April 24th, 2017

Кремль ничего не делает просто так.

Вот мы сейчас громогласно хохочем над тем, как необычные люди на сопредельных территориях штурмуют рейхстаг, построенный из говна и свиста.

А ведь на таких безумных реконструкциях неизбежно вырастают, как личинки на падали, всякие гиркины. Кремль ничего не делает просто так. Урфин Джюсу всегда нужные новые деревянные солдаты, много солдат. Чтобы потом очередной кобзон пел в бинты на лице очередного обожженного куска мяса и говорил ему «Ты бурят? Как я рад!»

Поэтому лютый пиздец под девизом «слабоумие и отвага» никогда не закончится, тем более, бабы еще нарожают.

Ceterum censeo Carthaginem esse delendam

Свобода..

маю можливість спостерігати одразу два світи - як казали при комуністах, "два міра два образа жизні". В одному світі я жив до окупації, а материкові та біженці так в ньому і живуть. Інший світ завжди був поруч, а тепер роздувся, як слон з мухи, і норовить пролізти всюди.
Росіянці не розуміють, що ми втратили тут свободу - їм це слово говорить про щось інше, ніж нам, і мова тут ні причім, бо довчора ми були одноязичні з ними.
Справа в якомусь фундаментально різному уявленні про це поняття, або його відсутність.
Примірно так, коли атеїст та вірний розмовляють про спасіння души, обидва ніби розуміють що це, але для одного це дещо самоочевидне, а для іншого - застарілий пережиток, забава для дурнів, в кращому разі красива абстракція.
Помітив, як для росіянців важлива кримінальна і хуліганська хроника. Вони нею живуть. Хоч вони і не знають, що таке свобода, але саме в цій галузі вона їм надана ще повністю. Хтось когось переїхав машиною - і тут вони можуть вільно обмінюватись думками, не боячись нічого і нікого, висловлювати будь-які нелепиці і йти проти течії. Один буде кликати до самосуду, другий до введення смертної кари, третій випендреться і почне захищати водія, щоб казаться інтересним, соригінальнічать. ЗА все це нічого не буде.
Педофілія, пьяне вбивство, наїзд на пішохода - обговорюються так жваво, як в Україні обговорюють корупцію. На все інше є самоцензура. А тут, як і з дорогами та дуракамі, всі згодні що явище існує, і всі згодні, що ніхто не знає як це подолати. А тому можна говорити аби-що, все одне це нікому не зашкодить і тому це дозволяють.

Блог Игоря Яковенко: НИКОГДА НЕ ГОВОРИ "НИКОГДА"

Блог Игоря Яковенко: НИКОГДА НЕ ГОВОРИ "НИКОГДА"

