October 16th, 2016

Еще о боях под Мариуполем

Бои под Мариуполем - начиная с 8 октября стали главной горячей точкой фронта

Сразу для пресечения слухов надо сказать - украинские подразделения продолжают давать достойный отпор оккупационным российским войскам в этом районе, ситуация контролируемая, наши действуют активно.

Противник - 9-й мотострелковый полк 1-го армейского корпуса ВС РФ на Донбассе, несет серьезные потери. Боевые действия проходят в районе Коминтерново-Дзержинское-Ленинское-Саханка-Водяное-Широкино. 9-й полк обеспечивает приморский фланг фронта противника.

Российское командование решило закрепиться в этих населенных пунктах, а наши не собираются давать врагу возможность расширять "серую зону".

По характеру боевых действий - это беспокоящие действия по улучшению тактических позиций. Украинские подразделения стараются не терять инициативы. Обострение обстановки произошло 8 октября, когда наш патруль столкнулся у поселка Ленинское с диверсионной группой противника. Два боевика были уничтожены, один снайпер взят в плен.

В результате этого боя, 1-й корпус начал предпринимать попытки выбить наши подразделения из окрестностей Ленинского и Коминтерново. Это привело к более активным перестрелкам.

Сдавать позиции в серой зоне украинское командование не намерено, силы для ликвидации возможных угроз на этом направлении есть.

Будем продолжать наблюдать за изменением обстановки.

Александр Невзоров: Хотят ли русские войны? Хотят!

Экс-ведущий программы «600 секунд», российский публицист Александр Невзоров рассказал Артему Филатову, как телевидение сформировало «путинское большинство» и нужно ли Евросоюзу отвечать на пропаганду.

Солдаты с госканалов

Артем Филатов: Теперь уже Нобелевский лауреат Светлана Алексиевич недавно сказала в интервью «Радио Польша», что русские тележурналисты - преступники. Как вы оцениваете роль телевидения в создании пресловутых 86%, во всем поддерживающих Путина?

Александр Невзоров: На телевидении работают солдаты и наемники, которые очень плохо представляли себе, на что идут. Когда вся эта бодяга начиналась, всех старых волков информационных войн приглашали, со всеми беседовали. Предлагали достаточно интересные условия. Я сразу решил, что вписываться в эту историю не буду, смекнув, что подразумевается ответственность рано или поздно. И ответственность, скорее всего, не просто административная. А тот, кто поглупее или помоложе, согласился. Какие вы к ним сможете предъявить претензии? Они будут вам объяснять, что действовали из любви к Родине. Это совершенно бессмысленная формулировка, но им закачали в вену тот идеологический наркотик, который позволил им вытворять все то, что они вытворяют. И я не верю в то, что действительно можно отзомбировать 86%. Люди верят только в то, во что они безумно хотят верить. Порнографический журнал может вызвать эрекцию, но он никому не в состоянии вырастить пенис. То есть они эрегировали тот пенис, который всегда был, есть и, я подозреваю, будет, пока не разделится на много-много маленьких и не таких страшных пенисов.

АФ: Но сама тема была задана Кремлем?

АН: Конечно.

АФ: Кем выполнялся этот заказ? Это люди из 90-х или поколение 2000-х?

АН: Это совершенно разные люди. Поймите, что шумной Гааги или Нюрнбергского процесса не получится. У нас нет скальпеля той тонкости, где мы точно сможем отделить корыстолюбие, подлость от так называемой любви к России. Представление о национальном благополучии от фашизма и черносотенных истерик. Все равно они будут говорить, что сражались за Родину.

АФ: Ведущий канала «Россия» Эрнест Мяцкявичус так и заявил про себя и коллег: мы в окопе, нужно воевать. Когда российское телевидение в этот окоп попало: в середине двухтысячных или с приходом Путина?

