April 10th, 2018

avmalgin

Никки Хейли: "Какой смысл пытаться пристыдить таких людей?"

Выступление постоянного представителя США в ООН Н. Хейли на экстренном заседании Совета Безопасности ООН об использовании химического оружия в Сирии (9 апреля 2018 года)



- Благодарю вас, господин Председатель. Г-н де Мистура и г-н Маркрам, спасибо за ваши доклады.
Почти ровно год назад я стояла в зале заседаний Совета Безопасности, демонстрируя фотографии убитых сирийских детей. После того дня я молилась в надежде на то, что мне никогда не придётся делать это снова. Я могла бы показать новые снимки; получено множество действительно ужасных кадров. Многие из нас упорно трудились над обеспечением того, чтобы нам больше никогда не пришлось видеть изображения младенцев, убитых газом в Сирии.
Но, несмотря на наши молитвы, страшный день снова наступил. Химическое оружие в очередной раз было применено против сирийских мужчин, женщин и детей. И Совет Безопасности вновь собрался для выработки ответных мер.
На этот раз я не буду показывать фотографии жертв. Я могла бы это сделать — их много, и они ужасны. Еще ужаснее — запечатлённые в нашей памяти видеокадры, которых никто никогда не должен видеть.
Я могла бы показать фотографии тел младенцев, лежащих рядом с телами их матерей. Братья и сестры. Дети ясельного возраста и новорожденные, еще в пеленках. Все лежат вместе, мертвые. Их кожа — пепельно-синего цвета, который к настоящему времени трагически знаком из сцен применения химического оружия. Их глаза открыты и безжизненны. Белая пена пузырится изо рта и носа. Фотографии погибших сирийцев, которые не являются солдатами. Людей, которые не вооружены. Людей, которые представляют собой само определение невинности и отсутствия угрозы, — женщин и детей, прятавшихся в подвалах от нового штурма Башара Асада. Семей, которые укрывались под землей от обычных бомб и артиллерии Асада.
Но подвалы, которые, как полагали сирийские семьи, должны были защитить их от обычных бомб, оказались худшим местом для укрытия, когда с воздуха было сброшено химическое оружие. И в субботу вечером подвалы Думы стали их гробницами. Невозможно знать наверняка, сколько там погибло людей, потому что доступ к Думе отрезан силами Асада. Но нам известно о десятках жертв и сотнях пострадавших.
Я могла бы показать фотографии выживших. Задыхающихся детей с резью в глазах. Я могла бы показать фотографии работников служб экстренного реагирования, смывающих химикаты с жертв и подключающих детей к аппаратам искусственного дыхания. Фотографии спасателей, проходящих из одного помещения в другое мимо семей, лежащих неподвижно, младенцев, по-прежнему находящихся в руках у их матерей и отцов. Я могла бы показать фотографии больницы, подвергшейся атаке с применением химического оружия. Я могла бы показать фотографии больниц, на которые были сброшены бочковые бомбы после химической атаки.
Машины скорой помощи и спасательные транспортные средства вновь и вновь подвергаются нападениям, что способствует максимизации числа погибших мирных жителей. Осуществляются атаки на центры гражданской обороны с целью парализации медицинского реагирования — для увеличения страданий выживших.
Кто так поступает? Так поступает только чудовище. Только чудовище наносит удары по гражданским лицам, а затем обеспечивает, чтобы не было машин скорой помощи для перевозки раненых. Чтобы не было больниц, где им могли бы спасти жизнь. Чтобы не было врачей и лекарств, которые могли бы облегчить их боль.
Я могла бы показать Совету фотографии всех этих убийств и страданий, но какой смысл? Чудовище, ответственное за эти нападения, не имеет совести, и его даже не шокируют фотографии погибших детей.
Российский режим, чьи руки полностью покрыты кровью сирийских детей, не может быть пристыжён фотографиями его жертв. Мы уже пытались сделать это ранее. Мы не должны упускать из виду роль России и Ирана в создании условий для убийственных разрушений режима Асада. Военные советники России и Ирана работают на аэродромах и в оперативных центрах Асада. На местах находятся российские чиновники, помогающие руководить кампанией режима “заморить голодом и заставить сдаться”, а силы иранских союзников осуществляют большую часть грязной работы. Когда сирийские военные наносят удары по мирным жителям, они полагаются на военную технику, предоставляемую Россией.
