July 17th, 2019

Финита ля комедия.

Финита ля комедия. Как говорится, слёзы мешают говорить. Дмитрий Фирташ отправится по маршруту в один конец в США в сопровождении федеральных маршалов. Австрийский министр временного правительства Клеменс Яблонер выписал ордер на экстрадицию одиозного олигарха в Штаты.

Подробно останавливаться на истории с Фирташем смысла нет. Она давно говорена-переговорена. Равно как и ситуация в Австрии, где в сентябре пройдут досрочные выборы в парламент. Ситуация с экстрадицией была бы почти невозможна, если бы ЦРУ и МИ-6 на пару не подловили бы прошлое австрийское правительство на связи с русскими. После этого вопрос экстрадиции Фирташа переходил чисто в техническую плоскость.

Что важно. Дело Фирташа это последнее китайское предупреждение Игорю Коломойскому, дела которого расследует ФБР. Я говорил подробно в интервью на прошлой неделе, что визит Зеленского в Вашингтон состоится только после экстрадиции Фирташа. С этим и была связана главная заминка с датой. Американцы темнили все время, называя то август, то октябрь. Новый постпред США Уильям Тейлор несколько раз ушёл от ответа, когда я поинтересовался у него датой и повесткой визита Зеленского в Штаты. Теперь дорога открыта. В течение ближайших 10 дней в Киев должен прилететь Курт Волкер. Формально для утряски деталей встречи.

Но американцам было жизненно важно иметь перед встречей Зеленского с Трампом один неубиваемый козырь. Теперь они его получили. Дональд готов раскрыть свои широкие объятия украинскому гаранту. Встреча может состояться даже в августе. А Фирташу здоровья и долгих лет. Слишком для многих его признаний как кость в горле. И для русских особенно, и для многих в Украине.

Стресс-тест

Нам стоит сказать Зеленскому спасибо. Как минимум, за проверку на прочность. Его три президентских месяца стали стресс-тестом для тех, кому не все равно.

Границы идентичности проявляются в тот момент, когда их проверяют на прочность. Именно тогда каждый определяет для себя – где пролегает его граница компромисса.

Последние пять лет мы жили в период относительного консенсуса. Векторы внешней политики были понятны. Перечень гуманитарных приоритетов – тоже. В результате, мы спорили преимущественно о «внутренних» темах. Коррупция. Реформы. Кумовство.

Примерно с 2016-го война начала исчезать с наших радаров. Ее купировали вдоль линии фронта. Многим стало казаться, что войны за идентичность и независимость уже выиграны. Все больше людей из лагеря Майдана стали переключаться на вопросы, связанные с обустройством дома, а не с его защитой.

А потом прошли выборы и оказалось, что наш консенсус о будущем – не такой уж железобетонный. Все, что нам казалось отлитым в граните – стали вновь проверять на прочность. Окно возможностей вновь приоткрылось – и теперь на наших глазах в него пытаются пролезать мертвецы.

Нам вновь приходится проговаривать все то, о чем мы перестали спорить несколько лет назад. Почему не получится договориться с Россией. Почему нет смысла поднимать языковой вопрос. Почему суверенитет важнее территорий. Нам казалось, что это уже врытый в землю фундамент. А теперь приходится защищать его от попыток капитально перестроить все здание.

Нынешний период начинает выглядеть как тест на красные линии. Как проверка на атрофию. От прежнего ситуативного большинства отваливатся случайные попутчики – и их реакции на происходящее выглядят как экзамен на порядочность и этику. Новое время как кислота – стирает наносное, обнажая истинное.

А еще это напоминает тест на искренность. За последние годы многие увязывали «патриотическую тему» с экс-президентом. И в своем неприятии последнего готовы были отрицать все то, что было написано на его программных знаменах. Но очень скоро вся полнота власти перейдет к новому главе государства. И это время заставит каждого определиться с тем, что именно ему было не по душе. Предшественник Владимира Зеленского? Или сама попытка строительства независимой Украины?

Вектор движения всегда задают те, кому не все равно. Те, кто выходят из зоны комфорта. Те, для кого флаги – это не просто переплетение цветных нитей. Нам казалось, что за пять лет новый консенсус укоренился достаточно, чтобы его не стали подвергать ревизии. Вероятно, мы поторопились.

Это значит, что придется повторяться. Объяснять, почему нельзя совать пальцы в розетку. Почему не выйдет носить воду в решете. Почему вещи, которые нельзя пощупать, значат не меньше, чем казначейские бумаги.