О полуострове Крым, певице Лолите, Франсуа Фийоне и российских оппозиционерах
Кандидат в президенты Франции Франсуа Фийон в интервью газете Le Figaro сообщил, что «бесполезно говорить о том, что Россия должна покинуть Крым, этого не произойдет никогда». Об этом Фийон говорил не только как о данности, но и как о вещи вполне справедливой, оправдывая российскую аннексию Крыма приоритетом права народа на самоопределение над принципом нерушимости границ, поскольку, по его мнению, границы могут быть и несправедливыми.
В первом туре президентской гонки Фийон проиграл Макрону и Марин Ле Пен, теперь, по всем прогнозам, президентом Франции станет Макрон, человек с принципиально иными взглядами. Но, тем не менее, тот факт, что кандидат в президенты одной из крупнейших стран Европы готов публично признать справедливость и законность аннексии, заставляет еще раз вернуться к осмыслению дальнейшей судьбы Крыма. Проблема ведь не в том. что в голове у Фийона, а в том, что эти взгляды разделяют 40% французов, проголосовавших за него и за Ле Пен, у которой те же взгляды на Крым.
Событие из совершенно другого ряда, но с тем же «камнем преткновения». Лолиту Милявскую сняли с поезда, запретив ей въезд в Украину из-за того, что она два года назад гастролировала в Керчи, въехав туда, разумеется, с территории России, тем самым нарушив украинские законы. Певица Лолита обижена, поскольку она ехала навестить ребенка, который заболел. Поэтому певица Лолита пожелала украинским властям получить такие же запреты на въезд в любимые США и Европу». То есть, певица Лолита, как и кандидат в президенты Франции Фийон полагает, что «Крымнаш» - это навсегда, а законы Украины ничего не значат. Потому что, какое вообще значение могут иметь законы какой-то Украины. Да и есть ли такая страна вообще? Это я сейчас пытаюсь передать содержание той мутноватой субстанции, которая называется представления российского бомонда о мире и его окрестностях.
То что, российский официоз постоянно твердит: «Крым навсегда российский!», - это понятно. Что ему, официозу еще остается твердить? Вызывает недоумение, когда из этой же предпосылки исходят представители российской  демократической оппозиции. Про «крымнебутерброд» уже все сто раз обсудили. Тут недавно всплыла очередной раз идея провести новый, очень честный референдум в Крыму под присмотром международной общественности. Так, чтобы это был уже окончательный, фактический референдум, броня.
То есть, представители российской демократической оппозиции тоже исходят из тех же трех предпосылок, что и Франсуа Фийон и певица Лолита: «Крымнаш» - навсегда, право народа на самоопределение абсолютно, а законы Украины уважать не обязательно.
Оставим для специального этнографического и антропологического анализа вопрос о правомерности использования многозначного термина «народ» в отношении населения Крыма. Очевидно, что, если говорить о том значении, политическом, в котором слово «народ» является синонимом термина «политическая нация», то никакого «народа Крыма» не существует, поскольку в этом смысле народом называют население отдельной страны, государства. Термин «народ Крыма» в этническом смысле, как культурно-историческая и языковая общность тоже сомнителен, поскольку на территории Крыма живут разные этносы. В этом смысле в Крыму есть крымскотатарский народ, есть представители русского, украинского и других народов, а крымского народа как единого этноса нет. Поэтому принцип «права народа (нации) на самоопределение» и без того не универсальный, применительно к Крыму является крайне спорным.
И, тем не менее, проблема есть. Она, конечно, не в том «референдуме» под дулами автоматов, которым любят козырять российские политики и их обслуга, а в том, что настроениями и судьбами двух миллионов людей пренебрегать опрометчиво.
Но проблема эта никоим образом не решается новым крымским референдумом, который будет очевидным образом противоречить и законам Украины и нынешним законам России. По законам Украины такой референдум возможен только на территории всей страны, а по нынешним законам РФ сама постановка вопроса о судьбе Крыма является уголовным преступлением. Тогда – как?
Все разговоры о будущей судьбе Крыма могут перейти в практическую плоскость только после смены режима в России, что неизбежно будет означать и смену информационной политики, прекращение зомбирования населения России, а также населения оккупированного ею Крыма. Возврат Крыма в состав Украины – это та цель, к которой обязаны стремиться те политики России и Украины, которые хотят добра, прежде всего, своим странам. Не будет добра россиянам, пока они не вернут украденное. Не будет добра народу Украины, пока у нее будет кровоточить отрезанный Крым. (Еще одна проблема – Донбасс, но это надо говорить отдельно).
Программа демократической России в отношении Крыма должна состоять из двух пунктов. 1. Признание аннексии Крыма международным преступлением, ответственность за которое лежит на руководстве Российской Федерации. 2. Признание Крыма территорией Украины, и объявление всех нормативных актов, закрепляющих российский статус Крыма, включая соответствующие поправки к Конституции, юридически ничтожными, а значит, подлежащими отмене.
В публичной российской политике на данном этапе предпочтительно ставить точку после этих двух пунктов. Дальше начинается то, о чем можно ответственно говорить лишь после того, как станет ясно, каким образом произойдет демонтаж путинского режима и в каком состоянии после этого будет Россия и ее экономика.  Очевидно, что невозможно в 21-м веке механически «отгрузить» полуостров с двумя миллионами женщин и мужчин, как отгружают партию мебели. Аннексия была энтропийным насильственным процессом, поэтому, как любой процесс разрушения, его можно было провести в режиме спецоперации, практически в один день. Обратный процесс неизбежно будет более трудоемким. Строить всегда тяжелее, чем ломать.
Очевидно, что все издержки этого процесса, в том числе и переселение и обустройство на своей территории тех жителей Крыма, которые не захотят жить в Украине, должна взять на себя демократическая Россия. Просто потому, что мы, а не украинцы, привели, или допустили приход к власти Путина и его банды, а значит должны отвечать за его преступления.
Наивно было бы думать, что от украинских политиков процесс возврата Крыма не потребует никаких усилий. Главное, чтобы жизнь в Украине стала привлекательной, тогда жители Крыма воспримут возврат в состав Украины не только как восстановление законности, но и как личное благо. Но тут важно подчеркивать, что это целиком проблема и ответственность украинских властей, и ни в коей мере не может быть условием и предпосылкой возврата украденного Крыма.
Неизбежно возникает вопрос, как быть, если настроения большинства жителей Крыма останутся пророссийскими, если желающих быть в составе России будет столько, что переселить всех будет невозможно, да и несправедливо требовать от людей бросать дома и привычный уклад. У демократического политика есть лишь один рецепт решения этого вопроса: помочь людям стать гражданами, объяснить, что право на самоопределение достигается в политической борьбе. Путем избрания своих депутатов в Верховную Раду. Путем требования проведения всеукраинского референдума, или требования изменения законодательства Украины о референдуме или о статусе Крыма в составе Украины. Это довольно трудный путь, и вполне возможно, что по дороге многие передумают и решат остаться в Украине. Но это уже будет внутренним делом Украины. Российские политики в этом случае получат полное право требовать от Украины и от международного сообщества обеспечить права тех, кто законными средствами добивается изменения статуса Крыма.
Но все это во вторую и третью очередь. Сейчас главное внятно и членораздельно объявить первые два пункта программы по возвращению Крыма в Украину. И поставить точку. А все идеи о новых «окончательных» референдумах и прочих «бутербродах» выбросить из головы. Желательно навсегда.

