December 3rd, 2016

Індикатор виходу з кризи

Шикарна новина! Протягом 2016 р. в Україні продано 57 961 автомобіль. Зростання порівняно з 2015 р. становить 41%. Найбільш популярна на ринку модель - "KIA Sportage", вартістю 20-30 тищ зелених америкнських баксів, залежно від комплектації.

Ну що, крикуни штибу "як можна, коли на сході гинуть хлопці", а не слабо піти до людей, які в наші часи здатні купити собі машину за 25К зелені і влаштувати розкуркулення? А?

За вас відповім - слабо.

Слабо, бо дуже гарно знають ті крикуни-всепропадли, якщо вибрикнуться вони на оцей прошарок громадян - залишаться в окопах виключно у всьому тому, чим забезпечує Міноборони та й те стараннями Полторака і молитвами Бірюкова. А Правому сектору, який повністю сидить на забезпечці громадян, доведеться взагалі забратися з фронту до дому - до хати, або влитися в штатну струкутуру ЗСУ. Бо голим-босим-голодним довго не навоюєш.

Бо саме ця категорія людей - підприємці, дають основну частину грошей волонтерам. Вони. Ті самі люди, які працюють аби їздити не на Ланосах і не на Тавріях - інакше створювати бізнеси, ризикувати своїми кровними і створювати робочі місця, для них втрачає будь-який сенс.

Тому їхнє право на власність "крикуни-всепропадли" неабияк шанують. Правда?

І отак - правильно. Так - воювали всі армії світу, і за Карла-12 і за Фрідріха Великого, і за Бонапарта, і за Мольтке. Підприємець багатіє аби утримувати солдата - солдат воює аби багатів підприємець. Це - норма.

А всі байки про "відібрати і поділити" - виключно пережитки совка, який напрочуд сильно засів у головах багатьох громадян, попри 25 років якої-неякої а буржуазної демократії.

А новина - гарна. Чіткий індикатор виходу країни з кризи.

Глибоке спостереження мудрого Алі

щоб зрозуміти відмінність узагальненого Заходу від узагальненого Сходу, достатньо глянути на сценарії епичних стрічок. Західний протагонист постійно робить вибір. Вибір буває правильним, помикловим, хибним і важким, його доводиться змінювати, переписувати гру на ходу. Так розуміє вибір західна людина. Східний протагонист робить інше. Він завжди уникає вибору. Він робить все правильно, тобто не ухиляючись від траекторії. Його не терзають сумніви - він частина чогось більш великого, ніж власна особа з власним вибором.

Якби ми не зламали цю систему, ви до сих пір би сиділи, Юліє Володимировно.

Юлія Тимошенко, яка на каналі Савіка Шустера захищає 112 і NewsOne - одне з найбільших особистих розчарувань, які мені довелося переживати. Я знаю, що в політиці кордонів немає, але Юлія Володимирівна і це перейшла.
112 канал, Юліє Володимирівно, влаштовував провокації проти активістів Майдану, був створений для дезінформації і наклепів. NewsOne щоденно, 24 години на добу, переконує своїх глядачів, що всі наші зусилля по зміні країни, все протистояння з Росією - марні. 112 канал пов'язують з Захарченком, "м'ясником Майдану". NewsOne - c Азаровим, але й Мураєв з Рабиновичем - не краще. Але справа не тільки в цьому.
Справа в тому, Юліє Володимирівно - ви повинні це знати - що будь-яка відозва Майдану за ваше звільнення - сприймалася людьми з недовірою. Що її буквально проштовхували на мітингах Турчинов, Яценюк і Таня Чорновіл. А люди вважали, що ви таке ж породження олігархічної системи, як Янукович. Чи не тому, що їх переконували в цьому серед інших бродячий цирк Савіка Шустера чи телеканал "Інтер"? Якби ми не зламали цю систему, ви до сих пір би сиділи, Юліє Володимировно. А Шустер вів би свої програми і скакав би по пеньках з Януковичем разом з іншими пристосуванцями. І був би як сир у маслі. Проблеми у нього виникли не до, а після Майдану. І то - вигадані проблеми. Ви це добре знаєте.
А ми - чесні журналісти - захищали вас як політичного в'язня. Кожен з нас заплатив за це. Таня Чорновіл - здоров'ям. Я - брудним цькуванням. Ніхто з людей, яких ви захищаєте, мене не підтримав, а кілери з 112 каналу ще й приїхали до мене додому разом з "тітушками". А тепер ще й ви витерли об нас ноги. Соромно, Юліє Володимирівно. Всьому має бути межа.
Я розумію, що пристосуванці, які давали вам ефір, коли це було їм вигідно, тепер вас не запрошують - інші часи, інші замовники. Але я, як це і належить в справжній журналістиці, буду радий бачити вас в своєму ефірі на espreso.tv. Бенефісу, який влаштовують вам інформаційні найманці, не обіцяю. Але завжди готовий з вами розмовляти в чесній дискусії.

Повторение ходов

Грани.Ру

Виталий Портников, 02.12.2016


Нельзя сказать, что в последние годы российские шахматисты не добивались успехов. Владимир Крамник менее десяти лет назад был абсолютным чемпионом мира по шахматам, а в 2013 году разделил первенство на турнире претендентов с "тем самым" Магнусом Карлсеном - то есть это случилось как раз перед коронацией нового чемпиона. Однако Крамник с его поражениями и победами мало интересовал и российскую власть, и российское общество.