Потому что они и правда значат не меньше. Кто бы что себе ни думал

Ястребы

В одном из постов, где я назвал ЕС “партией войны” и “ястребами”, набежавший зелекторат принялся квохтать, что, мол, да все таки есть - это все кровавые упыри, которым мало крови, и потому они хотят войны.

В принципе, я уже высказывался как-то, что считаю пацифизм идеологией, которая подходит либо очень сильным, и способным стереть кого угодно в пыль, либо очень слабым, и потому вечно стираемым в пыль более сильными. Первым это позволяет угомонить особо воинственных долбоебов в своем стане, и перевести все войны в более дешевую и эффективную плоскость - экономику, торговлю и гонку технологий. Это и полезно и дешево, и не оставляет после себя миллионы беженцев и руины городов. Вторым это помогает объяснить несправедливость мира вокруг, и смириться со своим статусом вечной жертвы.

Нарид-хлибороб - это именно про второй вариант. Мы, мол, такие вот добрые эльфы в капелюхах, а рядом злые орки на танках - ну разве мы можем им противостоять?! Давайте просто платить дань, и тихонько вымирать, зато без войны.

Представители вот этого народа, в общем-то, в 14м году удивились не меньше орков, когда вдруг из ниоткуда появились ВСУ, и после первых неудач начали довольно бодро и эффективно прекращать оккупантов в кебаб. Они настолько удивились, и настолько испугались, что начали ненавидеть этих непонятных воинственных укропов едва ли не больше, чем понятных и кровожадных орков. Виданное ли дело - вместо жита косить врагов?! Не для того капелюха плели.

И испугавшись, выбрали понятного и простого чувака себе в предводители. Такого, который и сам ссытся выйти к этим странным и неправильным людям в камуфляже. И, разумеется, их коробит от самой идеи, что кто-то хочет и может воевать.

Но, конечно, тут не только в пацифизме большинства дело. Мы, как страна, - продукт распада СССР. В нашем культурном и ментальном поле он остался если не навсегда - то уж точно на долго. И вот уж над чем постарались Советы, так это над очернением слов “милитаризм”, “партия войны” и “ястребы” (обычно в связке шло заветное “Пентагона”).

О, этот кровавый и беспощадный империалистический милитаризм! Сколько кровушки он попил! Сколько людей навсегда лишились часть проживать в единой коммунистической Корее! Сколько никогда не познали прелестей жизни в ГДР! А уж как американская военщина (еще одно ярко негативное слово) крови попила у несчастных кубинцев и вьетнамцев - это мы все на подкорке уже знаем!

При этом мы (входящие в СССР республики и народы) всегда были миротворцами и освободителями. Голубями мира. Пацифистами. Мы перлись сквозь тернии к звездам. Мы горою стояли за мир во всем мире (легко быть самыми миролюбивыми, имея больше танков, чем весь остальной мир вместе взятый). И уж точно СССР не был милитаристической страной, не был ястребом и не был агрессором. No, sir. Это все было за океаном.

И вот наши эльфы в капелюхах - они в точности вторят этим старым нарративам. Что мы-де маленькие, серенькие, миролюбивенькие. Что мы ни в коем случае не милитаристы, и что фу ими вообще быть! Надо дружить, снимать сватов, и все будет хорошо! Милитаризм - плохо, пацифизм - хорошо!

В реальности же разумный и умеренный милитаризм - явление не просто нормальное, но всецело свойственное любому здоровому обществу. Потому, что нормально быть готовым защитить себя. Милитаризм для страны - это как спорт для человека. Ходить в секцию бокса стоит не для того, чтобы быть людей, а для того, чтобы другим людям не слишком-то хотелось попробовать побить тебя. И когда в воюющей стране я слышу, что “армию надо сократить, оптимизировать и перевести на контракт”, то у меня возникает невольная аналогия с человеком, который пришел в спортзал похудеть и заняться собой, но после минуты на беговой дорожке охает, что с него хватит - он уже устал.

Тоже самое касается и “партии войны”. В воюющей стране не может не быть партии войны. Она обязана присутствовать, иначе война будет проиграна. Если партии войны нет - значит, война окончена, и страна ее проиграла. Потому - это нормально - видеть в парламенте людей, которые настроены не драку. Не нормально - видеть там тех, кто хочет их из парламенты выкинуть.