АН: Они у меня выпали из поля зрения, я особо не интересовался. Есть гораздо более важные вопросы, чем вся эта пропаганда. Все это неизбежно: государство как такой питекантроп. Есть у него кость – он ее поднимет и шарахнет по лбу того, кто сидит рядом, если надо отобрать шкуру, женщину или лягуху, которую они вместе поймали и хотят сожрать. Ну воспользовались они этим инструментом… И причем, никому же не говорилось: «Давайте вы будете обеспечивать кошмарный кровавый фашизм, а мы за это вам будем платить». Повторюсь, это все шло в режиме «Они сражались за Родину». Поскольку, в основном, журналистская братия относится к, скажем так, недалекой и не очень развитой публике, наживку проглатывали и даже после нее рыгали.

Эффект пропаганды

АФ: В результате россияне поверили, что на Украине фашисты…

АН: Не переоценивайте. Россияне хотели поверить, что на Украине фашисты. Хотят ли русские войны? Хотят! Им нужен враг, им нужно кого-то ненавидеть. Потому что ненависть – единственное, что в России при отсутствии науки, собственной культуры, других существенных факторов, позволяет объединиться и испытывать общенациональный оргазм, синхронный. Злоба хорошо объединяет академика и милиционера, полотера и генетика.

АФ: Но порой пропаганда производит непредвиденный эффект. Канал «Россия» в мае показал документальный фильм «Варшавский договор» о том, как здорово Советский Союз помог Чехословакии в 1968 году не допустить кровавого переворота. В Чехии и Словакии главы МИД возмутились: там-то считают эти события началом советской оккупации. Разве создатели фильма планировали внешнеполитический скандал?

АН: Во-первых, я не знаю, на что он был рассчитан, я не имею никакого отношения к его созданию. Но вообще когда делаются более-менее затратные госзаказочные штучки, то закладывается в планах и международный скандал тоже. Когда следует жесткая реакция на тот или иной фильм, это лучшее доказательство для внутреннего социума: «Посмотрите, в какой мы осаде, как ощетинились штыки вокруг в ответ на нашу правду!» Я подозреваю, негативная реакция еще и подпитывается, как правило. Ведь для того, чтобы она гарантированно возникла надо прилагать особые усилия, в том числе материальные. Иначе это может вызвать какой-нибудь бухтеж, но отчетливых заявлений, деклараций с нужных трибун не последует. Им нужен враг – они его получают, производят этого врага в должных количествах.

АФ: Насколько эту ситуацию можно контролировать? Складывается ощущение, что россияне не понимают просто, как устроен современный мир, как он живет. Телевизор этого просто не дает…

АН: Мы говорим о 86%. Эти люди всерьез смотрят «Битву экстрасенсов» или стоят в очереди к какому-нибудь поясу какой-нибудь Богородицы, забавляются верой в Бога или другими неолитическими радостями. О чем мы можем говорить, о каком уровне? Бесконечные проявления архидремучести, невероятной потери ориентации в пространстве, в современности, в мире, - во всем. И попы захватили командные высоты не только потому что предлагали хорошие откаты и умеют наряжаться, но и потому что такая возможность представилась. Сбросьте народ со счетов, в России это фактор несущественный. В России всегда все устраивают 2-3% отщепенцев, которые обладают креативностью, дерзостью, умом, просвещенностью и силами, а «большинство» поменяет политические и религиозные взгляды в течение 12 часов на полностью противоположные.

Европейская альтернатива

АФ: Сейчас Евросоюз пытается ответить на российскую пропаганду. Польша и Нидерланды хотели создать телеканал для этих целей. Эстония запустила свой канал для русскоязычных жителей в конце сентября. Эта затея имеет шансы на успех?

АН: Конечно. По той же причине, по которой имело смысл торговать джинсами даже когда обкомы партии определяли, что ношение джинсов есть практически государственная измена. Победили джинсы. Польша, Эстония, Чехия и все остальные страны ЕС представляют собой Европу, то есть некую корневую, главнейшую систему мира, больным филиалом которой является и Россия. Конечно, это даст возможность тем отщепенцам, которые существуют в России, чуть-чуть глубже дышать и знать, что они не одиноки, они не брошены.