Иное дело Карякин. За его матчем с Карлсеном российский официоз следил с явным придыханием, в газетах и интернет-изданиях появлялись публикации о возросшем во всем мире интересе к шахматам, Карякина воспринимали как нового чемпиона и явно были раздосадованы его поражением. И понятно почему.

Крамника при всех его талантах - и при том, что в отличие от Карякина этот гроссмейстер действительно был чемпионом мира, а не только боролся за корону, - не замечали не только потому, что в годы расцвета его карьеры Россия еще не жила в патриотическом угаре. А еще и потому, что Крамник не вписывается в миф о "настоящем" российском победителе. Когда Крамник обыграл Каспарова в классических шахматах и стал новым чемпионом, этот матч вообще не был замечен никем кроме поклонников игры. Россию поражения Каспарова интересовали только тогда, когда он проигрывал Карпову. А вот победы Карпова над Каспаровым воспринимались как победы России - или тогда Советского Союза. И мы тоже хорошо понимаем почему.

И дело тут не только в национальности. Карпов блестяще подходил на роль правильного победителя. Рукопожатия с Леонидом Ильичом, написанные кураторами речи, комсомольские съезды, должность президента Советского фонда мира - еще одной хитрой "крыши" для КГБ. Лояльность - это главное достоинство Карпова (если, конечно, не считать шахматного гения). И это свое качество он сохранил на всю послешахматную жизнь.

После поражения Карпова шахматы перестали интересовать советскую пропаганду. Три последующих десятилетия о шахматах вспоминали на последних страницах спортивных изданий - и даже возвращение матчей за "настоящую" чемпионскую корону ничего не изменило. Нынешний интерес - это, конечно же, не интерес к шахматам. Это была надежда на нового Карпова.

Карякин похож на двенадцатого чемпиона мира своей демонстративной лояльностью. Он отказался от украинского гражданства еще тогда, когда никто не помышлял об оккупации Крыма. Он утверждал, что никогда не имел ничего общего с прежней родиной (хотя обязан своими первыми успехами известному среди шахматистов краматорскому клубу), когда его еще никто не тянул за язык. Он, как и Путин, инициативник. И конечно, проявил инициативу, когда сфотографировался в маечке с Путиным в аннексированном Крыму.

Было понятно, что такой чемпион не подведет. Что Карякин будет подписывать правильные письма, зачитывать написанные детьми кураторов Карпова речи, фотографироваться с Путиным, Мутко и Дворковичем - словом, превратится в такую же игрушку власти и пропаганды, какой был в дни молодости и успеха Карпов. Иметь в своем распоряжении целого абсолютного чемпиона мира по шахматам - это все равно что повесить на видном месте шкуру правильно убитого хищника. Те, кто отвечает за национальную гордость великороссов, уже замерли в предвкушении банкета.

Но банкета не получилось. Карякин в полной мере наделен лояльностью Карпова, но обделен его талантом.




Этюд о нравах. Сцены кремлевской жизни

Источник «Росбалта» в правоохранительных органах рассказал, что произошло после того, как Алексей Улюкаев вышел из офиса «Роснефти». В руках он нес свой портфель и металлический чемоданчик, который ему вручили в нефтяной компании. Рядом с ним был один из топ-менеджеров «Роснефти» (его Улюкаев хорошо знал по переговорам о судьбе «Башнефти»), согласившийся помочь донести второй металлический чемоданчик. Их положили в багажник служебного автомобиля министра, и он подъехал к шлагбауму, открывающему путь с территории офиса нефтяной компании. Однако шлагбаум почему-то не открыли. Даже когда водитель посигналил и «покрякал».

А вскоре к машине подошел тот самый топ-менеджер «Роснефти» в сопровождении сотрудников ФСБ, которые попросили министра выйти из автомобиля. Улюкаев этого делать не стал. Вначале он попытался совершить несколько звонков по мобильному телефону, но безуспешно. В месте проведения операции работала так называемая «глушилка». Тогда министр взялся за спецсвязь, установленную в его служебной машине. Она оказалась отключена.

«Только тут к нему начало приходить осознание того, что шлагбаум не откроется, — отметил источник агентства. — Однако приходило оно медленно». Улюкаев продолжал оставаться в автомобиле, а сотрудники ФСБ терпеливо ждали, не применяя силы. Происходило это довольно долго, но потом министр все же вышел из салона. С понятыми из багажника были извлечены два чемоданчика, после чего все проследовали в офис «Роснефти».

Кстати, экспертиза показала, что отпечатки пальцев Улюкаева присутствуют только на одном чемоданчике.

Другой источник «Росбалта», который знаком с ситуацией,  объяснил, для чего Улюкаеву были нужны деньги. «Он собирался оставить себе только часть суммы. Другая пошла бы на неофициальные премии сотрудникам Минэкономразвития. Они в течение недели подготовили все материально-технические обоснования для сделки по покупке «Роснефтью» «Башнефти». Это огромный труд, который необходимо было сделать очень качественно. По идее, на такую работу нужны месяцы. Здесь срок был — неделя. Не секрет, что в некоторых министерствах за подобную усиленную и ускоренную работу существуют крупные поощрения, которые исходят от структур-интересантов».

Один из бывших сотрудников МЭР подтвердил вероятность такой версии. «При Белоусове (бывший глава Минэкономразвития — «Росбалт») должности в министерстве не пользовались спросом из-за не очень высоких зарплат. Текучка была страшная. С приходом Улюкаева за любые, даже не особо значимые, должности стала разворачиваться настоящая борьба, конкурсы «блатников». Объяснялось это тем, что появилась система выплаты крупных премий в «конвертах», — высказал мнение собеседник агентства.