Мы бы изучали совсем другую историю ХХ века, если бы в Британии в 1939/1940м не оказалось этой партии, или если бы ее "люстрировали" за провалы 36-38 годов. Не было бы никаких бомбардировок рурской промышленности. Не было бы никакой высадки в Нормандии. Не было бы кампании в Африке. Не было бы никакого Ленд-Лиза. Не было бы, возможно, и победы над Германией, или ее цена была бы еще выше.

Партия войны - это не обязательно безумные мясники, одержимые войной. Этот советский штамп тоже должен быть сломан и выброшен на свалку прочих пропагандистских выдумок. Нет ничего зазорного в том, чтобы защищать свой дом. Позор - не делать этого. Сражаться с оккупантом - не преступление. Преступление - делать вид, что оккупанта не существует.

“Ястребам” действительно нельзя давать полную волю, но и подрезать крылья - в равной степени вредно. Особенно - когда они нужны. Особенно - если "голуби" уже выбрали себе в предводители барана.

Парадоксы борьбы с неонацистами в Украине.

Парадоксы борьбы с неонацистами в Украине.

Сегодня пятая годовщина одного из самых резонансных терактов – 17 июля российские военные из российского же БУКа сбили гражданский самолет МН17. Я ожидал, что к этой дате международное сообщество ОСИНтеров Беллингкет выдаст какой-то новый резонансный фактаж. Вместо этого вчера на сайте Беллингкет появилось «расследование», явно свидетельствующие, что в этом мире что-то идёт не так.

Помимо общепризнанной расследовательской деятельности, отдельные представители сообщества Беллингкет осуществляют мониторинг фактов «анти-равенства» (нарушения прав меньшинств) и деятельности «крайне правых движений» в Украине, Армении и Кыргызстане.

С одной стороны, почему бы и нет. С другой стороны, некоторая зацикленность международных партнеров на украинских «крайне правых» и постоянное генерирование контента на эту тему все яснее доказывает – у товарищей конкретно сбит фокус.

(Я не буду анализировать само «расследование», потому что рандомный фактаж, собранный за полчаса в гугле, и откровенно тенденциозные натяжки на расследование не тянут, скорее – на отработку некого социального заказа).

Как выглядит контекст?

1. Мониторинг группы «ЕС против дезинформации» (EUvsDesinfo; работают под эгидой министра иностранных дел ЕС) за 2018 показал: из 1000 актов дезинформации и фейков, которые продвигались Россией в Европе в прошлом году, 461 содержал тезис «Украина – нацистское государство». Т.е., сами европейцы фиксируют – почти половина ВСЕГО российского вранья в Европе (не только об Украине, вообще обо всём – о Брекзите, о Солсбери, об МН17, о самом ЕС и т.д.) направлено на то, чтобы навязать ассоциацию «украинец – это нацист». Куда уж нагляднее?

Если смотреть из Украины – это очевидный бред. Реальное влияние и реальный ущерб от микроскопических крайне правых групп в Украине – ничтожен. Однако этот бред хорошо ложится на западный контекст. Потому что те проблемы, которые пытается обнаружить и побороть цивилизованный мир в Украине, в самой Европе – суровые будни. И Россия на этом спекулирует.

Любой поверхностный поиск в гугле, например, по фактам антисемитизма, показывает, что во Франции или Германии сотни нападений на антисемитской почве. А в Украине – ноль. Что во Франции или Германии крайне правые не просто представлены во власти – они влияют на повестку. А в Украине все объединенные националисты, среди которых собственно правых еще нужно поискать (потому что половина там – латентные коммунисты), набирают 2-3% голосов.

12 июля в Париже около 700 нелегальных мигрантов из Африки захватили Пантеон, требуя легализации (это наиболее резонансная акция «черных жилетов» как они себя называют). Естественно, это подпитывает и расистские, и ксенофобские настроения, формируя рейтинги правых и крайне правых. Но у нас же подобного и близко нет, расистские проявления стремятся к нулю.

Тем не менее, добрые европейские люди желают помочь Украине бороться именно с крайне правыми. Потому что они ищут подобное и понятное. Крайне правые – это понятные враги.

Но ведь проблема в том, что Украине необходимо совершенно другое.

2. В Украине есть экстремисты, есть крайне правые и даже неонацистов можно найти. Это правда. Но что мы увидим, если возьмем ФАКТЫ, которые собирают самые правозащитные правозащитники? Они предельно красноречивы.

Львиная доля нападений на общественных активистов (в том числе – убийства) совершается не «экстремистами» - а наёмникам местных/локальных феодалов.