АФ: Но все-таки аудитория основная там русскоговорящее население, которого все больше и больше в европейских странах.

АН: Как ни странно, во всех европейских странах по углам действительно таятся удивительные люди, которые громче всех орали «Крым наш». Но вы очень много значения придаете их воплям. Поверьте, со сменой власти в России они будут орать диаметрально противоположное. Будут сидеть и сильно чесать себе репы, как Крым отдавать. Вот это действительно чрезвычайно любопытная ситуация, которая неизбежна, но пока непредставима.

АФ: Вы считаете, будут отдавать?

АН: Безусловно, абсолютно.

АФ: Вернусь к пропаганде. Я обратил внимание, что наши соотечественники за рубежом включают Первый канал не ради информации, а ради ярких эмоций. Вот эти новые европейские телеканалы должны делать контрпропаганду или заниматься именно информированием?

АН: Не бывает никакой информации. Объективность – это художественный прием, который можно употреблять или не употреблять. Думаю, мы сидим тут с вами, а те, кто будут реально осуществлять антиРФовскую деятельность, давно уже рассчитали, как маскировать красивую умную пропаганду под голые факты. И сколько нужно добавлять объективности как художественного приема. С учетом того, что Россия внушает определенный ужас, это сработает хорошим мотиватором для создания хорошего радио, хорошего телевидения.

АФ: Люди из России побегут на Запад работать на тамошних теле- и радиоканалах?

АН: Я думаю, что и там найдутся специалисты. Потому что нашим будет трудно бежать: придется тащить огромные крысиные хвосты, отращенные за последние 2-3 года в эфирах патриотических каналов. И они не будут восприниматься всерьез. То есть им надо дать время пораскаиваться, объяснить, что их детей угрожали сбросить в тундру или их самих пытали по подвалам, поэтому они рассказывали про распятых мальчиков. Дайте ребятам время, они тоже придут в себя и станут нормальными…

АФ: По вашим оценкам, остаются ли в России независимые источники информации и независимые журналисты?

АН: Есть. И их довольно много. Потому что практически все интеллектуалы по эту сторону баррикад: Латынина, Бабченко, Веллер. На той стороне какие-то мутные мальчики, объявившие себя писателями, лысые мракобесы, которые нужны будут ровно до того момента, пока не сменится вектор, а потом они будут обречены всю жизнь стоять в переходе метро. Государство повело себя довольно мудро: есть резервации, такие как Сноб или Эхо Москвы. Туда согнали всех инакомыслящих и отщепенцев и дали возможность заниматься тем, чем они хотят. Прекрасно понимая, что это не будет никак влиять на 86-процентное черносотенное патриотическое общество. И сейчас вызревают замечательные таланты, замечательные журналисты, которые еще громче заявят о себе. Выковываются удивительные по своим качествам люди, такие как Лев Шлосберг (автор расследования о гибели псковских десантников, - прим. «Радио Польша»). Они же есть, более того, их существование обусловлено тем, что они поют свои арии на фоне очень мрачных, мракобесных и авторитарных декораций.

Столкновение с действительностью

АФ: Это декорации или авторитарный режим?

АН: Это декорации. Когда меня спрашивают, есть ли в России фашизм, я всегда говорю: откуда может взяться фашизм в стране, в которой нет промышленности? Где нет 5-6 млн злобных крепких и сытых пролетариев, которые пойдут вешать евреев и других журналистов и громить редакции газет? И патриотические, и православные речи, речевки, восторги, блестящие глаза, когда узнают, что мы опять кого-то бомбим, – это все наносное и очень быстро проходящее.

АФ: Может ли так выйти, что общество и власть заиграются? Например, бомбардировки в Сирии уже затрагивают интересы очень серьезных мировых игроков.

АН: По мне, пусть лучше бомбят Сирию, чем Украину, ведь им все равно кого-то бомбить надо. У них есть несколько бомбардировщиков, истребителей, некоторое количество бомб. И появилась теперь легальная возможность кого-то бомбить и показывать об этом по всем каналам классный сериал со взлетами, истребителями, очками, героями.