Россия могла бы прекратить эту бессмысленную бойню, если бы захотела. Но она стоит плечом к плечу с режимом Асада и поддерживает его без каких-либо колебаний.
Какой смысл пытаться пристыдить таких людей? В конце концов, ни одно цивилизованное правительство не имело бы ничего общего с кровавым режимом Асада. Фотографии погибших детей мало что значат для таких правительств, как российское, которые расходуют свои собственные ресурсы для поддержки Асада.
И Совет Безопасности ООН, который видел эти фотографии в прошлом году, оказался не в состоянии принять меры, потому что Россия каждый раз вставала на его пути. В течение года мы позволяли России удерживать жизни невинных сирийцев в заложниках ее союза с режимом Асада. Это также позволило России ослабить авторитет Организации Объединенных Наций.
Мы быстро осуждаем применение химического оружия в Совете Безопасности, но затем Россия предотвращает любые меры: только по этому вопросу она наложил вето на пять резолюций. В общей сложности она применяла право вето одиннадцать раз для спасения Асада. И наша жизнь идет обычным чередом.
Совет создал Объединенный следственный механизм, который пришел к выводу, что сирийский режим несет ответственность за нападение в Хан-Шейхуне, осуществленное год назад. Так как Россия поддерживала Асада и его действия, Россия ликвидировала этот механизм. Мы осудили это. И наша жизнь пошла обычным чередом.
Мы настаивали на прекращении огня. Совет единогласно утвердил это предложение. Но прекращение огня было сразу же проигнорировано Россией и Асадом. Мы осудили это. И наша жизнь пошла обычным чередом.
И вот теперь мы столкнулись с последствиями нежелания наказывать Россию во имя единства. Единства, которое, как Россия уже демонстрировала много раз, ей не нужно. И мы оказались в мире, где использование химического оружия становится обычным явлением — от малайзийского аэропорта и английской деревни до домов и больниц Сирии. С тех пор как режим Асада применил химическое оружие в Хан-Шейхуне год назад, согласно сообщениям, химическое оружие использовалось десятки раз. И этот Совет не принял никаких мер.
То, с чем мы имеем дело сегодня, не связано с ухудшением отношений между Соединенными Штатами и Россией. Речь идет о бесчеловечном использовании химических отравляющих веществ против невинных гражданских лиц. Каждое из государств, представленных в Совете Безопасности, официально выступило против использования химического оружия. Больше не может быть никаких обоснований нашего бездействия.
Мы уже представили и распространили в Совете резолюцию, требующую предоставления неограниченного доступа для гуманитарной помощи жителям Думы. Асад делает все возможное, чтобы обеспечить максимальные страдания в Думе. Нашим приоритетом должно быть оказание помощи голодающим, больным и раненым, которые брошены на произвол судьбы. Мы также призываем этот Совет немедленно воссоздать действительно профессиональный и беспристрастный механизм расследования химических атак в Сирии, включая нападение, осуществленное в эти выходные. Мы надеемся, что наши коллеги по Совету Безопасности присоединятся к нам, как и раньше. Это самое меньшее, что мы можем сделать в ответ на атаку, свидетелями которой мы только что стали.
Обструкционизм со стороны России не будет продолжать держать нас в заложниках, когда мы сталкиваемся с подобной атакой. Соединенные Штаты полны решимости обеспечить привлечение к ответственности чудовища, сбросившего химическое оружие на сирийцев.
Вы слышали, как об этом говорил Президент Соединенных Штатов. Идут совещания по данному вопросу. Буквально в настоящий момент рассматриваются варианты важных решений.
Мы находимся на краю опасной пропасти. Великое зло использования химического оружия, которое некогда объединяло мир, выступавший против него, находится на грани превращения в новую норму. Международное сообщество не должно позволить этому случиться.
Мы уже прошли этап демонстрации фотографий мертвых младенцев. Мы уже прошли этап призывов к совести. Мы достигли того момента, когда мир должен обеспечить правосудие. Этот момент войдет в историю, потому что Совет Безопасности либо выполнит свой долг, либо продемонстрирует свою полную неспособность защитить народ Сирии.
В любом случае, Соединенные Штаты отреагируют.
Благодарю вас.