Как ранее сообщал «Росбалт», когда разговоры Улюкаева уже фиксировались спецслужбами, министр имел беседу с президентом крупного государственного банка, который состоял в доверительных отношениях как с самим главой Минэка, так  и с руководителем «Роснефти» Игорем Сечиным. В ходе обсуждений Улюкаев заявил, что он лично и его аппарат в ускоренном порядке, почти круглосуточно работали над подготовкой документации, необходимой, чтобы сделка по покупке «Башнефти» «Роснефтью» прошла максимально быстро. Хотя, как указал тогда министр, могли бы этого не делать. Улюкаев возмущался тем, что никакой благодарности за это он, «его аппарат» и ряд других лиц не получили, из-за чего он очень недоволен. В беседе министр пригрозил в дальнейшем всячески препятствовать проектам «Роснефти».

Президент банка, как следует из версии источника «Росбалта» в правоохранительных органах,  якобы успокоил Улюкаева и пообещал, что поговорит по этому поводу с «Игорем Ивановичем» (Сечиным — «Росбалт»), который «человек понимающий». При этом в материалах дела  указывается, что банкир не был участником преступления и никакой материальной заинтересованности не имел.      

Также оперативниками зафиксирован разговор Улюкаева и Сечина. Последний, по версии источника,  сообщил, что ему передали пожелания министра, и предложил заехать в офис «Роснефти» на Софийской набережной 14 ноября около 18:00. В указанное время Улюкаев прибыл в офис нефтяной компании. Для того чтобы успеть к назначенному времени, он даже отложил пресс-конференцию, намеченную в МЭР. Улюкаев якобы сразу позвонил Сечину, тот сказал, что находится в офисе, но несколько затянулось совещание. Однако сообщил, что министра встретят, для него все готово.

Вместе со встречающими Улюкаев прошел в один из кабинетов, где его ждали два упомянутых выше чемоданчика.

Герман Александров

http://m.rosbalt.ru/moscow/2016/12/02/1571917.html
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
От себя: В этой истории замечательно все.  И чемоданчики с кэшем в качестве, очевидно, традиционного способа расчета между кремлевскими бонзами. И выплата в конвертах премий клеркам министерства, с этим явлением борющегося И беззаботность и легкомысленность Улюкаева, видимо, действовшего точно в соответствие с написанными общими правилами. Ну и конечно яркий образ Сечина. Монстр. Ну, ничего человеческого...

17-й грядет. Новые старые смыслы

Наступающий 17-й год приготовил для Системы два смысловых вызова: столетие Февраля и столетие Октября. Очевидно, что власть стоит перед необходимостью сооружать по этому поводу некие идеологические и историософские конструкции. Ну, с Февралём, я думаю, всё понятно: официозная трактовка будет, скорее всего, исключительно негативной. "Цветная революция", совершённая "пятой колонной" под руководством "западных центров". "Майдан", одним словом. Столетие Февраля станет для режима шикарным поводом потоптаться на русском либерализме - и прошлом, и, главное, нынешнем (если, конечно, таковой ещё есть).

А вот в отношении Октября Система займёт более сложную позицию. Конечно, Ленин, "разрушивший и расчленивший историческую Россию", будет трактоваться негативно. Но при этом, полагаю, будет звучать мысль, что власть большевиков - неизбежное следствие хаоса, созданного февральскими либералами. И, мол, в каком-то смысле большевицкий гиперцентрализм стал даже спасением для страны (как подтверждение, последуют многочисленные примеры судеб представителей старой России, пошедших на службу к большевикам именно из патриотическо-государственнических соображений). Таким образом, главное зло - всё-таки либералы, абсолютно оторванные от российской культурно-исторической почвы. Большевизм же под воздействием объективных исторических факторов становился всё более государственническим и "национальным", что хорошо видно на примере Сталина. Конечно, его перегибы, беззаконие и даже, скажем прямо, преступления никто не оправдывает (как бы). Но - индустрию он всё-таки построил, православие возродил, российскую империю восстановил, а главное - Великая Победа. Это - святое-пресвятое. Тут мы никому не позволим, ничего и никогда.

Путинская Россия, таким образом, будет трактоваться как своего рода идеальный культурно-исторический и политический баланс между всем "лучшим", что было в Российской империи и в СССР (либерализм при этом оценивается как опыт исключительно негативный, разрушительный). Главной темой официоза в 2017 году станет Единство: единство исторического пути и единство нации - с изящным выходом, естественно, на президентские выборы 2018 года.

Думаю, как-то вот так они будут разруливать смыслы.

Цікава версія мотивів побиття 30.11.13 та 01.12.13

Пам"ятаєте знамените від політтехнолога Януковича (зараз знаного російського ліберала) Глєба Павловського, яким він пояснив невдачу ставленника Мордору на виборах-2004:" революции просто не дали вовремя в морду".
Складне явище містить в собі множинність мотивацій.
із-за драматичності Євромайдану майже витіснилась з пам"яті Помаранчева Революція. Але ж Євромайдан для януковича і хуйла, як людей мстивих і злопам"ятних, ніс в собі і цю мотивацію: "дати вовремя морду революції". Можливо цим пояснюється невмотивовано жорстокі події 30.11 і 1.12 Євромайдану.