АФ: Напоследок про народы России и Украины: насколько сильно они разделены войной? Может ли измениться нынешняя ситуация?

АН: Рана, которую нанесла Россия Украине, очень глубока и кровоточива. Вероятно, такое не прощается. Даже беззлобность украинцев в этом случае может не выдержать и эти отношения будут плохими всегда. По крайней мере, пока не подрастет 3-4 поколения, которым будет наплевать. Кроме того, все устаревает. И вполне возможно, что в недалеком будущем такие понятия как родина, граница тоже, наконец, устареют. И люди поймут, что это очень искусственные и очень опасные понятия. Тогда, возможно, произойдет какое-то единение… В общем, черт его знает, но, конечно, напакостничали мы страшно.

http://radiopolsha.pl/6/248/Artykul/224943

Що з ними сталося?

Ніколи я цього не зрозумію... Не зможу... Не вдасться себе примусити...

З 1994 р. я займався історичною реконструкцією і Хоббітськими іграми. Я мав безліч знайомих з Донбасу. Ми їздили одне до одного, Запоріжжя і Донецьк одне від одного - недалеко. Зараз певна кількість моїх знайомців з того боку...

Серед сепарів.

Що сталося? Ми сиділи біля одних багать... Ми рубалися плече до плеча... Ми їли з одних казанів. Ми співали одних пісень... Та що там? Вони співали мої пісні...

Ми їздили в одних "собаках" (електричках)... Ми зустрічалися на одних фестах... Ми...

Тоді... А зараз!

Що сталося? В який момент вони стали готові убивати нас за те що ми - українці? В який момен здоровецьке вайло стало здатне матері трьох дітей (з якою воно буле знайоме по іграх чорти зна скільки часу) заявити: "До зустрічі в автоматному приціли"? Що трапилося?

Запитую себе і сам собі відповідаю. Стався імперіалізм. Вища раса заявила, що всі мають пасти ниць. Це не сталося раптом - так було завжди. Завжди вони бачили в нас ворогів, у кращому разі - молодших братів, яким треба регулярно по руках давати, аби самостійністю не тішилися... Унтерменшів.

Цікаво тільки, як їм горілка яку ми пили спільно, колом не ставала? Як?..

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Від себе: Це правда. Нічого з ними не сталося. Змінилися ми, й це їх не влаштовує. Не влаштовує до сказу, до втрати людських моральних обмежень.

Новая независимость

Павел Казарин


Все чаще звучит мысль, что настоящую независимость Украина обрела только в 2014 году – по итогу Майдана. Того самого, который был ничем иным, как восстанием против узурпации власти Виктором Януковичем. И с этой идеей спорить довольно сложно.

Хотя бы потому, что 23 постсоветских года Украина могла считаться независимой лишь формально. Да, это была страна с государственными символами, границами и даже подобием государственных институтов, но реальность заключалась в том, что во многом это оставалась все та же перелицованная УССР. Главный смысл существования которой заключался в доедании остатков советского наследства. Главный социальный договор которой – «мы не вмешиваемся в вашу коррупцию, а вы не вмешиваетесь в нашу». Эта страна оставалась экономическим протекторатом бывшей метрополии, и вся борьба шла за то, станет ли она еще и полноценным протекторатом Москвы.

Она им не стала. Майдан подвел черту под амбициями Виктора Януковича быть бессменным и монопольным. И все то, что началось после его бегства – процессы не затормозило, а лишь ускорило.

Часто говорят, что 2014 год можно считать годом обретения Украиной независимости еще и потому, что в 1991 году государственный суверенитет достался стране не по итогу некой освободительной войны, а лишь в силу борьбы между номенклатурой СССР и РСФСР. И в этом случае аннексия Крыма и вторжение на Донбасс запустили второй этап (первым был сам Майдан) самоосознания политической нации.

