July 5th, 2016

Оптимистическое

Ровно 2 года назад был освобожден Славянск.

А ровно год назад появилась Патрульная полиция.

Нам готовили другой сценарий. Совсем другой. Без патрульной полиции, без Прозорро, без судебной реформы, без ловли коррупционеров, без перспектив стать цивилизованным и могучим государством.

Не забывайте об этом.

Но не состоялся этот сценарий потому, что храбрые люди больше 2 лет назад взяли в руки оружие, самоотверженные кинулись им помогать, а неравнодушные - помогать помощникам. И потому сейчас свободны не только Славянск, Краматорск, Северодонецк, Лисичанск. Мариуполь. Но и Киев, Харьков, Запорожье, Днепр, Одесса и Львов.

И мы можем ползти вперед, постепенно переходя на бег.

СТРАХ И НЕНАВИСТЬ В ШИРОКИНО

Выезжая из благополучного, кипящего жизнью Киева во время очередной поездки на Восток, провожаешь этот город без войны с каким-то сожалением.


13:00, 03.07.2016      Комментарии

Serg Marco

Выезжая из благополучного, кипящего жизнью Киева во время очередной поездки на Восток, провожаешь этот город без войны с каким-то сожалением. Приходит понимание, что этот город, живущий в неведении тех ужасов, что творятся в нескольких сотнях километров от него, в нынешней ситуации неспособен на мобилизацию перед лицом опасности. Она слишком далеко от него и слишком призрачна в насаждаемом инфополе.

Это, собственно, неудивительно. Согласно исследованиям, человек запоминает 15% информации, получаемой им в речевой форме. Рассказать человеку о чём-либо – самый неэффективный способ передачи информации.

В зрительной форме человек воспринимает больше 25%. Если оба эти способа используются одновременно, то он воспримет до 65% содержания этой информации.

Потому, собственно, если мы говорим о войне, то её лучше один раз увидеть своими глазами, пообщавшись с теми, кто воспринимает войну не только глазами и слухом, но и всем спектром тактильных ощущений.

Заезд в Мариуполь, бетонка, часто едущие на встречке камуфлированные автомобили, в основном японские джипы. Мы тоже в таком же джипе, полевая форма, камуфляжное снаряжение. «Пятёрочка» – взмах руки, приветствуя неизвестных в джипе, проезжающем мимо, наблюдая за взмахом рук в джипе. Поприветствовали. Мы можем никогда не увидеться больше, не знать тех, кто в это время едет по своим делам в нерастаможенном автомобиле, который когда-то привезли волонтёры через границу для военных целей, но традиция есть традиция – поприветствовать побратима на дороге надо.

Трасса на Новоазовск. Блокпост, улыбчивый «азовец», услышав пароль, спрашивает, не будем ли мы в Широкино. Получив утвердительный ответ, приносит пакет с какой-то одеждой и объясняет, кому завезти. Приняли, друг, передадим. «Пятёрочка».

Пустая трасса, по которой редко встречаются машины. Бетонные «ежи» в случае танкового прорыва. Спуск. Пионерское, Сопино… Дорога к самому Широкино может поставить в тупик целое семейство не самых плохих внедорожников, военная техника сделала колею на дороге, которую потом же и разбила. Потому мы, проехав часть дороги, поворачиваем к побережью, выезжая на песок. Включение принудительного полного привода, и джип, урча, гребёт по песчаному пляжу.

Заехав в Широкино, проехав блокпост на въезде, мы останавливаемся у морпехов. Боец, который сидел за рулём авто, относит «азовцам» переданный пакет, дружелюбная санитарка делает нам кофе. Морпехи подтягиваются к столу. Гости приехали, есть с кем потрещать, пока тихо.

Начинаются шутки, периодически по кругу идут телефоны, на которых засняты те либо иные элементы боевых действий. Прилёты артиллерии, попадание ответки…

Ну а я ухожу вглубь Широкино.

Приветственно махнув бойцу у очередного наблюдательного пункта, прохожу у моста и углубляюсь в населённый пункт. Всё, что меня окружает, – это даже не брошенный посёлок. Это какая-то декорация к постапокалиптическим фильмам. Несмотря на солнечный день, всё окружающее выглядит угрюмо.

Природа быстро отвоёвывает брошенное Широкино у людей. Уже сейчас в некоторых дворах трава и бурьян вросли по грудь. Аккуратные лужайки богатых домов уже давно напоминают огороды ленивого фермера.

По дорогам редко проезжают автомобили патрулей. Привычный взмах рукой и повторный жест из проезжающего авто. Иду дальше, фотографируя дома.