Жорж Минк: Польша и Венгрия стали нелиберальными демократиями

30.11.2016 19:00

Французский политолог о феномене нелиберальной демократии, причинах и последствиях прихода к власти партий Качиньского в Польше и Орбана в Венгрии

Страны-соседи Украины - Польша и Венгрия - после возвращения во власть консервативных правительств, привлекают все большее внимание в рамках ЕС и за его пределами. Правительство партии Право и справедливость в Польше, лидером которой является Ярослав Качиньский, и правительство Виктора Орбана в Венгрии часто критикуют за попытки монополизировать власть, конфронтацию с оппозицией, резкие заявления в адрес ЕС, политику в отношении СМИ и вопросов исторического наследия. В Украине обеспокоенность вызывает отсутствие взаимопонимания с новыми польскими властями по вопросам исторической памяти, широкие связи Венгрии с Россией и озвученные в 2014 году Орбаном требования автономии для венгров Закарпатья. Эти вопросы могут вызвать охлаждения  в отношениях с государствами, которые играют важную роль в обеспечении энергетической безопасности Украины и нередко выступали адвокатами украинского сближения с Евросоюзом. Поэтому и политическая эволюция соседних государств вызывает большой интерес. Некоторые политологи относят Польшу и Венгрию к феномену нелиберальной демократии.

О феномене нелиберальной демократии и причинах прихода к власти евроскептиков во главе с Ярославом Качиньским и Виктором Орбаном в Польше и Венгрии ЛІГА.net рассказал политолог, директор французского Института социальных и политических наук, профессор Коллеж-Европы (Натолин-Варшава, Польша) Жорж Минк. Он написал более десятка работ о посткоммунистическом развитии стран Центральной Европы и вопросах межнационального примирения, что стало темой его недавних лекций в Киеве, организованных Французским институтом в Украине.

- В последние годы в Венгрии и Польше пришли к власти консервативные партии, которых часто обвиняют в отходе от норм демократии и популизме, построении режима нелиберальной демократии (illiberalism). Каковы источники подъема популизма и феномена нелиберальной демократии в Венгрии и Польше?

- Есть проблема с определением концепции популизма, под которой мы подразумеваем очень разные вещи. Иногда говорят, что эта концепция описывает настроения против элит, иногда - дискурс, который манере демагогии направляет недовольство, иногда - это инструмент захвата власти в ситуации, когда демократия ослаблена. И каждый раз эта концепция охватывает разную реальность. В отношении Венгрии и частично правительства партии Право и справедливость в Польше мы говорим о нелиберальной демократии(illiberalism), концепции применяемой американскими авторами. Иногда ее также применяют в отношении Турции и России.

Речь идет о ситуации, когда политический лидер избран демократическим путем, чтобы реализовать программу, цель которой - в некоторой степени разоружить демократию, ее фундамент. Демократия - это конечно идеальная концепция, как говорил Макс Вебер, это то, чего не существовало никогда в полной мере, но к чему можно приблизиться. И есть механизм контроля функционирования демократии. При нелиберальной демократии этот механизм нейтрализуется или же удаляется. Это происходит сейчас в Польше, и ранее происходило в Венгрии.

- Опасно ли это для будущего демократий в этих странах?

- Да, это опасно, и все зависит от длительности пребывания  этих правительств у власти. Такая модель частичной демократии основана на сильном лидере, его культе личности, формировании определенной правящей касты, окружающей его номенклатуры. В такой системе все механизмы контроля принятия решений со стороны граждан блокируются. И если этот процесс затягивается, трансформации происходят очень глубокие. Потом трудно будет вернуться к демократии в истинном понимании этого слова. То, чего добиваются Орбан и Качиньский, Орбан - в более циничной манере - это консервативная революция, которая атакует достижения демократии и пытается их полностью исключить - например, поиск компромисса между различными во взглядах политическими силами в вопросах, которые вызывают наибольшие противоречия в обществе. Принципиальный тезис для таких, как Качиньский, - это разделить общество на врагов и друзей.

02183456.jpg

Ярослав Качиньский и Виктор Орбан (фото - ЕРА)

Какая роль социально-экономического фактора в подъеме феномена нелиберальной демократии?

- Она всегда важная. В программах партий, выступающих за нелиберальную демократию записано, что нужно бороться за экономический патриотизм, оппонировать тому, что неотвратимо - глобализации, свободному движению людей, капиталов, технологий и так далее. Эти общества в ХХ веке подверглись глубоким трансформациям, после падения Берлинской стены - во имя проекта либерального, иногда ультралиберального - такого, как шоковая терапия. И воплощение этих проектов оставило в некоторых случаях часть обществе на обочине, вдали от плодов прогресса. Эти люди очень мотивированы и критически относятся к происходящему. Могут даже произойти демонстрации и большие восстания. Качиньский и Орбан пытаются направлять их энергию, чтобы получить избирателей. Они говорят: вы подвергаетесь эксплуатации иностранцев, либералы у нас - это лакеи западных либералов. Это кстати часть антизападного дискурса, но эти антизападные настроение не подобны тем, которые существуют в России.

В Венгрии и Польше многие люди считают, что они более верны Западу, чем Запад им, они говорят, что Запад их предал, в частности предал христианские ценности, корни цивилизации. А Орбан и Качиньский стремятся предстать лидерами, которые вернулись к этим корням. И культурная революция, о которой они так много говорят, по словам Качиньского, должна возвратить общество к истинным ценностям.

Партии Орбана и Качиньского выиграли от того, что либералы часто являются эгоистами, не видят социальных проблем и не задумываются о том, что когда есть экономический прогресс - нужно думать, как справедливо распределить блага этого прогресса. В Польше либералы были у власти 8 лет и не замечали, что часть населения обеднела, превратилась в жертв трансформации, и нужно оказывать им социальную помощь. Качиньский и Орбан этих людей понимают хорошо. Яркий пример - программа Качиньского 500 злотых +, которая предполагает выплаты семьям на каждого ребенка. Она нацелена на привлечение бедных людей.