Волонтерское движение, добровольцы, стихийная самоорганизация – все это было ничем иным, как этапом самоосознания украинцами самих себя. Одновременно, оказался маргинализован пророссийский дискурс – сегодня невозможно представить себе политика, который во всеуслышание будет продвигать тему вступления в Таможенный Союз или ОДКБ. Многие вопросы просто исчезли с повестки дня, равно как исчезли очень многие иллюзии.

Страна, по сути, разделилась на тот лагерь граждан, который заинтересован в сохранении независимости и суверенитета государства, и тех, кто никакой ценности в этом не видит. Но у второго лагеря после аннексии Крыма просто не могло сохраниться никакого политического представительства. Он оказался деморализован и разобщен. В социологических исследованиях эти люди нередко отныне попадают в категорию «затруднились ответить».

И самое неприятное во всей этой ситуации заключается в том, что этот самый процесс осознания нацией самой себя происходит без участия жителей оккупированных территорий. Потому что сегодня страна проходит через один из важнейших этапов – перезаключение старых и заключение новых социальных договоров. По самым разным темам: от вопроса «нужна ли нам армия» до вопроса роли церкви в обществе, от взаимоотношений власти и граждан до выработки новой этики поведения. Именно аннексия Крыма и вторжение на Донбасс зпустили этот процесс и именно они привели к тому, что жители полуострова и востока Украины сегодня в нем не принимают участие.

Проблема в том, что такое участие в коллективном договоре крайне сложно кому-то делегировать. Причем, если сегодня общее число переселенцев из Донбасса перевалило на полтора миллиона человек, то аналогичный «крымский» показатель колеблется в районе пятидесяти тысяч. В итоге, тему Донбасса есть кому поднимать в повестку и кому ее продвигать. Просто по факту того, что жители оккупированного восточного региона живут в самых разных областях, составляя существенную часть электората, к которой политикам есть смысл апеллировать. А крымчан на материке слишком немного, чтобы они представляли из себя сколь бы то ни было значительное электоральное лобби.

Это особенно обидно потому, что полуостров успел принять участие в первом этапе формирования политической нации, который шел на Майдане. С полуострова приезжали люди, стояли на площадях. Возможно, многие из тех самых выехавших на материк пятидесяти тысяч человек и были плодом этого трехмесячного этапа. А второй этап самоосознания нации, начавшийся с момента войны за независимость, уже проходил без участия полуострова. Просто потому, что он и стал объектом территориальных притязаний Кремля. А, между тем, за эти два с половиной года диффузия идей ценности суверенитета могла быть куда более значимой и охватить куда большее число крымчан. Как, собственно, это происходило во многих других украинских областях, выглядевших вполне инертными и пророссийскими по состоянию на зиму 2013-го.

И то немногое, что способна сегодня делать Украина и украинцы, – это не забывать о тех людях, которые стали заложниками аннексии Крыма. Просто потому, что Москва раз за разом транслирует им идею, что они никому не нужны. Что о них никто не помнит и что «своими» никто кроме Кремля не считает. Помните об этом всякий раз, когда решите написать что-то о полуострове в социальных сетях.

http://ru.krymr.com/a/28051208.html

ИхТамНет

Оригинал взят у petrdub в ИхТамНет
Оригинал взят у petrdub в ИхТамНет
ВСУ получают новые "КрАЗы", а террористы "Л/ДНР" "отжимают у ВСУ" исключительно новенькие российские "Уралы", и ни одного "КрАЗа" за 2 года.



Французский телеканал France24 показал новенькие российские военные "Уралы" с номерами армии РФ в Донецке. "Особенно показателен эпизод заснятый французами, когда местный пропагандист договаривается с одним из боевиков, чтобы устроить шоу для иностранцев и сымитировать обстрел якобы с украинской стороны. Говорят они по-русски, думая, что французы не понимают их. Феерические мудаки, конечно."

