October 22nd, 2019

Раница между низкопробностью и глумлением

с интересом читаю посты в стиле "ой, а то вы не знали, что квартал - дно". уверен, что большинство из них написаны искренне.

давайте объясню, почему песня про "сгоревшую хату гонтаревой" - это не просто "быдло-юмор".

быдло-юмор - это снять штаны и показать зад публике. на такое есть свой потребитель, но это другая история.

наша история - это снять штаны и нагадить на избитого человека.

между низкопробностью и глумлением есть разница. от первой можно просто брезгливо воротить нос. а вот второе, показанное в эфире одного из главных каналов страны, откровенно пугает.

Стыд

Глава НБУ Якив Смолий получил приз как лучший банкир Центральной и Восточной Европы. Это результат реформы банковского сектора и создание в стране рабочего института. Это результат работы в том числе Гонтаревой.

Суд Лондона в шоке от схем в Приватбанке до национализации и напрямую говорят о наличии эпичных примеров вывода денег. Налогоплательщики Украины оплатили их из своего кармана на 5,5 млрд долларов. Это результат работы Коломойского.

Странно, правда, что авторитетные международные институты кричат «Браво» Нацбанку и работе Гонтаревой, а в Украине «Браво» кричит Коломойский независимым украинским судам и абсолютно независимым и смелым юмористам. Но судя по всему, скоро мы не удивимся, даже если баскетбольный клуб «Днепр» с самым главным болельщиком в стране выиграет чемпионат Украины по баскетболу, волейболу и водному поло. И тоже никто не удивиться. И никто даже не опустит глаза. Никому не будет стыдно.

В Украине пока еще не «Все как сказал Коломойский», а лишь «Почти все как сказал Коломойский», только потому, что его аппетиты ограничивает МВФ. Не президент. Не парламент. Только фактор МВФ. И забери мы МВФ из уравнения, то ничего бы не сдерживало аппетиты этих людей.

Некоторые люди говорили, что стыдно, когда у вас внешнее управление. Нет, это не стыдно. Стыдно, когда внешний фактор единственный, которые не позволяет Украине скатится в банановую республику, где правят бал пираты. Стыдно, когда внешний фактор – это единственная надежда на справедливость. Стыдно за себя. Стыдно за страну. Стыдно за людей. Которые смеются наш шутками человека, который их грабит. Который улюлюкают над горем человека, который осмелился сопротивляться.

Где-то что-то явно пошло не так…

Мерзкое зрелище - это когда 95-й квартал шутит по поводу сгоревшего дома Гонтаревой. Шутит мерзко. Прямо таки с интонациями Коломойского. Превращая преступление чуть ли не в праздник. Радуясь с шашлыками сгорающему дому. Фактически оправдывая это преступление. Очищая в очередной раз репутацию Коломойского.

Интересно, эти шутки тоже вычитывал президент Зеленский? Или может он даже автор? Интересно, как это должны воспринимать в МВФ, перед которыми разыгрывали сценку праведного гнева? Или кто-то думает, что такие шутки останутся незамеченными?

Правильно ли понимать, что теперь 95-й квартал говорит то, что думает Зеленский, но сказать вслух не может?

И да, более мерзко чем шутить над тем, что олигарх сжег дом реформатору, который больше других сделал для простого народа, только этот простой народ, который хохочет над этой шуткой.

Вибір між Коломойським і МВФ

Яку б гарну міну при поганій грі не робили наші очільники-технократи після зустрічей із МВФ-Світовим банком- зарубіжними інвесторами (почитайте хоч інтерв‘ю Милованова на Гордонюа), приховати суть переговорів не вдається. Пам‘ятаєте, я кілька місяців тому жартував, що три перші пункти наступного меморандуму МВФ починатимуться зі слова «Бєня»? Так от, я помилився - їх чотири.
І Коломойський чмирить Милованова саме за те, що той дає суспільству це зрозуміти - нехай і не називаючи прізвищ. І на Зеленського це також не може не впливати. Вибір між Коломойським і МВФ (та й американською підтримкою взагалі) колись доведеться зробити. І навряд чи він буде на користь олігарха.
Безумовно, Коломойський знає, що може зі своїми ланцюговими медійними псами вбити політика Зеленського навіть швидше, ніж породив. Але йому самому це не допоможе - втратить усе, та ще й сяде. Тому він не може не нервувати. І ця нервовість дуже помітна в його останніх інтерв‘ю