Было бы упрощением говорить, что только обедневшие люди голосуют за партии Орбана и Качиньского, потому что голосуют за них и образованные люди, которые считают, что их страны находятся в ситуации потери части суверенитета. Они бунтуют, потому что считают, что их страны в некоторой степени колонизируются иностранным капиталом и европейской бюрократией, и нужно вернуть национальное достоинство.

- В конце октября близкий к Орбану венгерский олигарх Лоренц Мессарош купил крупнейшую оппозиционную газету Nepszabadsag. Означает ли это, что местные олигархи заинтересованы в усилении феномена нелиберальной демократии и получают выгоду от его существования?

- В такой системе олигархи должны поддерживать лидера. Если они будут в оппозиции и не будут поддерживать лидера, они не будут бенефициарами этой системы и получится, что они атакуют почти монопольную власть лидера, в данном случае Орбана. Олигархи не могут получать выгоду от этой системы , если не будут преданы лидеру. В Венгрии были разногласия между Орбаном и некоторыми олигархами, его друзьями молодости, которые ему противоречили, их наказали.

- Какую роль в этой системе занимают ультраправые партии?

- Эти партии играют в популизм, играют на радикализации некоторых элементов общества. Но они не способны взять политическую власть и играют на политическом балансе. Они оказывают давление в политическом смысле на правые партии, находящиеся у власти, чтобы они перенимали определенные ценности ультраправых. И правые партии это делают, чтобы помешать росту влияния ультраправых. Таким образом, ультраправые партии не способны взять власть, но оказывают сильное идеологическое влияние на консервативные партии, которые находятся у власти. Получается определенное соревнование между ними по некоторым общим ценностям. А так как ультраправые партии в истории приходили к власти не только путем путчей, но и демократическим путем, однажды люди могут сказать: "Зачем мне голосовать за копию, если я хочу оригинал?". И выберут оригинал.

- Мне кажется, эта ситуация близка к ситуации во Франции, где экс-президент, лидер главной оппозиционной партии Республиканцы Николя Саркози заимствовал некоторые идеи Национального фронта.

- Да, это так. Саркози использовал идеи ультраправых, чтобы завоевать доверие части избирателей. Люди голосуют за такие идеи, чтобы усилить дискурс против иммиграции, сделать его более конкурентным, не обращая внимания на последствия. В конечном итоге они начинают говорить: нужно реализовать идеи ультраправых против иммиграции, их методы плохие, но идеи хорошие.

- В то же время мы видим разницу между процессами в Венгрии и Польше и ситуацией в Чехии. В Праге 28 октября в годовщину основания Чехословакии на акцию вышли десятки тысяч, и они протестовали против президента Земана и его дружбы с Россией и Китаем. С чем связана такая разница в процессах в этих трех странах?

- В Чехии немного другая конфигурация возникла после выборов и конечно за всем этим есть историческая традиция. Польша и Венгрия являются странами, в которых происходит становление новых политических систем. В межвоенный период они пережили доминирование авторитарных режимов, во время войны в Польше было движение Сопротивления, а Венгрия была частью держав Оси, проигравшей страной, и тут сохраняется чувство вины. Поэтому стоит искать исторические корни в этих отличиях. Но я думаю, что современная конфигурация играет решающее значение, бессилие традиционных партий перед теми силами, которые используют риторику насущных проблем в сочетании с ностальгией по прошлому.

51924743.jpg

Владимир Путин и Милош Земан (фото - ЕРА)

Например, мы видим, как часть окружения Орбана пытается оправдать адмирала Хорти (авторитарный правитель Венгрии в 1920-1944 годах, - ред.) - это признак возвращения авторитарной традиции. Предпринимаются попытки достичь идеологической гегемонии, концентрируясь на прошлом. В Польше Качиньский  пытается немного заимствовать идеологию и Пилсудского, и Дмовского.

Для Чехии большое значение играет Пражская весна, вторжение армий Варшавского блока в 1968 году, наличие оппозиции на этот момент, престиж социал-демократии. И сейчас есть Земан - президент-социал-демократ, абсолютный популист, который достаточно тяжело уживается с социал-демократическим правительством. Земан известен импульсивным характером, у него очень русофильские идеи и он вдохновляется сильными странами и политиками. Он создает провокационные инциденты. Например недавний отказ Земана наградить одного из национальных героев Иржи Бради (узник Освенцима, ныне бизнесмен, который помогает сохранить память о жертвах нацизма, - ред.), что спровоцировало создание коалиции национального единства против Земана. Но знаете, если представить, что в Польше президентом Коморовский, а правительство партии Право и справедливость ведет такую же политику как сейчас, возник бы конфликт внутри властей.

53093981.jpg

Иржи Бради (фото - ЕРА)

- Могут ли Польша и Венгрия преодолеть этот феномен нелиберальной демократии и как?

- Чудесных рецептов нет, нужны комбинация подъема общественных движений вместе с действиями политических партий, которые поддерживают демократические изменения. Сейчас везде происходит возрождение социальных движений, которые пытаются создать оппозицию этому стилю правления и этим правительствам. В Польше это Комитет обороны демократии, который способен мобилизовать десятки тысяч людей по всей стране. Они не хотят проникать в политику, но хотят воспрепятствовать демонтажу механизма контроля за властью, и проводят акции вместе с политическими партиями.

- Этой зимой, когда проходили акции протеста Комитета обороны демократии в Польше против политики правительства партии Право и справедливость в отношении Конституционного суда, некоторые европейские политики предлагали ввести санкции против Польши. Целесообразны ли такие меры против Польши и Венгрии?