Эффект Макрона

Виталий Портников

Сейчас принято говорить, что после
первого тура президентских выборов во Франции страна вздохнула с облегчением. Во второй тур выборов вышли бывший министр экономики страны Эмманюэль Макрон и лидер ультраправого Национального фронта Марин Ле Пен. У Макрона есть все шансы победить одиозную соперницу во втором туре выборов. И не только потому, что на его стороне социология. На его стороне - главные кандидаты на пост президента от ведущих политических сил. И Франсуа Фийон, кандидат республиканцев, и Бенуа Амон, кандидат социалистов, и другие ведущие политики обоих лагерей призвали поддержать во втором туре Макрона в рамках логики "республиканского фронта", который однажды уже помешал прийти к власти отцу Марин Ле Пен. Что касается избирателей ультралевого кандидата Жан-Люка Меланшона, этой "красной Ле Пен", то они вряд ли поддержат Макрона - Меланшон единственный из кандидатов не сделал заявления в пользу соперника - но вряд ли поддержат и Ле Пен. Большая часть этой маргинальной - вне зависимости от возраста, ведь на стороне троцкистов нередко симпатии инфантильной молодежи - публики - останется дома. И после второго тура президентских выборов во Франции можно будет перевести дух окончательно.

Но что это будет означать для Франции, для будущего этой страны? На самом деле этого не знает никто. Накануне президентских выборов многие наблюдатели сравнивали Марин Ле Пен с Дональдом Трампом. Но это сравнение, мягко говоря, хромает. В отличие от Дональда Трампа Ле Пен - системный политик, который сделала именно борьбу за власть смыслом своего существования и успеха. Она возглавляет пусть и маргинальную с точки зрения политической платформы, но вполне системную с точки зрения функционирования партию. Более того, основные усилия Марин Ле Пен после того, как она возглавила Национальный фронт, были направлены на то, чтобы придать партии респектабельные черты.

Нет, Марин Ле Пен - никакой не Трамп. Трамп - это Макрон.

