?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Парадоксы борьбы с неонацистами в Украине.
emiliozk

Парадоксы борьбы с неонацистами в Украине.

Сегодня пятая годовщина одного из самых резонансных терактов – 17 июля российские военные из российского же БУКа сбили гражданский самолет МН17. Я ожидал, что к этой дате международное сообщество ОСИНтеров Беллингкет выдаст какой-то новый резонансный фактаж. Вместо этого вчера на сайте Беллингкет появилось «расследование», явно свидетельствующие, что в этом мире что-то идёт не так.

Помимо общепризнанной расследовательской деятельности, отдельные представители сообщества Беллингкет осуществляют мониторинг фактов «анти-равенства» (нарушения прав меньшинств) и деятельности «крайне правых движений» в Украине, Армении и Кыргызстане.

С одной стороны, почему бы и нет. С другой стороны, некоторая зацикленность международных партнеров на украинских «крайне правых» и постоянное генерирование контента на эту тему все яснее доказывает – у товарищей конкретно сбит фокус.

(Я не буду анализировать само «расследование», потому что рандомный фактаж, собранный за полчаса в гугле, и откровенно тенденциозные натяжки на расследование не тянут, скорее – на отработку некого социального заказа).

Как выглядит контекст?

1. Мониторинг группы «ЕС против дезинформации» (EUvsDesinfo; работают под эгидой министра иностранных дел ЕС) за 2018 показал: из 1000 актов дезинформации и фейков, которые продвигались Россией в Европе в прошлом году, 461 содержал тезис «Украина – нацистское государство». Т.е., сами европейцы фиксируют – почти половина ВСЕГО российского вранья в Европе (не только об Украине, вообще обо всём – о Брекзите, о Солсбери, об МН17, о самом ЕС и т.д.) направлено на то, чтобы навязать ассоциацию «украинец – это нацист». Куда уж нагляднее?

Если смотреть из Украины – это очевидный бред. Реальное влияние и реальный ущерб от микроскопических крайне правых групп в Украине – ничтожен. Однако этот бред хорошо ложится на западный контекст. Потому что те проблемы, которые пытается обнаружить и побороть цивилизованный мир в Украине, в самой Европе – суровые будни. И Россия на этом спекулирует.

Любой поверхностный поиск в гугле, например, по фактам антисемитизма, показывает, что во Франции или Германии сотни нападений на антисемитской почве. А в Украине – ноль. Что во Франции или Германии крайне правые не просто представлены во власти – они влияют на повестку. А в Украине все объединенные националисты, среди которых собственно правых еще нужно поискать (потому что половина там – латентные коммунисты), набирают 2-3% голосов.

12 июля в Париже около 700 нелегальных мигрантов из Африки захватили Пантеон, требуя легализации (это наиболее резонансная акция «черных жилетов» как они себя называют). Естественно, это подпитывает и расистские, и ксенофобские настроения, формируя рейтинги правых и крайне правых. Но у нас же подобного и близко нет, расистские проявления стремятся к нулю.

Тем не менее, добрые европейские люди желают помочь Украине бороться именно с крайне правыми. Потому что они ищут подобное и понятное. Крайне правые – это понятные враги.

Но ведь проблема в том, что Украине необходимо совершенно другое.

2. В Украине есть экстремисты, есть крайне правые и даже неонацистов можно найти. Это правда. Но что мы увидим, если возьмем ФАКТЫ, которые собирают самые правозащитные правозащитники? Они предельно красноречивы.

Львиная доля нападений на общественных активистов (в том числе – убийства) совершается не «экстремистами» - а наёмникам местных/локальных феодалов.

Львиная доля нападений на журналистов (в том числе – убийства) совершается не «экстремистами» - а наёмниками местных/локальных феодалов.

Эти наёмники в подавляющем большинстве случаев не имеют никакой идеологической окраски – чистый бизнес.

Это – факты.

Группа ИС об этом писала неоднократно. Недавно утвержденный отчет парламентской ТСК по нападению на активистов – ровно об этом же. Но просто померяйте, как расходилась и обсуждалась в СМИ информация об этом отчете. По сути – НИКАК, если сравнить с новостями типа «нацисты обидели гея».

Потому что это тяжелая и неудобная тема.

Потому что в Украине лучшая реформа – это децентрализация. Благодаря которой местные феодалы получили просто невиданные ресурсы. И что теперь с ними делать – не очень понятно. Но признавать это никто не желает.

Наши международные друзья вкладывают немалые средства в то, чтобы рассказывать о позитивах децентрализации. Но ни копейки не вкладывается в объективный анализ негативов и рисков. Баланс нарушен.

Объективная потребность Украины – обуздать местных феодалов, представляющих основную угрозу для тех прав и свобод, на страже которых вроде как стоит Европа. Потому что в феодальных анклавах у населения вообще нет никаких прав. Группа ИС убеждена и неоднократно доносила эту мысль – нужна системная поддержка независимых адвокатов, которые работают по местным темам. Потому что адвокаты – это последнее звено, которое не монополизировано злыми силами.

(Относительно ЛГБТ стоит добавить, что основная угроза для этих сообществ – не идеологические крайне правые, а обычная гопота и клерикальные группы, которые начали осознавать, что ст.161 УКУ чудесно может применяться за «нарушение равноправия» на основании религиозных убеждений).

Но вместо этого всё внимание сфокусировано на «обуздании» крайне правых. Имея на руках все факты, вроде как разумные люди продолжают натягивать сову на глобус.

3. К чему это приводит и будет приводить всё чаще?

Это приводит к 24 годам тюрьмы для украинского воина Виталия Маркива по абсолютно абсурдным обвинениям. Потому что любой украинец с явно выраженной патриотической позицией – это «нацист». А державший в руках оружие – «нацист» автоматически.

Это выльется в очередные безнаказанные убийства активистов и журналистов, которые посмели затронуть темы строительства, незаконной добычи песка или вырубки леса. Потому что заказчиков / вдохновителей этих преступлений нельзя выявить через фильтр «экстремисты» и «крайне правые». Точка приложения усилий в другом месте. И такой сбитый фокус очень выгоден нашим феодалам, потому что они вне опасности.

Это может быть непонятно нашим европейским друзьям. Но ведь украинским общественным активистам, политикам и журналистам - это же понятно?

Те, кто имеет возможность это доносить – должны это доносить.