- Нет. Такие политические вопросы должно решить их общество. Это контрпродуктивные меры, это будет означать наказание для всех. Если отобрать у Польши финансирование по программе сплочения ЕС до 2020 года, пострадает все общество. В 2000 году уже вводились санкции против Австрии, когда партия ультраправых во главе с Йоргом Хайдером вошла в правительство, и это не сработало.

Это не случай России, когда санкции имеют эффект и создают трещины в монолите путинского окружения. Любые же санкции против Венгрии и Польши приведут к росту евроскептицизма, часть людей будет воспринимать себя жертвами Запада.

- А должны ли Франция и Германия как лидеры ЕС делать что-то, чтобы изменить ситуацию в этих странах?

- Этим странам нужно показывать пример хорошего функционирования демократии, дискутировать с авторитарными политическими лидерами. Они должны бдительно относиться к нарушению прав человека. Если ситуация конечно будет более драматичной, нужно идти дальше, чем работа комиссии ЕС по соответствию европейским ценностям.

- Россия пытается использовать этот феномен нелиберальной демократии и часть ультраправых партий в Европе в своих интересах. Опасно ли это для Европейского союза?

- Опасно все, что может рассорить страны-члены ЕС. Россия очень хорошо играет на разногласиях в ЕС, поддерживает евроскептицизм прямо или косвенно, с использованием информационной поддержки или денег. Главный интерес России сегодня - это фрагментировать коллективных акторов мировой политики. Эта страна не настолько мощная, и не может привлечь к себе другие страны, например совершенством своих технологий. Ее главный путь сохранения силы в мире - ослаблять других, в частности раскалывать Европейский союз и использовать полностью зависимость некоторых европейских стран от энергетических ресурсов. Есть много элементов давления: например, принимать западных политиков для работы в российских энергетических компаниях - и это успех для России. Просто обычный европеец может сказать: если Шредер (канцлер Германии в 1998-2005 годах, - ред.) может работать на Россию, почему я не могу? Это очень опасная игра для Европейского союза, который находится в состоянии экономического кризиса. А Россия пытается восстановить влияние, в том числе военными методами.

- Успех Дональда Трампа в США - это близкий феномен к подъему нелиберальной демократии?

- Как политолог я против упрощенных сравнений. Не нужно обобщать. Можно сказать, что есть много элементов, индикаторов в феномене Трампа, которые его сближает с популистами в Европе. Он направляет различное недовольство, представляет собой тип харизматического лидера, способного говорить то, что люди думают и говорить это в очень радикальной манере. И он играет на крайностях, потому что это ключ к части американских избирателей. Ясно, что социальное неравенство в США выросло, и нет способа, чтобы направить недовольство людей в позитивное русло. Потому что левые дискредитированы, они слишком долго играли культурной картой, и оставили наедине обедневшее население с его бедами. Есть еще один момент, связанный с войнами и потоками беженцев, мигрантов. Правда в США он использует фактор мигрантов из Мексики, а не беженцев от войн с Ближнего Востока, как популисты в Европе.

- В своей политике правительство Польши обратилось к теме национальной памяти. Вокруг вопроса оценки событий Волынской трагедии между Украиной и Польшей, к сожалению, нет понимания. Как прийти к компромиссу?

- Нет чудо-ответа на этот вопрос - нужна добрая воля двух сторон. Нужно разделять общее видение прошлого настоящего и будущего. Если не говорить, что произошли ужасные вещи, это становится резервуарами гнева, воспоминаний, фрустрации. Нельзя прятать этот феномен, нужно о нем говорить. Это важно для примирения двух стран - для их процветания и противодействия внешней угрозе, которую сейчас представляет Москва.

- Опыт примирения между Францией и Германией, Польшей и Германией как-то может нам помочь?

- Да. Например, вспомним знаменитое фото Миттерана и Коля в Вердене, польско-немецкие школьные учебники, молодежные обмены. Это то, что будет полезно в этой ситуации.

http://news.liga.net/interview/world/13887476-zhorzh_mink_polsha_i_vengriya_stali_neliberalnymi_demokratiyami.htm

Иногда Карякину лучше молчать

Оригинал взят у v_n_zb в Иногда Карякину лучше молчать
Оригинал взят у miggerrtis в Иногда Карякину лучше молчать
Вишневский Карякин
Сергей Карякин — прекрасный шахматист, почти на равных игравший в чемпионском матче с Магнусом Карлсеном.
Заставивший не спать ночами огромное количество людей, пристально следивших за партиями этого матча. Опрокинувший прогнозы тех, кто полагал, что Карлсен одержит легкую победу. Заслуживающий всяческого уважения за свои спортивные качества. Но вот Карякин заговорил на "нешахматную" тему — и так, что лучше бы молчал.
Collapse )

Куба и Северная Корея. Схожесть тоталитризмов

ВИТАЛИЙ ПОРТНИКОВ: КАРИБСКИЙ КИМ

Смерть Фиделя Кастро вызвала противоречивые эмоции, главной из которых стало ожидание неминуемых перемен. Логика этого ожидания проста – после смерти диктатора такого масштаба обычно обесценивается и его наследие и что-то неизбежно меняется. В качестве доказательства такого тезиса обычно приводятся события, которые последовали в Советском Союзе после смерти Сталина или в Китае после смерти Мао. Хотя коммунистический режим в СССР после смерти Сталина просуществовал еще почти четыре десятилетия, а Компартия Китая сохраняет власть и спустя четыре десятилетия после смерти Мао, тем не менее постсталинский и постмаоистский режимы, мягко говоря, непохожи на режимы своих предшественников.