Как и Трамп, Макрон буквально ворвался во французскую политическую жизнь, оперируя не столько силой программы, сколько обаянием личности. Как и Трамп, Макрон бросил вызов ведущим политическим силам страны. Да, ему не удалось заставить теряющих популярность социалистов изначально поставить на себя в качестве успешного кандидата - но это скорее свидетельствует о том, что французские социалисты находятся в куда более глубоком кризисе, чем американские республиканцы. Как и Трамп, Макрон воспользовался удачным для себя отсутствием понимания электоральной перспективы у главных соперников. Проще говоря, мы часто утверждаем, что после Барака Обамы демократы могли быть уверены в победе на президентских выборах в США - если бы только не выдвинули такого противоречивого кандидата, как Хиллари Клинтон. Во Франции произошло тоже самое. Франсуа Олланд, второй социалистический президент Пятой Республики, оказался куда менее популярен, чем Барак Обама - следовательно успех президентских выборов был буквально в кармане у правых, республиканцев. Но последние предпочли популярному среди французов мэру Бордо и бывшему премьеру Алену Жюппе "серую лошадку" Франсуа Фийона, заслужившего прозвище "Месье Никто". А потом еще и оказалось, что самодовольный "Месье Никто" замешан в коррупционных злоупотреблениях.

Но что из этого всего следует? А следует то, что буквально через несколько недель президентом Франции станет не просто человек, который предлагает избирателям программу, составленную в весьма общих - и это еще дипломатично говоря - выражениях, в то время как ситуация в стране требует конкретных реформ. Станет человек, который не будет опираться не только на парламентское большинство, но и на парламентское меньшинство - потому что у Эмманюэля Макрона вообще нет никакой партии, а сформированное им под президентские выборы движение вряд ли сможет ее быстро заменить - если вообще сможет.

Французы на это ответят, что ничего катастрофического для Пятой Республики в этом нет, так как в истории страны уже наблюдалось "сожительство" социалистического президента Франсуа Миттерана с правым большинством и правительством в Национальном собрании и такое же "сожительство" правого президента Жака Ширака с социалистическим большинством и правительством. Но это плохая аналогия. Во-первых, и у Миттерана, и у Ширака были партийные структуры, на которые они могли опираться, содействуя их победе на предстоящих выборах в парламент - "сожительство" всегда воспринималось как временный этап функционирования власти. Во-вторых, "сожительство" было признано столь неудачным опытом государственного управления, что французы решились на реформу, которая гармонизировала сроки президентских и парламентских выборах. Подразумевается, что избиратели, которые отдали свои голоса президенту из той или иной политической партии, через считанные месяцы поддержат эту же партию на выборах в Национальное собрание. А за кого французы будут голосовать теперь?

Таким образом, Макрон оказывается в еще более сложном положении, чем Трамп. Трамп - при всей своей несистемности - все же был выдвинут президентом от одной из ведущих политических партий страны и эта же партия в день президентских выборов получила контроль над конгрессом. Да, у Трампа есть серьезные проблемы в осуществлении своих планов потому что он не может рассчитывать на тотальную поддержку республиканцев, но все же большинство республиканских конгрессменов воспринимает его как своего. А Макрону придется сосуществовать с чужим парламентом. Одни депутаты будут воспринимать его как врага, другие - как предателя. Трудно будет даже сформировать правительство, не то что проголосовать инициативу, которая будет требовать парламентского одобрения. И этот кризис практически неизбежен. Да, это не катастрофа, которая может произойти в случае победы Марин Ле Пен. Но это - целый букет серьезных, пока еще не прогнозируемых и не понятных до конца проблем.


Во Франции через несколько недель будет обаятельный харизматичный президент - и очень слабое государство, основные институты и ведущие политические партии которого будут находиться в процессе переформатирования. И оттого, как будет преодолён этот кризис, зависит будущее Франции и Европейского Союза. Успех Макрона и нахождения новой модели функционирования государственных и политических институтов станет признаком преодоления проблем, с которым столкнулся континент в последние годы. А поражение будущего президента Франции только расчистит дорогу популистам и может стать прологом к краху проекта единой Европы.

