Неслучайный разговор: Путин и миротворцы
emiliozk

Позволить себе конфронтацию еще на несколько лет Россия не может просто физически.

Телефонный разговор федерального канцлера Ангелы Меркель с российским президентом Владимиром Путиным может войти в историю дипломатии как начало "мягкой капитуляции" Кремля на Донбассе. Похоже, Путин начал нащупывать формулу, которая позволит ему сохранить лицо — и вместе с тем снять с себя бремя содержания оккупированных территорий, а заодно и "донбасской части" санкций.

Траекторию действий Путина легко проследить. Еще недавно сама идея о размещении миротворческих сил ООН на оккупированной территории воспринималась в Кремле как явное нарушение Минских соглашений. Но предложение о размещении этих сил в зоне конфликта было внесено именно Российской Федерацией. При этом еще недавно и Путин, и другие российские руководители утверждали, что миротворцы могут находиться исключительно на самой линии разграничения — а предложения о их присутствии на украинско-российской границе опять-таки называлось нарушением Минских соглашений. Вчера сделан следующий шаг. Путин говорит о возможности присутствия миротворцев в других местах инспекций миссии ОБСЕ, "дополнить функции упомянутой миссии ООН". Завтра окажется, что если ОБСЕ регулярно инспектирует границу между Россией и Украиной, то там нужно разместить миротворцев ООН — и никакого нарушения Минских соглашений ни Путин, ни Лавров в этом не усмотрят.

Потому что им больше не интересны Минские соглашения. Им нужно убраться — и поскорее. На это есть несколько причин. Основная — Путин хочет, чтобы к проведению президентских выборов он мог презентовать себя россиянам не в качестве изгоя, отягощенного санкциями, а в качестве политика, вернувшего России место на мировой арене и добившегося отмены санкций. Но при этом, конечно, российский избиратель Путина не должен заподозрить, что Россия капитулировала на Донбассе — нет, она установила там мир, защитила "русскоязычных", там теперь силы ООН, ну а если жители региона сами хотят жить в Украине, то их можно понять — им же нужны социальные гарантии, пенсии, зарплаты, восстановление региона… Другая причина — путинские надежды на примирение с США после избрания Трампа оказались тщетными. Позволить себе конфронтацию еще на несколько лет Россия не может просто физически.

Это, конечно, условная — и отнюдь не линейная схема. Как это обычно бывает у Путина, он еще будет маневрировать, обманывать, пытаться тянуть время. Но тенденция вырисовывается и другой она вряд ли будет. Одновременно Россия будет добиваться внутренней дестабилизации в Украине — но это, как говорится, уже другая история.

Виталий Портников



http://glavred.info/avtorskie_kolonki/nesluchaynyy-razgovor-putin-i-mirotvorcy-457097.html





На День Демократити: Чем майдан отличается от сегодняшних попыток переворота?
emiliozk
Оригинал взят у grzegorz_b в На День Демократити: Чем майдан отличается от сегодняшних попыток переворота?
Originally posted by novich_ok at На День Демократити: Чем майдан отличается от сегодняшних попыток переворота?
Ни первый, ни второй Майдан не являлись переворотом и не менял власть.

Первый ставил за цель заставить власть провести честный подсчет голосов, т. е. законным способом завершить демократическую процедуру.

Второй начался, как стремление обязать президента выполнять то, что он обещал. Чуть позже Майдан начался против тотального нарушения законов президентом для создания диктатуры.
Так с нарушением процедуры увеличили себе срок пребывания президента у власти, были существенно ограничены права народа на мирные собрания и протест.

С учетом известных практик, уже применявшихся властью в прошлом и бытующих сегодня в России стало ясно, что следующие выборы будут происходить с использованием админресурса, каруселями, вбросами и записыванием нужных процентов по звонку сверху.

Т.е., если первый Майдан защищал текущие демократические процедуры, второй защищал будущие.

После побега Януковича — весьма интересный прецедент, кстати — были проведены демократические процедуры и выбран новый президент.

Никто из лидеров майдана — Тягнибок, Яценюк, Кличко, Ярош — не был приведен к власти Майданом. Они получили возможность участвовать в демократических выборах вместе с прочими кандидатами и народ сказал свое слово.

Сегодняшние попытки переворота под руководством Тимошенко, Саакашвили и с теневым участием Коломойского (вместе с российской поддержкой) не ставят за цель восстановить сегодняшние демократические процедуры или восстановить будущие.