Но перемен на Кубе жители этого острова могут и не дождаться. Не дождаться по целому ряду причин. Самая важная из них связана как раз с идеологией острова братьев Кастро. Мы привычно воспринимаем Кубу как коммунистическое государство, коммунистическую идеологию – как рудимент, и считаем, что авторитет Кастро был единственным, что сохраняло влияние этой идеологии в целости и сохранности. Но это – отнюдь не так. И чтобы понять всю сложность перемен на Кубе, стоит обратиться к опыту другого коммунистического государства, сохранившегося после исчезновения СССР и реформ в Китае – Северной Кореи.

После смерти Ким Ир Сена у многих были примерно те же ожидания, что и сейчас, когда умер Кастро. Что перемены неизбежны, что сын «великого вождя» не сможет удержать власти, что только авторитет Ким Ир Сена позволял сохранить в неприкосновенности корейский коммунизм. Но сегодня у власти уже внук Ким Ир Сена, режим никак не изменился, не пошел ни на какие реформы, стал более жестким. Как же так?

А так, что никакого коммунизма в Северной Корее уже давно нет, а может быть, и не было никогда. Коммунистические режимы рухнули именно там, где они были настоящими и опирались на марксистско-ленинские догмы. Собственно, коммунистические партии в Китае и странах Индокитая сохранили власть во многом потому, что изначально были не столько коммунистами, сколько националистами, «красным» ответвлением антиколонизаторского движения – неслучайно Компартия Китая и Гоминьдан, спасшийся на Тайване, до сих пор имеют схожее отношение к вопросу территориального единства страны.

Ким Ир Сен получил власть из рук советских и китайских коммунистов. Но последовательно избавлялся от сторонников обоих «братских партий», чтобы приступить к строительству монархического семейного режима. Идеология Маркса и Ленина в Северной Корее отошла на второй план, а на первый выдвинулась идеология «чучхе», сутью которой оказалось религиозное почитание вождя и его семьи. Ким Ир Сен стал для своих подданных новым Буддой, богом во плоти – и именно поэтому его смерть не значила для жителей Северной Кореи крах режима, наоборот – она стала еще одним шагом к упрочению власти Кимов. При этом нужно понимать, что Ким Ир Сен полностью переписал историю КНДР, так что жители этой страны ничего не знают о капитане Красной Армии, которому Сталин решил доверить управление Кореей, ни о фракционной борьбе в политбюро Трудовой партии Кореи, ни о коммунистическом движении в Корее, к которому Ким Ир Сен не имел ровно никакого отношения вплоть до своего появления в стране в советском обозе. И эта мифологизация тоже содействовала укреплению режима: жители КНДР живут в совершенно фантастическом государстве, прошлое которого – не меньшая для них загадка, чем будущее.

С Фиделем еще интереснее. Подлинной истории Кубы не знают не только ее жители, но и многие иностранцы, оценивающие вклад Кастро в мировой коммунизм. С точки зрения этих людей, 1 января 1959 года на Кубе произошла коммунистическая революция. Но уже само это утверждение – полная ерунда. Никакой коммунистической революции на Кубе никогда не было. 1 января 1959 года кубинский диктатор Батиста был свергнут жителями Гаваны, к власти пришло переходное демократическое правительство. Коммунисты не играли никакой серьезной роли в этом процессе. Не играл в нем никакой серьезной роли и Фидель. Да, его партизанский отряд действительно вел борьбу с властью – но такие партизанские отряды в странах Латинской Америки воюют десятилетиями и никакого серьезного успеха не добиваются. Если бы не крах режима Батисты и ослабление государства как такового, молодчики Кастро никогда не появились бы в Гаване, а он не получил бы шанс подменить собой новое демократическое руководство Кубы. Но и это еще не все. Партизаны Кастро не были коммунистами, а сами коммунисты поддержали его только на последнем этапе борьбы с Батистой. Но и эта поддержка не так много значила. Потому что коммунисты поддерживали в те годы многих. В начале 40-х, например, они поддержали Батисту, который благодаря в том числе и этой поддержке смог сформировать правительство страны. Один из лидеров коммунистов, Карлос Рафаэль Родригес, стал у Батисты министром без портфеля. Именно этот Родригес в жестких выражениях осудил от имени партии штурм казармы «Монкада» – один из мифологизированных кастровских «подвигов Геракла». И именно этот Родригес в июле 1958 года примкнул к Кастро в горах Сьерра-Маэстра. Для кубинских коммунистов сотрудничество с Батистой или Кастро было вопросом политической конъюнктуры. Как, собственно, для Кастро – сотрудничество с коммунистами. Никакого отношения ни к коммунистической партии, ни к коммунистической идеологии Фидель не имел, никакого понимания марксистских догм – тоже. Кастро был заурядным повстанцем-радикалом, жаждавшим власти. Как и любой латиноамериканский путчист, он мог стать кем угодно – в зависимости от конъюнктуры. И когда понял, что от Соединенных Штатов помощи ему ждать не приходится, решил объявить себя коммунистом. Но тоже очень осторожно. Ведь первой правящей партией Кубы стали «Объединенные революционные организации», в которые вошла в качестве одного из основателей «настоящая» Компартия Кубы. Кастро как лидер другой – именно что другой – организации-основателя – «Движения 26 июля» – стал первым секретарем этой партии, а генсек Компартии с 1933 года Блас Рока – членом ее Национального руководства. А в 1965 году правящая партия была переименована в Компартию Кубы. Но настоящие коммунисты в ее руководстве ведущей роли никогда не играли. Более того, уже в 1968 году Кастро расправился с ветеранами Компартии Кубы, которые в надежде на поддержку Москвы выступили с критикой его левацких подходов к политике. Кастро для этих ортодоксальных коммунистов был троцкистом – и они, пожалуй, были правы, так как Фидель был буквально обуреваем гигантоманией и жаждой власти и влияния далеко за границами Кубы. Москва не помогла, бывшие узники Батисты оказались в тюрьмах Кастро. Карлоса Рафаэля Родригеса среди них не было, старый конъюнктурщик оставался связным с Москвой. И понятно почему: после Карибского кризиса и выведения советских ракет с Кубы Кастро, с которым никто даже не советовался о действиях Кремля, возненавидел Советский Союз. Он очень хотел этих ракет, они превращали его из марионетки в игрока. В Москве знали об этой ненависти. И поэтому Кастро был нужен кто-то, кто мог бы убедить советских хозяев в его лояльности. Но в любом случае то, что он устроил на Кубе – это диктатура пиратской банды, маскировавшаяся под коммунизм.

