Федерации путем включения в ее состав международно-признанной территории сопредельной страны?



С какой стати пусть даже «всенародное волеизъявление граждан» иностранного — на момент волеизъявления — государства могло бы стать «неотъемлемой частью российского конституционализма»?


Задача руководителя Следственного комитета — расследовать, кто виноват в этом конкретном нарушении п. 5 ст. 13 Конституции РФ, а не препятствовать такому расследованию с помощью публикаций в СМИ.

Наконец, третье проявление правового нигилизма г-на Бастрыкина мы находим в следующем пассаже:

«Также следует пересмотреть законодательство о социальном обеспечении на предмет наличия у близких родственников лиц, причастных к терроризму, прав на пособия по случаю потери кормильца и других выплат. Лицо, которое идет на совершение этих преступлений, должно знать, что не только в случае смерти будет похоронено в безымянной могиле, но и лишит своих близких родственников финансовой поддержки со стороны государства».



Если перевести это рассуждение на русский язык, то российскому законодательству предлагается перейти к практике превентивного заложничества для профилактики особо тяжких преступлений.


Как же быть простым гражданам, если высокопоставленный формальный защитник права открыто выступает против действующего законодательства? Да еще то и дело вводит читателей в заблуждение: «всенародное волеизъявление народа Крыма» к концу статьи превращается у него во «всенародное волеизъявление» всей РФ, а ведь в РФ никакого референдума не проводили!

Автор статьи не скрывает своих мотивов: он выступает не как юрист, а как участник «информационной войны». Особенность этой «гибридной войны» в том, что она у нас а) объявлена самим себе и в) до сих пор велась только словами. Самим названием «Пора поставить действенный заслон информационной войне» автор превращает право в придаток публицистики, возможно, мечтая, как отныне любой критический анализ его творчества он же назначит правонарушением (актом информационной агрессии). От этого глумления над самим институтом права всех нас защищает пока только Конституция.

Плохо, что самое Конституцию от генералов юстиции приходится защищать филологам.