Все вещи в репортаже называются своими именами. По факту это признание российской оккупации. На Западе говорят об этом все более откровенно. Западным журналистам, которые имеют возможность работать и снимать в ДНР и ЛНР, удается делать хорошие материалы. Конечно, скрыть от них участие России в этой войне невозможно, потому что уши Москвы торчат буквально отовсюду. Российского присутствия не скрывают даже сами боевики. Оказывается, если внимательно смотреть, то можно снять и новые российские «Уралы» на улицах, и российское оружие, и технику, и форму. А уж если поговорить с местными, то и вовсе все вопросы отпадут.

В ПАСЕ не только официально признали российское вторжение в Украину на Донбассе, но и дали очень важный комментарий относительно амнистии и выборов.

Из резолюции ПАСЕ №14139:
Collapse )

Украинское артузианство, або Философия калибра

Оригинал взят у gorky_look в Украинское артузианство, або Философия калибра
В результате слияния философских школ картезианства, характеризующейся холодным рационализмом, и мальтузианства, обещающего всем человекам неминуемый пиздец, а также дополнения его баллистикой, появилось новое философское направление - украинское артузианство. Суть которого состоит в том, чтобы с помощью холодного рационализма наводить неминуемый пиздец ватной наемной сволочи и кадровым "отпускникам" российской армии под Мариуполем. С помощью артиллерии.

Философская школа украинского артузианства жестко и категорически раскритиковала российских оппонентов в диспуте под Мариуполем. Точные и весомые аргументы наших философов-артузианцев были неотразимы. Оппонент оскорбился, и потребовал продолжать разговор на кулачках, потому что мусоровозы для минометов у них закончились, то ли поломались, то ли были спижжены.

А тупо подыхать под обстрелом москволочь не согласна. Разве это диспут? Это блять избиение младенцев какое-то. Вот если бы только у них одних были пушки, да еще впереди них бабок с иконами и девок с младенцами погнать - это был бы честный разговор. А так хуйня какая-то получается, даю вам слово российского офицера, извините за ругательство.

Примерно тем же немного ранее закончился диспут с представителями восточной школы кадырского муртадства. Которые возмущенно вышли из аудитории всем своим батальоном "Восток". Потому что предполагалось ездить с гиканьем верхом на бэтээрах, стрелять в воздух, ебать белых баб и грабить майно. А никак не получать в броню аргументы панов артузианцев.

Боже, храни нашу арту, и ее философов всех калибров. Всех панов профессоров, шо подносят, заряжают и штрелят сю москальску наволоч.

А як втомлені вони будуть - то най янголи Твоі підносять до наших гармат постріли, й несуть снаряди небом на чортів.

Амінь на сьому.

Убийство Моторолы. Что бы это значило?

Похоже, культовая фигура "русской весны", превратившейся в лугандонский ад, таки уничтожена. Попробуем разобраться кому это было нужно, и зачем они  это сделали.

Ясно, что Моторола был исключительно пиар персонажем, таким себе героем русских сказок, Иванушкой Дурачком, дослужившимся благодаря смекалке и народному русскому характеру до высоких ( чуть ли не генеральских) должностей в сказочном царстве Новороссии. Понятно, что стратегический гений этого героя реально  не угрожал украинской армии, но вдохновлял других похожих русских иванушек ехать на Донбасс за славой и деньгами.

Нельзя не отдать должное таланту российских политтехнологов, синтезировавших этот фольклорный образ. Сравнить его можно, разве что,  с не менее талантливо созданным Леней Голубковым в гениальной реккламе МММ 90х  Лене, правда, несли всего лишь  свои деньги, а Мотороле - жизни. Впрочем деньги были часто последние и тяжело заработанные. Так что, похожесть полная.

Убили Мотороллу явно свои. Украинские спецслужбы определенно  не стали бы рисковать собственными агентами по пиар  поводу, а делать это легко, без риска, у них кишка тонка. Учитывая всероссийскую  славу этого персонажа, трудно предположить, что это какие-то внутренние лугандонские разборки. На это должна была быть санкция или даже приказ из Москвы.

Леня Голубков исчез когда проект МММ закрылся. Наверное, проект Новороссия-Лугандон таки тоже завкрывается...