Порошенко не узурпировал власть, он действует в рамках президентских полномочий.
Рада не ограничивает свободу собраний.
Нет предпосылок к каруселям, вбросам и прочим практикам Януковича.
Нет контроля СМИ, даже наоборот — украинские СМИ часто открыто транслируют антиукраинские и пророссийские тезисы.
Любой политик при условии соблюдения законов Украины может выступать и вести агитацию.

Т.е., если Майдан восстанавливал и защищал демократию, сегодняшняя группа Тимошенко-Саакашвили-Коломойский-прочие нацелена на уничтожение демократических процедур.

Спасибо за внимание, у меня все.
С Днем Демократии вас!

Это автоматический кросспост. Оригинал здеся.

​Драконы и Ланселоты
emiliozk
Павел Казарин


Принято считать, что отношение к аннексии Крыма стало водоразделом в российском обществе. Что именно оно построило стену между теми, кто упрекает Путина за то, что он «избыточно Путин» и теми, кто ставит ему в вину, что он «недостаточно Путин»

Но при этом у обоих лагерей есть и то, что их роднит. А именно – заговор молчания о будущем России.

Повестка охранителя довольно проста. Антизападничество, скрепы, духовность и вертикаль. “Есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России” – формула Вячеслава Володина исчерпывающе описывает их горизонт планирования. А потому они раз за разом призывают сплотиться, выстоять и уберечь. Их личное будущее возможно лишь у трона – и потому для них принципиально сохранить трон. А, в идеале, и его обитателя.

А к либералам принято относить всех тех, кто трона не хочет. Кто мечтает о выборности, демократии и свободе. Тех, кто хочет свободы, равенства и братства. Но только никто не задается простым вопросом – а возможны ли они в ситуации, когда “российский трон” станет уделом истории?

Потому что Россия всю свою историю существовала лишь в формате империи. Духовные скрепы нужны лишь затем, чтобы с их помощью, как арматурой, связывать страну воедино. Чтобы объяснять ненцам и чеченцам, бурятам и дагестанцам – зачем и почему они должны жить в одном государственном образовании.

И любой, кто в России придет на смену Владимиру Путину, окажется перед простой дилемой. Либо он сам становится “владимиром путиным”, который отличается от предшественника лишь эстетически. Либо становится новым “михаилом горбачевым” и страна начинает расползаться по домам.

Потому что любая децентрализация, любое наделение регионов полномочиями, любая кастрация вседозволенности силовиков приведет к тому, что центробежность начнет конкурировать с центростремительностью.

Российский либерал вынужден раз за разом недоговаривать самому себе. Вынужден молчать о том, что интегральных смыслов у РФ не существует. Что пространство общих ценностей не так уж и велико. Что некоторым регионам Москва попросту платит дань за лояльность. Что федеральные дотации – это плата за послушание.

Все, чем занимается Владимир Путин – это консервация статус-кво. Отсюда – попытки поженить советский гимн и имперский флаг. Канонизировать Николая Второго и сохранить Ленина в Мавзолее. Вернуть на карту Санкт-Петербург, но отказать в праве на историю Вятке, сохранив вместо нее Киров. Российский правитель попросту подставляет под шаткое здание государственности все новые опоры. Проблемы лишь в том, что их разнородность слишком очевидна, чтобы можно было надеяться на монументальность конструкции.

И судьба Крыма в этом вопросе тоже будет играть не последнюю роль. Потому что любой пересмотр границ, инициированный в Москве, может спровоцировать цепную реакцию. Когда о том же самом начнут задумываться регионы, которые сочтут себя дозревшими до автономного плавания. Или те, для которых мотив “хватит кормить Москву” перевесит любые разговоры об общем героическом прошлом. В конце концов, этот же мотив (“хватит кормить дотационные союзные республики”) руководил частью крымчан, поддержавших в 1991 году независимость Украины.

Проблема России – не в персоналиях. Потому что во многом Владимир Путин – лишь функция. Тому, кто придет ему на смену, либо придется самому стать этой «функцией», либо полностью менять правила игры. А что может стать итогом такого сценария – не знает никто.

https://site.ua/pavel.kazarin/9496/?utm_source=facebook&utm_medium=siteua


Блог Игоря Яковенко: ВОЙНА СЛОВ - 169. У ПОРОШЕНКО СГОРЕЛ САРАЙ. КАКАЯ РАДОСТЬ!
emiliozk
Блог Игоря Яковенко: ВОЙНА СЛОВ - 169. У ПОРОШЕНКО СГОРЕЛ САРАЙ. КАКАЯ РАДОСТЬ!