Марин Ле Пен, Меланшон и кремлевские покровители маргиналов никуда не денутся. Они будут ждать своего часа.

https://lb.ua/world/2017/04/24/364678_effekt_makrona.html

ГААГСКАЯ "ВИЛКА" ДЛЯ ПУТИНА

ГААГСКАЯ "ВИЛКА" ДЛЯ ПУТИНА
УП: "Якщо РФ не виконає рішення суду ООН, Україна звернеться до Генасамблеї" (goo.gl/5beHnM).
Естественно, речь прежде всего о Меджлисе.
Новость проста и понятна, но заслуживает комментария в назидание всем зрадофилам, которые крутили носом по поводу обращения Украины в суд в Гааге.
Открою секрет Полишинеля: любой успех в давлении такого рода будет иметь огромное стратегическое значение, далеко выходящее за пределы обсуждаемой ситуации. Причина в том, что у Путина, как и у Януковича, "нет заднего хода", потому что в этой морали волчьей стаи любой шаг назад вся стая оценивает как "Акела промахнулся" - а значит, "он больше не вожак стаи". Путин может наступать или "стоять и держать свое", но отступать под давлением извне - это, выражаясь по-восточному, "потеря лица". Это может выдержать мораль западной политики (где, в крайнем случае, сменят лидера на другого), но для морали политики "в русском стиле" это катастрофично.
В результате Путин попадает в вилку: решение суда нельзя выполнить, но его нельзя и не выполнить. Выполнить - свои разуверятся ("слабину дал!"); не выполнить - доказать всему миру, что желание России плевать на международное право - не треп и не поза (как многим хотелось бы думать), а такой "базар", за который придется отвечать.
Так что все правильно делают наши в Гааге. Так держать. ))

10 ЛЕТ И ЕЛЬЦИН

10 ЛЕТ И ЕЛЬЦИН

Десять лет назад умер вождь четвёртой русской революции Борис Николаевич Ельцин. Она началась со стихийных демонстраций в Москве в его поддержку в марте 1989 года и завершилась принятием его конституции в декабре 1993 года.

От моральных оценок его я хочу уйти, потому что вождь революции - антифеодальной (буржуазной) и антиимперской, глава либеральной реформации (не реформы, именно реформации, как смены фазового состояния социума) должен обладать определёнными личными качествами.

В отличие от своего предшественника Керенского, он давёл русскую буржуазную революцию до победы.

В отличие от своих предшественников - Кромвеля, Робеспьера и Ленина, он избежал фазы революционного террора. Но как и они, периода реакции "за своей спиной" он избежать не мог.

Ещё осенью 1987 года, когда Ельцин вдруг стал признанным харизматическим символом наступающей революции, если бы сказали, что ему достанет уничтожить КПСС, СССР, мировой коммунизм и советский социализм, почти вся либеральная (в обоих смыслах) интеллигенция признала бы что он достоин будет золотой статуи на Красной площади или монумента размером с Вандомскую колонну или с "карандаш" Вашингтона...

Ельцин был первый русский правитель, который практически хотел преобразовать ядро русской империи в подлинно демократическую (договорную) федерацию. Его предшественникам - демократическим социалистам во Всероссийском Учредительном собрании, провозгласившем Российскую демократическую федеративную республику, этого не удалось - было много возражающих справа и слева.

У России в XX веке было два Великих десятилетия [термин Виктора Суворова] - хрущёвское и ельцинское.

А потом для Ельцина было тягостное семилетие бессильного созерцания старательного уничтожения его преемником дела всей его жизни.

Две войны с Чечней, разрешение генералам вести войну с Грузией и разрешение демагогам поссорить страну с Западом из-за сербского "микроимперского" реваншизма, допуск во власть своры подлейших паразитов и сдача страны банде закомплексованных на утраченной великодержавности коррумпированных спецслужбистов - всё это будет сопровождать его имя десятилетиями.

Велимир Хлебников

«Свобода приходит нагая»

Свобода приходит нагая,
Бросая на сердце цветы,
И мы, с нею в ногу шагая,
Беседуем с небом на «ты».
Мы, воины, строго ударим
Рукой по суровым щитам:
Да будет народ государем
Всегда, навсегда, здесь и там!
Пусть девы споют у оконца,
Меж песен о древнем походе,
О верноподданном Солнца -
Самодержавном народе.