Этот посёлок не был бедным. Тут жило много богатых людей. Для части мариупольцев дом в таком прибрежном посёлке был показателем статуса и трудновоплотимой мечтой.

Сейчас эти дома, на которые были потрачены много лет и труда, безлико глядят выбитыми окнами на пустые улицы. Некоторые из них занялись огнём после попадания артиллерии. И, судя по их внешнему виду, тушить их было тогда некому.

Не все дома остались разрушены. Некоторые дома стоят запечатанные, с пленкой натянутые на окна. Ждут своих хозяев. Может, и дождутся.

Заходя во дворы и передвигаясь междомовыми тропами, внимательно смотришь себе под ноги. Беспечность – одна из причин подрывов бойцов в настоящее время. Вроде бы, что тут может быть опасного? Территорию контролируем давно, сапёры поработали, всё разминировали, можно не бояться… А потом по сводкам проходит очередной боец, нарвавшийся на мину там, где её вроде бы и не должно быть.

Нога обрывает какую-то нитку, спину сразу бросает в пот, адреналин взрывается внутри тела, тело напрягается для рывка. Если сразу не взорвалось, значит, может быть, растяжка с гранатой. Но хлопка нет. Опускаешь глаза и обнаруживаешь рыбацкую леску, затерявшуюся в траве. Клянёшь себя за невнимательность и продолжаешь ходьбу, внимательно смотря, куда ступаешь.

Аккуратно шагая по дворам, в полной тишине и в одиночестве, испытываешь всем существом диссонанс. Мариуполь на расстоянии пары десятков километров от этого апокалипсиса. Новая эскалация конфликта – и все те тысячи снарядов, что прилетели в Широкино, уничтожая всё в надежде зацепить и украинских бойцов, могут уже обрушиться и на Мариуполь. Но в Мариуполе сейчас жара, на улицах продаётся квас в бочках, люди в лёгкой одежде идут на пляжи, город цветёт рекламными плакатами, на которых очередное культурное мероприятие… А буквально рядом с ним в прибрежном городке среди разрушенных зданий несут свою службу морпехи и «азовцы», постоянно пропесочивая населённый пункт на случай проникновения ДРГ.

Проходя мимо дома, которому не повезло принять на себя попадание 152-мм снаряда, невольно передёргивает от мысли, что может натворить этот снаряд, попав в жилую высотку.

Collapse )

http://petrimazepa.com/shirokino.html

ДИПТИХ О МИФАХ И УДИВЛЕНИИ

Оригинал взят у e_v_ikhlov в ДИПТИХ О МИФАХ И УДИВЛЕНИИ
Карта боевых действий в Украине сегодня 05.07.2014






1.     Новая реальность

Два года назад Гиркин (Стрелков) со своим воинством унизительно бежал из Славянска, попутно оставив Краматорск, Артемовск и другие города. Это была первая масштабная победа сил АТО [хотя, безусловно, перелом начался десантом в Донецком международного аэропорта 25 мая 2014 года].

И оказалось, что её итог стал событием исторического значения, одним из тех самых «тектонических сдвигов», о которых так любит порассуждать Евгений Ясин. Ещё за полгода до этого, казалось, что идея «недружеского поглощения»  [термин из жизни споров хозяйствующих субъектов] Украины стала общерусской национальной идеей.

Сколько было сказано о том, что Украина – окраина Русской земли, что украинский язык – архаический диалект русского, что Украина – «малая-россия», а Московия – «россия-великая»… И как рукой сняло: ни каких больше рассказов о «триедином русском народе», о Великой России до Бреста и Ужгорода, ни какого заказанной с пылу с жару академии наук «Истории Новороссии»… И никакой Новороссии вообще…

Куда-то тихо исчезает «Русский  мир». На историческую секунду возникает химера «Святой Руси», ознаменованная видением огромного колосса князя Владимира Киевского на площадке главного корпуса МГУ, но все эти гоголевские видения уносит и на память о них остаётся сильно уменьшенный по требованию ЮНЕСКО статуй, запланированный в тени Пашкова Дома.


А ведь на идею ликвидации понимания украинства как этнической нации работало триста лет русской культуры! И всё это «национальное богатство»  в один миг пропало втуне – украинцы, опрокинув позиции «своих-освободителей», мгновенно перешли в категорию ещё одного русофобствующего восточноевропейского народа – в разряд, говоря словами Маяковского, «поляков и разных прочих шведов» [это где он «серпастый» паспорт неосторожно носит в кармане широких штанов]…

Теперь необходимо сказать несколько слов для деконструкции упоминаемых антиукраинских стереотипов.