В некоторых профессиях у людей есть доминирующее чувство, без которого можно стать крепким середняком, но до вершины не добраться. Для журналиста это любопытство. Если тебе не хочется засунуть свой нос в свежую новость, а желательно самому ее раздобыть, первым оказаться на месте события или у источника информации, значит у тебя нет важной детали, делающей человека журналистом. Те, кто работает на путинском телевидении и в других подразделениях информационных войск, это люди совсем другой профессии. Их доминирующее чувство – ненависть. Они профессионально ненавидят: западный мир в целом и каждую страну в отдельности. Особенно ненавидят Америку и Европу. Отдельно ненавидят Украину. Ненавидят, я бы сказал, неспешно. Со вкусом. С оттяжкой.
Сейчас даже в российских телесериалах специально вводят персонажей с украинскими фамилиями, говорящих на странном наречии, которое, видимо, по мнению авторов, должно свидетельствовать, что данный персонаж – украинец. И как-то так всегда получается, что все эти персонажи-украинцы либо полные кретины, либо совершеннейшие подонки. С особым тщанием подбираются участники политических ток-шоу, которые якобы представляют Украину. Тут два варианта. Либо это давно уже живущий в России эмигрант, объявленный в Украине в розыск. Пример – Владимир Олейник, который прекрасно вписывается в общий хор поливающих Украину грязью и оплакивающих ее неминуемую кончину. Либо это Вячеслав Ковтун, совершенно незаменимый в российском телевизоре, поскольку трудно найти вторую такую смешную и безответную грушу для битья, которая бы согласилась символизировать Украину.
Человек, главное профессиональное чувство которого – ненависть, тоже может быть счастливым. Счастье к нему приходит, когда с объектом ненависти случаются неприятности. А когда возникает скандал между двумя объектами ненависти, счетчик счастья останавливается на отметке "эйфория". На минувшей неделе обитателям российского телевизора привалило счастье. Конфликт Порошенко с Саакашвили окончательно приобрел характер громкого скандала. По этому случаю в студии программы «Вечер» от 11.09.17 был устроен настоящий праздник. Счастьем светились лица большинства «экспертов». Особенно счастлив был сам ведущий. Разговор зашел о миротворцах ООН.
«А будет ли нам там с кем договариваться?», - с глубокой озабоченностью спросил Соловьев артистов своего кукольного театра. И пояснил причину своего беспокойства, которая была на самом деле источником его счастья. – «Саакашвили идет на прорыв». – Эти слова были сказаны таким тоном, как будто речь шла о прорыве танкового корпуса, внезапно оказавшегося в районе Чистопрудного бульвара и с боями прорывающегося к Кремлю.
После чего Соловьев выдал еще одну сенсацию, которая, с его точки зрения, должна была окончательно похоронить остатки репутации президента Порошенко, хотя от этой репутации после трех лет стараний Соловьева и его коллег, казалось бы мало что должно было остаться. «Президент Порошенко похвалил пограничников за то, что они не устроили стрельбу», - эту фразу Соловьев сказал так, как будто президент Украины совершил нечто чудовищное, например, съел кого-то в прямом эфире.  – «Вот Борис Николаевич Ельцин не постеснялся стрелять из танков по своим политическим противникам» - добавил Соловьев. На моей памяти это был первый случай, когда Соловьев упомянул первого президента России в позитивном смысле. Вероятно, если бы Ельцин в 1993 году распорядился сбросить на мятежный парламент России атомную бомбу, он стал бы в глазах Соловьева главным героем русской истории, затмив собой даже Путина.
Михаил Саакашвили, действительно, в этот раз переходил украинскую границу не вполне банальным способом, но в российском телевизоре это событие было подано как намного более драматичное и значимое, чем исторический переход Суворова через Альпы. Во всяком случае, ему уделялось существенно больше эфирного времени, чем внутренним проблемам России, не говоря уж о таких пустяках, как ракетно-ядерные провокации северокорейского лидера.
«Порошенко не по своей воле дал команду не применять силу против Саакашвили», - со знающим видом рассуждал Соловьев. «Американцы ведут двойную игру», - подхватил бывший депутат Верховной Рады Спиридон Килингаров – «они одной рукой поддерживают Порошенко, другой – Саакашвили. Зачем это понадобилось американцам, Килингаров не объяснил.
Зато с важным объявлением выступил другой бывший депутат Рады, тот самый Владимир Олейник. «Со вчерашнего дня нет Украины, есть территория», - сообщил Олейник. Справедливости ради надо отметить, что  подобные заявления Владимир Олейник делает всякий раз, когда он оказывается в российском телевизоре. А поскольку он там оказывается чуть ли не каждый день, то вопрос об окончательной ликвидации Украины можно было бы уже закрыть, но ведь тогда потеряло бы всякий смысл присутствие Олейника в российском эфире, а, пожалуй, что и вообще в России.
Идею Украины как миража творчески развил политолог Владимир Корнилов, который подтвердил, что «Украины как государства – нет», и сообщил, что «Украина – это Сомали под боком у России». И все эти страшные вещи и апокалипсические заявления были основаны только на одном факте: на успешном переходе Михаилом Саакашвили украинской границы.
Все это время самым интересным объектом для наблюдения на этой передаче было лицо американского политолога Ариэля Коэна. Пока обитатели соловьевской студии состязались в том, кто больше гадостей наговорит про Украину, и кто надежнее ее похоронит, на лице американца появлялись все новые выражения. Сначала изумление. Потом растерянность. И, наконец, возмущение. Наконец, Коэн не выдержал и, когда Корнилов сказал, что Украина это Сомали, прямо-таки набросился на Корнилова. «А вы были в Сомали?» - стал приставать к Корнилову въедливый американец. В Сомали Корнилов, естественно, не был. Он и в Украине был последний раз уже довольно давно. А что болтает всякую ерунду, так его именно за этим и зовут в телевизор.
Политолог Дмитрий Куликов решил помочь гражданам Украины добрым советом. «У вас единственный способ сохраниться – сделать диктатуру», - объяснил Куликов. И немедленно решил главный украинский кадровый вопрос: «Единственный кандидат в диктаторы – Тимошенко». И тут же, не переведя дыхания, Куликов дает украинцам другой совет, прямо противоположный: «Республики Донбасса заявили о своей готовности образовать новое украинское государство. Это единственный шанс». Несомненно, вся Украина, затаив дыхание, слушала в этот момент советы политолога Куликова. И когда политолог Куликов в течение одной минуты утверждает что единственный шанс для этой страны установить диктатуру Тимошенко и единственный же шанс для этой же страны пойти на поводу у бандитов из «ЛДНР», то остается порадоваться за Украину. Ведь ей столько шансов дал Куликов. И все единственные.
Конфликт Порошенко и Саакашвили подарил российскому официозу изысканное блаженство. Трудно сказать, кого из этих двоих людей Путин и его обслуга ненавидит больше. Но то, что эти двое – самые ненавидимые для российской власти политики – это факт. А из стран – самая ненавидимая ими – Украина. Потому что всерьез решила порвать с советским и имперским прошлом. Потому что не дала себя подчинить и захватить. Потому что сохранила чувство собственного достоинства. Ну как можно не ненавидеть такую  страну? Как можно не радоваться ее крупным и мелким неприятностям?