ОТСЮДА

Экспресс комментарии Хельги Шарпа

Курс доллара на межбанке на 12:33 понизился до 25,98 гривен/доллар. Одновременно "зелёный" превысил 63 рубля, курс евро вырос почти на 5 рублей, а потери с момента введения санкций для российской экономики на сегодня составили более $17 млрд. В качестве компенсирующего фактора выросли фьючерсы на валежник.
Ещё в США внесен законопроект о запрете транзакций по российскому внешнему долгу, выпуску бондов и привлечению средств российскими госбанками - это сразу минус 2-3% ВВП в год.
Также в эти минуты Порошенко в Германии начал переговоры с Меркель, Лавров - с главой МИД КНДР 😉, а два американских эсминца подошли к берегам Сирии.
Да, чуть не забыл: сегодня в Эрэфии началась подготовка к майскому "Параду победы" - как без главной потехи года?)
Вот такая вкратце картина первой половины дня, малята. To be continued...

Несколько заявлений Меркель на встрече с Порошенко, информация с колёс:
* Фрау назвала «ясными и очень четкими» доказательства химатаки в Сирии.
Вывод: решение об ударе по российско-сирийским военным объектам, судя по всему, уже принято - дело в скоординированных союзниками времени и способе такого удара.

* «Северный поток — 2» невозможен без определения роли украинского транзита.
Вывод: будут торги, и России в любом случае не удастся протолкнуть СП-2 в том виде, в каком она его представляет. Нам нужно биться за свои интересы до конца, а последнее слово в этом вопросе скажет Вашингтон.

* Меркель заявила о майской встрече в Ахене с лидерами Украины и Франции БЕЗ России.
Вывод: Мощный имиджевый удар Кремлю под дых, который он, скорее всего проглотит - на кону ЧМ по футболу, да и ответить особо нечем. Москва со своими понтами перемещается на задворки мировой политики, но всё ещё остаётся крайне опасной. Дожимать надо постепенно, без резких движений - Третья мировая никому не нужна.

Ну, что я вам скажу... Время начало сжиматься, и соседняя страна так стремительно катится к е@еням, что уже не успевает реагировать на все вызовы - просто отгавкивается. Не пребывая в эйфории, просто делаем своё - за нас его никто не сделает. To be continued...

А тем временем в Сирии...

Израильские СМИ пишут, 4-я бронетанковая дивизия асадовцев под Дамаском сорвалась с насиженных позиций и ускоренно рассредотачивается. Сирийская авиация наоборот, со всех крыльев слетается на один аэродром - Хмеймим, основную российскую авиабазу в Сирии. Логика этого решения проста - как минимум спрятать лучшие из имеющихся истребителей под российским зонтом, надеясь не столько на его эфемерную надежность, сколько на то, что Трамп не решится на непосредственный удар по россиянам. Впрочем, сегодня исполняется 1 год и 3 дня с апрельского солнечного денька 2017 года, когда по сирийской авиабазе Шейрат, где были размещены и россияне, нанесли удар 59 американских "Томагавков". Так что, если все пасхальные яйца сами слетятся в заранее уже пристрелянную корзину, Абу Иванка скажет только спасибо. Красить, похоже, не будут - в меню заявлен омлет.

Иранское информационное агентство Amad News сообщает, что семья Асада эвакуирована в Тегеран. Это было сделано еще утром в понедельник, сразу после израильского ракетного удара по иранскому командному бункеру на сирийской военной базе Тайфур, который асадовцы и россияне приняли было за первый из ракетных ударов американцев.

Кремлевский авантюризм

Не понимаю, почему все так вцепились в статью Суркова.
Ей придают такой вес, как будто она не то диктует, не то (на худой конец) описывает реальную идеологическую установку "четвертого срока Путина".
На самом же деле вес этой (да и всякой другой) идеологии в реальных мотивах Кремля - не более, чем вес бумажной обертки в общей массе конфеты.
На первом сроке (и отчасти на втором) Путин попробовал реально дружить с Западом. Вышло плохо: из уважения к памяти супердержавы СССР, в круг избранных Путина пустили, но в плане экономики трезво взвесили и "нашли легким", о чем не преминули сообщить со всей западной рациональностью. Поэтому и не позволили - из принципа - сыграть свою партию в истории с раскручиванием независимости Косово. Это событие стало знаковым: "раз вы больше не империя, то вы больше и не жандарм Европы; это наши европейские дела, сами разберемся".
После чего перед Путиным стал судьбоносный выбор: остаться в круге на правах "миноритарного партнера", с которым считаются далеко не во всех вопросах, или обидеться на Запад и качать политические права, размахивая ядреной бомбой и зелеными человечками. Динамика российской внутриполитической жизни явно подталкивала ко второму варианту (по принципу: "лучше яркая и громкая борьба за империю, чем медленное умирание на ее развалинах").
Как только эта стратегия была определена, дальше все пошло - и до сих пор идет - по накатанной. Станции "отыграть назад" и "свернуть в сторону" РФ уже давно проехала; остается действовать по правилу преферансистов: "начал портить масть, порть до конца".
А что идеологии? Они только обслуживают эту стратегию более-менее красивыми словами и концептами-однодневками. Был уже "русский мир"; теперь вот будет альфа-самка-полукровка. Подумаешь, удивили. Даже про half-blood и mudblood ("полукровку" и "грязнокровку") шутить как-то лениво.