Еще одним важным обстоятельством, которое содействует такой диктатуре, является селекция населения. В Корее, как известно, была война между севером и югом, сопровождавшаяся перемещением больших масс населения. Многие люди, которые не хотели жить под коммунистами, ушли на юг. С Кубы было несколько массовых исходов, так что по ту сторону от острова находится «вторая Куба» с центром в Майами – почти та же Южная Корея, только интегрированная в США. В результате и династия Кимов, и династия Кастро получили в свое распоряжение население, акцептирующее диктатуру. Да, Куба недалеко от США, ну так и Северная Корея недалеко от Южной.

Для перемен, как известно, недостаточно убить Дракона или дождаться его смерти. Важно, чтобы все, кто окружает чудище, не были его порождением.

Брехня Путіна, Сокуров і українець Сенцов. Анатомія тиранії

Олександр Сокуров – один із найсерйозніших російських режисерів останніх десятиліть. Але це не просто обдарований митець. Це людина, яка в своїй творчості проаналізувала і зрозуміла саму природу тоталітаризму.

Те, що саме він заговорив із Путіним про Олега Сенцова – не випадковість. Не потрібно думати, що Сокуров не розумів, якою буде реакція російського президента. Як Путін буде стримувати лють і грати жовнами. Сокуров порушив всі правила, які прийняті при путінському дворі. Але він зробив це, тому що прорахував сенс свого вчинку і його можливі наслідки.

Він знає, що авторитарним правителям необхідний їхній власний комфортний світ. Світ, в якому всі аплодують. Світ, в якому ніхто не розуміє, що король голий.

Сокуров не просто заговорив з Путіним про милосердя стосовно Сенцова – так вже було, навіть завжди лояльний Микита Михалков до цього закликав. Сокуров заговорив про невинність Сенцова. Він дав зрозуміти Путіну, що світ прекрасно знає: російський правитель, брехливий і жорстокий, утримує у в’язниці невинного. Що він карає за думки, а не за вчинки.

Російський режисер Олександр Сокуров (архівне фото)

Російський режисер Олександр Сокуров (архівне фото)

Путін, звичайно, звично послався на правосуддя. Розповів Сокурову, що в Росії вирішує не він, а суд. Але всі учасники розмови – і Путін, і Сокуров, і зібрані в Кремлі діячі культури – знали, що Путін бреше. І Путін розумів: вони знають, що він бреше. По обличчю Путіна видно, що йому не дуже комфортно.

Президент Росії Володимир Путін на церемонії відкриття V Санкт-Петербурзького міжнародного культурного форуму, 2 грудня 2016 року

Президент Росії Володимир Путін на церемонії відкриття V Санкт-Петербурзького міжнародного культурного форуму, 2 грудня 2016 року

Це дуже важливо – запустити в мозок диктатора думку, що знущання над Сенцовим та іншими безневинними заручниками – не перемога, а поразка. І що всі це бачать, просто побоюються сказати в обличчя. Така думка вбиває. Цю анатомію розуміння, що інші можуть не вважати тебе великим, а натомість приховують правду, чудово описав інший великий митець – Михайло Булгаков у творі «Біг». Діалог Хлудова і солдата – класика авторитарного розчарування.

Білий генерал Хлудов повісив солдата, який сказав йому правду. Путін із Сокуровим не розправиться. І буде жити з підозрою, що оточення знає про його нікчемність. Можливо, саме ця думка і змусить його звільнити Олега. Сокуров все правильно розрахував. Адже в своїй творчості він намагався зрозуміти, як мислив Гітлер і як мислив Ленін.

Анатомію думок іншого злочинця при владі він зміг розкрити прямо під час засідання президентської Ради з культури.

Віталій Портников – журналіст і політичний коментатор, оглядач Радіо Свобода

http://www.radiosvoboda.org/a/28153661.html

Кох размышляет о диалоге Сокурова и Путина о Сенцове

Милосердие выше справедливости... Куда там понять эту христианскую максиму маленькому, злому Кащею.

Отвечая про закон и суд, он, наверное, видел себя Грозным и Петром в одном флаконе. Или даже Сталиным. Т.е. лишенным сантиментов, неумолимым и жестоким государственным мужем.

Какая убогая, несчастная букашка... Нет в нем никакого реального содержания. Пустой, неинтересный стяжатель, всеми силами оттягивающий свой неумолимый страшный конец.

Жаль его. Жаль Россию. Жаль потерянного времени. Жаль ещё одного поколения, отправленного без всякого толку на свалку истории...