Очень многие сказали и написали, что Украина – это не Окраина Руси, а Край Русь, точно также, как Сербска Крайна (сейчас в Боснии-Герцеговине) – это не Окраина Сербии, а, напротив, вроде домена, как Иль-де-Франс для Франции; и что название «Малая» всегда относилось к автохтонной территории, а «Великая» - к присоединённой: например, Малая (Краковщина) и Великая (Люблинское воеводство) Польши, или ещё глубже по стреле времени - Малая Греция – Эллада, а Великая Греция – греческие колонии на юге Италии и Сицилии… Не менее глупо считать украинский язык неким жаргоном.  Напротив, это и есть исторически развивавшийся язык русичей-славутичей. А нынешний нормативный русский – это такое «восточнославянское эсперанто», созданное путём рекомбинирования и отсечения традиционных версий. Это как идиш – не периферийный жаргон великого и могучего немецкого, а его архаическая форма, близкая к готскому, староанглийскому и голландскому языкам и северогерманскому наречию.


Сказавши идиш, необходимо вспомнить ещё одно переломное сражение: 68 лет назад, внезапно разбитые в ходе первого израильского контрнаступления в Палестинской войне 1948-49 годов, арабские страны согласились на первое прекращение огня. И сразу стало ясно, что на Ближнем Востоке будет самостоятельное еврейское государство. Пусть даже обкорнанное до приморской полосы от древнего Акко до почти столь же древней Яффы, как на этом настаивал ооновский «миротворец» - шведский граф Фольке Бернадотт (графа вскоре грохнули еврейские «правосеки» из ЛЕХИ – «Борцы за свободу Израиля» - «дабы…», и действительно – больше такое не предлагали).
 

2.     Старая глупость

Вконец отвязавшийся канал «РБК» после большого сюжета о шуваловском «десятиквартирье» (блоком, явно для переделки в суперстудию), дал отрывки из CNN-овского репортажа из небольшого городка  в Южном Уэльсе, где почти 2/3 поддержали «исход».

Тут тонкость в том, что городок шахтёрский и после краха градообразующих предприятий превратился в классическую британскую трущобную задницу, о горестной участи жителей которой снято столько «социально значимых»  английских фильмов.

Но «социалистический» ЕС включил его в программу поддержки таких «моногородов» и вкачал в городок более трети миллиарда евро. Все жители знают, что живут только программами ЕС, что без них городов вновь станет «улицами разбитых фонарей», поделенных обколотой гопотой. У местных – совсем не зашуганных пенсионеров, журналисты спрашивают: зачем они своими руками погубили свой город?

И тут ты видишь, что у интервьюируемых совершенно советские лица (тем, кто не запомнил того выражения приведу иной термин – «ватные») и советско-россиянская невозможность рефлексии. Один сэр на улице, разумеется, «бритоисходник» признаётся, что голосовал за выход, но теперь его страшат перспективы.

А вот лэди в магазине стоят насмерть: все знают, что жили щедростью ЕС и именно это и злило - «мы сами должны решать, как тратить деньги». Вопроса «а какие вы решили теперь тратить деньги?» то ли не задали из жалости, то ли не вошло в показанный фрагмент…


У нас похожее было бы, если бы спросили бы: поддерживаете ли Путина? (дружный стон обожания), потом – на что жалуетесь? (воспоследуют обильные ламентации); потом – кто виноват? (понятно, министры, чиновники) и потом: а разве это не Путина министры и чиновники?…

И тут перемыкает мозги на глазах – глаза становятся коровьи – задумчивые и печальные, зато губы сжимаются в негодующие бритвы… Это как русское население в дачной и курортной местности – ненавидит кормящих их отдыхающих и мечтает избавится от них… А на провокационные вопросы вроде: как же без кормильцев этих жить будете, при нужной настойчивости и хитрости можно получить довольно искренний и честный ответ: а пусть отдадут нам свои деньги, а сами уматывают…   


Григорий Померанц о такой разновидности массового социального суицида рассуждал, отталкиваясь от «подпольного человека» Достоевского (не путать с «бесами»-революционерами), о привлекательности эсхатологической бездны, в которую так и тянет прыгнуть от опостылевшей размеренной жизни, всё разрушить как капризный ребёнок любимую игрушку.

И тут мы переносимся в первую часть наших рассуждений - с попытки войной сделать украинцев русскими…

Отдых в Турции, как форма протеста против Крымнашизма

Оригинал взят у walera11 в Отдых в Турции, как форма протеста против Крымнашизма
«Пока что на зло Крыму отдыхаем в Турции))», - пишет один россиянин.
И таких сообщений в сети очень много.
Но еще больше тех, кто молча голосует против Крыма ногами и кошельками…



Collapse )