Львиная доля нападений на журналистов (в том числе – убийства) совершается не «экстремистами» - а наёмниками местных/локальных феодалов.

Эти наёмники в подавляющем большинстве случаев не имеют никакой идеологической окраски – чистый бизнес.

Это – факты.

Группа ИС об этом писала неоднократно. Недавно утвержденный отчет парламентской ТСК по нападению на активистов – ровно об этом же. Но просто померяйте, как расходилась и обсуждалась в СМИ информация об этом отчете. По сути – НИКАК, если сравнить с новостями типа «нацисты обидели гея».

Потому что это тяжелая и неудобная тема.

Потому что в Украине лучшая реформа – это децентрализация. Благодаря которой местные феодалы получили просто невиданные ресурсы. И что теперь с ними делать – не очень понятно. Но признавать это никто не желает.

Наши международные друзья вкладывают немалые средства в то, чтобы рассказывать о позитивах децентрализации. Но ни копейки не вкладывается в объективный анализ негативов и рисков. Баланс нарушен.

Объективная потребность Украины – обуздать местных феодалов, представляющих основную угрозу для тех прав и свобод, на страже которых вроде как стоит Европа. Потому что в феодальных анклавах у населения вообще нет никаких прав. Группа ИС убеждена и неоднократно доносила эту мысль – нужна системная поддержка независимых адвокатов, которые работают по местным темам. Потому что адвокаты – это последнее звено, которое не монополизировано злыми силами.

(Относительно ЛГБТ стоит добавить, что основная угроза для этих сообществ – не идеологические крайне правые, а обычная гопота и клерикальные группы, которые начали осознавать, что ст.161 УКУ чудесно может применяться за «нарушение равноправия» на основании религиозных убеждений).

Но вместо этого всё внимание сфокусировано на «обуздании» крайне правых. Имея на руках все факты, вроде как разумные люди продолжают натягивать сову на глобус.

3. К чему это приводит и будет приводить всё чаще?

Это приводит к 24 годам тюрьмы для украинского воина Виталия Маркива по абсолютно абсурдным обвинениям. Потому что любой украинец с явно выраженной патриотической позицией – это «нацист». А державший в руках оружие – «нацист» автоматически.

Это выльется в очередные безнаказанные убийства активистов и журналистов, которые посмели затронуть темы строительства, незаконной добычи песка или вырубки леса. Потому что заказчиков / вдохновителей этих преступлений нельзя выявить через фильтр «экстремисты» и «крайне правые». Точка приложения усилий в другом месте. И такой сбитый фокус очень выгоден нашим феодалам, потому что они вне опасности.

Это может быть непонятно нашим европейским друзьям. Но ведь украинским общественным активистам, политикам и журналистам - это же понятно?

Те, кто имеет возможность это доносить – должны это доносить.

План второй пятилетки

Виталий Портников, 17.07.2019

Пять лет назад в небе над Донбассом завершился полет "Боинга" "Малайзийских авиалиний". Я очень хорошо помню первые минуты трагедии, когда стали появляться сообщения о том, что сбит еще один самолет (напомню, что до этого пришедшие на Донбасс россияне и их наемники уничтожали украинские военные самолеты), потом в социальных сетях мы увидели бодрый рапорт одного из главарей российских диверсантов Стрелкова-Гиркина, радовавшегося уничтожению украинского самолета, а уж затем стало ясно: уничтожен пассажирский лайнер.

В том, кто именно совершил это преступление, не было никаких сомнений ни в тот день, ни в последующие. Не было хотя бы потому, что из двух сторон конфликта на Донбассе - России и Украины - только одна контролировала небо, только одна имела в этом небе авиацию. Украине некого было уничтожать в своем собственном небе. России, захватчику, было кого - украинцев. Что и было доказано событиями, которые предшествовали гибели "Боинга".

За пять лет, которые прошли после совершения российским руководством и военной верхушкой страны этого чудовищного преступления, были предъявлены практически неопровержимые доказательства российской причастности. И одновременно придуманы десятки конспирологических теорий, одна безумнее другой - только чтобы запудрить мозги, только чтобы доказать, что Кремль здесь ни при чем.

Между тем это отнюдь не первое такое преступление Кремля. И в прошлом никто не боялся брать на себя ответственность - ну хотя бы за тот же южнокорейский лайнер, сбитый советским военным летчиком в сентябре 1983 года. Тогдашний начальник генштаба Николай Огарков часами нудно объяснял советским телезрителям, почему это произошло, в буквальном смысле слова стоял у карты с указкой. А теперь - такая несознанка!