Поклонская замедленного действия
emiliozk
Оригинал взят у medvedy_teddy в Поклонская замедленного действия
Оригинал взят у ibigdan в Поклонская замедленного действия


Российский министр культуры Владимир Мединский прямо обвинил сторонников бывшего крымского «прокурора» и депутата Государственной Думы России Натальи Поклонской в дискредитации «культуры и Церкви». Это первое такое заявление высокопоставленного российского чиновника, в котором недавняя героиня «крымской весны» фактически выступает в роли покровительницы экстремистов. И оно может удивить: зачем Мединскому – столпу путинского режима – ругаться с Поклонской, одним из символов главного достижения этого режима – аннексии Крыма?

Но на самом деле ничего удивительного в этом конфликте нет. Поклонская, сама того не желая, начала играть роль «мины замедленного действия» под фундаментом отношений, существующих в российской номенклатуре. Она просто не поняла, куда попала. Поклонская – чтобы она там о себе ни думала и в какие платки бы ни рядилась – плод украинской, а не российской политической культуры. Различие в том, что успех в рамках украинской политической культуры, даже домайданной, предполагает инициативу – пусть и подлую. В Украине инициативу проявляли все и всегда, а те, кто хотел выслужиться – в первую очередь. А успех в российской политической культуре предполагает хождение строем.

читать дальшеCollapse )
Интересно, кто победит в этой схватке – «победобесие» или мракобесие. Победа Мединского – это успех путинского режима, его консервация в неосоветских формах. А победа Поклонской покажет, что мракобесы пользуются все большим и большим влиянием в стране – не случайно же чуть ли не первым регионом, в котором отказались показывать фильм Учителя, стала Чечня. И мы еще не знаем, в какие «разборки» может вылиться позже это нашествие средневековья на «совок».

Удивительно, что выпустил этого джинна из бутылки сам Владимир Путин – когда украл Крым.

Виталий Портников

?

Log in

No account? Create an account