Впрочем, нынешних кремлевских стратегов нетрудно понять. Ихтамнет. Огарков сбивал "Боинг" в своем воздушном пространстве. Нынешние руководители России - в чужом. И для них очень важно, чтобы ничто не могло свидетельствовать об их причастности к войне на Донбассе. По крайней мере, пока не установлен полный контроль над всей Украиной.

Если этот контроль будет установлен, если сработает актуальный кремлевский план и очередной украинский президент окажется очередной кремлевской марионеткой и вернет украинцев в стойло, мы сразу все узнаем. Прямо от Путина - как узнали от него о "зеленых человечках", которых тоже там вроде бы не было. Путин все расскажет Оливеру Стоуну - и про смелых российских военных, и про то, как русский солдат спасал русского человека на Донбассе. И про "Боинг" тоже расскажет - что это была подлая провокация украинских националистов с целью скомпрометировать славную российскую армию. И даже извинится перед родственниками погибших - и от своего имени, и от имени украинского коллеги, который будет так же ненавидеть "украинских националистов", как и его хозяин в Кремле.

Но пока еще не время. Пока Украина еще трепыхается. Вот скоро - как надеются в Кремле - ее прикончат и уже тогда все объяснят.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.276836.html?fbclid=IwAR3yexhEbxrrgQv-wE_jwKxagaZqFp7xOGmsS639c0LoNNwV7Wq3gCSlcAo

Речь во славу старушки-Европы

Этот текст был написан 16 июля 2014 года, за день до гибели малазийского лайнера. Вечером 17 июля мне стало казаться, что текст устарел. Но нет, оказалось - не устарел.
Они ничему не научились...

РЕЧЬ ВО СЛАВУ СТАРУШКИ-ЕВРОПЫ

Что это я, право, всё про нас да про нас, как будто мы тут одни. Неловко. Давайте, наконец, прославим европейское миролюбие и нейтралитет.

Они прекрасны.

Европейский нейтралитет особенно прекрасен в те минуты, когда кто-нибудь начинает мочить кого-нибудь другого — больно, до крови — и тот, другой, начинает громко звать на помощь.

В этот неловкий момент, согласитесь, нет ничего прекраснее, чем отойти на безопасное расстояние и оттуда, с расстояния, сказать: фуй-фуй-фуй. Как это грубо, как неэстетично, особенно вот этот назойливый крик о помощи...

И как хорошо, что происходящее, в сущности, не имеет к нам совершенно никакого отношения. Особенно если отойти еще на несколько шагов и быстренько отвлечь себя чем-нибудь приятным, чтобы, не дай бог, не испытать стресса. Шоколадка, классическая музыка... продажа вертолетоносца "Мистраль"... немного газовых контрактов... футбол опять-таки... Хороши также беруши, чтобы звуки разворачивающейся резни не отвлекали от мыслей о европейской интеграции.

Это, стало быть, называется у нас нейтралитет.

А чуть погодя (когда тот, кого мочили в кровь, от криков переходит к ответке), — тут-то, как правило, наступает время европейского миролюбия.

Потому что — ну что же это, господа... ну как же можно! Надо же немедленно остановить кровопролитие!
Мы же гуманисты — или где? Ведь страдает мирное палестинское население во главе с ополченцем Бабаем! Требуем незамедлительно начать многосторонние переговоры с участием ХАМАСа, Стрелкова-Гиркина и законно избранных вождей племени хуту, только что, при полном европейском нейтралитете, вырезавших миллион тутси.

Ну, так получилось.

Теперь самое время перевести конфликт в дипломатическую плоскость! А то, не дай бог, прольется кровь. А мы же на данном этапе — против кровопролития. Мы же (вы же помните) европейцы... Локк, Монтескье, Руссо... зимой холодно, газ всё равно нужен... кругом одни арабы... Короче, всё равно надо договариваться.

И в принципе же, можно договориться, отчего нет? Кстати, и Гитлер был вполне терпим, пока ограничивался чехами... Спросите у старика Чемберлена.

В общем, традиции есть. Ну, вы помните.
Итак: нейтралитет и миролюбие!
Главное — порядок не перепутать.

Виктор Шендерович

http://www.kasparov.ru/material.php?id=5D2EC4EFBB4D2&fbclid=IwAR2ZgXaSGNwJc8wzFuuav_cmzWx4Jt4X4u8t4Xv1OETQrtPazTGFZSYrkyU